Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Папино поле

2006-07-13
Марина Лупейкене



Именно он да еще Алексей Федорович Борозенец и Николай Данилович Данько стали пионерами фермерского движения в районе. Курьинские хлеборобы-первопроходцы тогда, в начале 90-х годов, поражали высокими урожаями, новой организацией труда, иным взглядом на крестьянский труд.

В семье Айгазиновых в заботе и любви росли три дочки, учились, взрослели, отходили от родительского дома. У всех сестер высшее образование. Младшая, Евгения, работает психологом в социальном приюте, средняя, Татьяна, — профконсультант центра занятости. Наталья, старшая из девочек, уехала учиться на Алтай, там вышла замуж, но всегда хотела быть ближе к родной земле. Она вернулась в Краснозерье, занялась коммерческой деятельностью, от сельского хозяйства весьма далекой. Когда перед семьей встал вопрос о том, как жить дальше без папы именно Наталье пришлось сделать выбор: продолжить фермерское дело семьи Айгазиновых или нет?

Наталья Владимировна сделала выбор в пользу земли и в первый свой год работы на ней доказывала, опять же в первую очередь самой себе, что «сможет, потому что так надо, должна, раз она теперь в ответе за всех членов фамилии по долгу старшинства». «Если бы не было всесторонней поддержки, — говорит она, — не знаю, справилась ли. Я благодарна дяде, брату отца, Виктору Константиновичу Айгазинову, моему верному консультанту во всех вопросах. Николай Степанович Пищита помог с оформлением документов, Александр Петрович Нестеров — с обменом семенного фонда. Братья Гожих и Кобяковы, Иван Вотчинников… да многие. У нас, в Курье, 16 фермерских хозяйств, стараемся держаться друг друга, выручать, помогать.

Накладки в работе случались нередко. «Когда я в первый раз поехала на элеватор сдавать зерно, — продолжает Наталья Владимировна, — то загрузила неподработанное. Зерно не приняли — сорное. Стою, реву, подошел директор Половинновского элеватора Денис Викторович Субботин, сам влез на машину, посмотрел, что привезла, дал адрес, где такую пшеницу можно подработать, а потом еще и с реализацией помог. Там, на элеваторе, есть еще один замечательный человек — Ирина Николаевна Рябцева. Она объяснила все этапы работы с зерном, научила добиваться качества продукции, ее соответствия ГОСТам».

Земли у фермера Байжановой 200 га, в этом году половину оставила под парами, остальную засеяла пшеницей. Чтобы обрабатывать поля, нужны люди, и люди надежные. Найти таких становится все сложней. За два предыдущих сезона Наталье пришлось сменить три бригады работников. Как будет нынче — время покажет.

Буквально все свои поля перемерила начинающая фермерша шагами, знает все колдобинки. Досконально изучила сеялки. Это уже после того, как в первую свою посевную массу времени извела, взвешивая, перемеряя на кантарях, ведрами семена. Все стремилась сделать правильно: второй раз не пересеешь! Самые простые вопросы, например, как пахать — отвально или безотвально — ставили в тупик. А как лучше? Опять бегом консультироваться к людям, книгам. Поломка техники вызывала стойкий ужас и массу вопросов. Те знания, что для мужчин считаются элементарными, многих женщин повергали в ужас. «Я буквально изводила мужиков дотошными почему да отчего? Их терпению приходилось только удивляться, но все подробно растолковывали. Бралась за специальную литературу, штудировала каталоги на все виды техники, ассортимент магазинов запчастей. Сама вожу машину, так успеваю и в поле, и за деталями, и за советами».

Наталью Владимировну, как и других зернопроизводителей, хлестко бьют по рукам цены: низкие на зерно, высоченные на ГСМ и технику.

Вопрос для многих крестьянских хозяйств стоит уже о простом выживании. Актуально сохранение того, что пока еще есть на сегодняшний день. Удобрения, гербициды дорогие, а куда без них? Купить новую технику — неподъемно. Ремонт имеющегося технопарка выливается в крутую копеечку. Но уж без этого точно не обойтись. Брать кредит у государства через банк волокитно, да и страшновато. Наталья на это пока не решается. На Алтайском элеваторе ссудилась деньгами под зерно будущего урожая, понятно, что осенью кредиторы цену на пшеницу продиктуют. А каким будет новый урожай? Прогнозируется засуха.

Два прошлых года не принесли удовлетворенности результатами труда. Работала над качеством, старалась, а продала пшеницу только чуть-чуть дороже той же культуры низкого класса. Есть ли смысл добиваться этой самой классности? Пересмотреть посевные культуры? Это опять повлечет огромные финансовые затраты. «Пшеница все равно должна быть востребована», — считает молодая хозяйка земли. Хотя хозяйка — это условно, большая часть земли в аренде. Провести договоры на земельную собственность через учреждение юстиции те, кто трудился и трудится на полях, не могут. По крайней мере, в Курьинском таких фермеров нет. Селяне — простые добросовестные труженики, куда им до разгадывания юридических заковырок. К примеру, с этого года земельный налог фермеры будут отчислять в бюджет муниципальных образований, и есть уже фирмы-посредники в Новосибирске, берущиеся за определенную мзду регулировать этот вопрос. Зачем разводить сложности в этом? Четко и ясно пропишите цифры в законе, а уж крестьяне сами разберутся с платежами. Так нет. Неистребимо желание поучаствовать в обираловке земледельцев.

Бесконечные вопросы, проблемы, как из рога изобилия, несутся в фермерскую жизнь. Где брать силы на преодоление? Наташа черпает их в семье. В первую очередь подпитка идет от мамы Надежды Жомабаевны. Если бы не беда, то в этом году отметили бы родители 36-летие совместной жизни. Жена фермера научилась за долгие годы разбираться в проблемах земледелия от и до. Надежда Жомабаевна узнает свои тракторы и машины по звукам моторов. Ни разу не ошиблась с определением: «Вот наша машина едет». Мама поддерживает дочь, советует, учит. Ее уверенность в работе на земле всегда была полной. Этой весной впервые робко заговорила о том, что, может быть, действительно хватит фермерствовать: «Мужчинам тяжело — бросают, а уж тебе-то!» Но в семье Байжановых-Айгазиновых есть особая черта: если взялся за дело — доведи до конца. «Оставить землю можно, не пожалеть бы потом», — не соглашается пока с матерью Наталья.

«Наши родители между собой очень дружно жили. Меня и сестер родители баловали, окружали теплотой и заботой. Достаток в семье всегда обеспечивал отец. Мама создавала и хранила семейный уют. Папа много трудился. Дядя Леша Борозенец рассказывал, что в поле в страду они яйца нечищенными на ходу ели, а отец спокойно подтверждал: «Да. Жалко было комбайны для еды останавливать». И в этом весь отец — трудоголик. А в быту он был очень простым, открытым, добрым человеком. Наш дом всегда был и есть открытым для друзей. Мама — хлебосольная хозяйка. Все, что мы с сестрами умеем, от нее. Она научила домоводству, манере одеваться, строить семейные отношения. Родители заложили в нас умение дружить, любить близких, уважать людей. У меня с сестрами разница в возрасте 5 и 7 лет, достаточная, но друзья у нас общие на всех троих. Мы ничего не делим на «твое, мое», помогаем друг другу. Единственное, к чему не приучили нас родители, так это быть равнодушными к хамству, грубости. Я очень теряюсь, обижаюсь до слез, когда встречаю резкий отказ, высокомерие, которые, к сожалению, встречаются все чаще и чаще у людей. Нас в семье к такому не приучили, нет иммунитета».

Владимир Константинович Айгазинов очень гордился своими дочками и всегда повторял, что ни за что на свете не променял бы их на самых прекрасных сыновей. Он их так всех и звал — «мои девочки», в том числе и жену. Дедушкину манеру обращения подхватила внучка Асель, дочь Натальи Владимировны. Мамины сестры, молоденькие тетушки, — это теперь ее девочки, большие старшие подружки. Мама же — главный друг. Только вот у мамы совсем мало времени для дочушки. Она ведь теперь по праву старшей в ответе за всех членов семьи, за дело.

Авторитет папы помог и помогает Наталье Владимировне. «Многие помнят добро, когда-то сделанное отцом. Папы нет рядом, но он продолжает мне помогать в жизни, в работе. Потому, как бы несладко мне ни приходилось, я не могу предать дело, начатое им. У папы всегда была ухоженная земля, как позволить ей зарасти бурьяном? Да и односельчане подбадривают, стараются слова добрые сказать и просят: «Девчонки, вы только не бросайте землю!» В этом году построила склад для зерна, опять шажок вперед. Вот только нет твердой уверенности в завтрашнем дне, а у кого она сейчас есть?»

Может, кому-то покажется, что Наталье Владимировне фермерствовать легче, чем другим. Она идет по следам отца, заложившего крепкую основу в деле. А на мой взгляд, наоборот, намного тяжелей. Ведь планка качества работы поднята Владимиром Константиновичем Айгазиновым (СВЕТЛАЯ ЕМУ ПАМЯТЬ) очень высоко. Его «девочке», доченьке Наташе, до такого уровня еще расти. Хватит ли ей сил? Идет третий год испытания землей для Натальи Владимировны. Сколько слагаемых нужно для того, чтобы не стал он последним, а, напротив, из года в год наливались спелостью колосья пшеницы на завещанном папой поле?!

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
23.11.2020
Вакцинацию препаратом от коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона» прошли первые пять добровольцев в возрасте 60 лет и старше, сообщили в пресс-службе Роспотребнадзора.
Добровольцы начали доставлять льготные лекарства пациентам из группы риска в Новосибирске - пожилым людям и тем, кто по состоянию здоровья не может прийти в поликлинику.
Фуд-корты, детские площадки и кинотеатры в торговых центрах попали под ограничительные меры с 16 ноября. Общепиту две недели можно работать лишь навынос. Новосибирцы стараются обхитрить систему и едят гамбургеры по углам, отворачиваясь от охранников. На самом большом фуд-корте в «Меге» посетители продолжают обедать за столиками некоторых ресторанов.
Наряду с обеспечением населения медикаментами в центре внимания и продовольственная безопасность. В правительстве региона обсудили, как помочь оптовым и розничным продуктовым рынкам в Новосибирске - они оказались в трудной ситуации из-за пандемии.
На дистанционное обучение с понедельника, 16 ноября, перешли 40% школьников региона или 140 тысяч учащихся. У многих из них возникают проблемы организационного и технического плана, а кто-то за три дня дистанционки успел получить двойку - за неподключение. Министр образования региона заявил, что так оценивать успеваемость сейчас недопустимо.
Пимокатный двор появился в Новосибирске. Открыл его умелец, который больше десятка лет делает обувь из шерсти, без каких-либо механизмов. Корреспонденты ОТС узнали, сколько времени мастер тратит на одну пару и почему носит повязку на голове.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^