Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Что такое «суверенная демократия» и с чем ее едят

2006-07-28
Андраник Мигранян



Во-первых, в термине «суверенная демократия» присутствуют два разнородных понятия, которые, видимо, не позволяют однозначно воспринимать само понятие «суверенная демократия». С одной стороны, в нем присутствует термин «суверенитет», который, как правило, применяется к государству, как к субъекту международных отношений. С другой стороны, понятие «демократия» олицетворяет форму политической власти, что в принципе не зависит от степени суверенитета государства. Государство может иметь ограниченный суверенитет вне зависимости от формы политической власти — демократическая ли она, авторитарная или даже тоталитарная.

Таким образом, как я уже сказал, в самом термине «суверенная демократия» кроется серьезная проблема. В нем соседствуют два понятия, которые относятся к двум принципиально разным сферам жизни государства — одно к суверенитету государства, а другое к форме организации власти. Возникают и некоторые другие вопросы. Например, если применительно к существующей власти используется термин «суверенная демократия», то предполагается, что это какая-то особая демократия, которая отрицает само понимание универсальных демократических институтов и ценностей, присущих ведущим западным странам. Конечно, вряд ли Президент России и заместитель главы кремлевской администрации подразумевают, что в России существует какая-то особая форма демократии, иначе возвращаемся к расхожему лозунгу «Россия — родина слонов». Подобно социалистической демократии суверенная демократия также не имеет ничего общего с действующими на Западе демократиями.

Совершенно очевидно, что и заместитель главы администрации, и президент признают наличие универсальных ценностей либеральной демократии. Конечно, они понимают, что есть некая идеальная модель демократии, будь то плюралистическая, элитарная, плебисцитарная, демократия согласия и так далее, в рамках которых действуют принципы индивидуальной свободы человека как неотчуждаемой от него сферы, в которую не может вмешиваться государство, а также определяется характер отношений между государством, гражданским обществом и индивидуумом.

Итак, совершенно очевидно, что авторы концепции не предполагают отказ от универсальных демократических ценностей.

Иногда критики понятия «суверенная демократия» спрашивают: а что, существуют и несуверенные демократии? Хотел бы отметить, что даже среди современных развитых держав имеются несуверенные демократии, то есть когда демократия навязывается извне в течение длительного времени, когда внешними усилиями обеспечивается развитие демократических ценностей и политических институтов, которые при этом усваиваются большинством народа.

Например, после Второй мировой войны немецкий народ, политический класс Германии усваивали демократические институты и ценности в условиях оккупации страны союзными державами. Фактически конституция Германии была написана в условиях иностранной оккупации; в течение длительного периода времени извне поддерживалось становление и развитие демократических политических институтов. Только когда экономика Германии встала на ноги, политические институты стали более или менее эффективно функционировать, внешнее влияние и подстраховка стали уменьшаться. Включение Германии в структуры ЕС и НАТО также ставило целью «приручать» Германию и воздействовать извне на ее внешнюю и военную политику, при этом германская экономика вовлекалась в транснациональные структуры. Таким образом, страна постоянно находилась под опекой.

Следует напомнить также, что автором конституции Японии считается американский генерал Макартур. Командование оккупационных войск не только разработало, но и внедрило демократические политические институты и ценности в политическую и экономическую систему Японии, вовлекая эту страну в военно-политический союз с США и сохраняя там американские оккупационные войска вплоть до 70-х годов. Только в результате длительной внешней опеки Япония оказалась интегрированной в японо-американские и японо-западные структуры. Как в Германии, так и в Японии этому способствовал серьезный подъем экономики и общее улучшение социально-экономического положения благодаря плану Маршалла для Европы и экономической помощи Японии со стороны США.

Так что в принципе существовали и суверенные, и несуверенные демократии. К суверенным относятся демократии, которые не навязывались, а возникали на собственной почве — в Великобритании, а затем и в США. И, пожалуй, можно сказать, что из числа великих держав во Франции демократия развивалась без серьезного внешнего воздействия, на собственной почве. Это заняло, конечно, очень длительный период времени и сопровождалось революциями, свержением монархии, восстановлением монархии и многими-многими серьезными социальными потрясениями.

Может быть, наиболее важным сегодня является вопрос: а зачем в наше время России нужна такая концепция, как «суверенная демократия»? Мне представляется, что власти, видимо, не удовлетворены теми определениями, которые давались сложившемуся в России в 2000-е годы режиму и которые, кстати, неадекватно отражают его характер, а именно «управляемая демократия» или «авторитарный режим».

Вспомним, что в 70-е годы прошлого века в целях вмешательства во внутренние дела других стран США придумали универсальную концепцию — обеспечение прав человека и демократических свобод повсюду в мире. Под этими лозунгами осуществлялось давление на входившие в советский блок страны Восточной Европы, на Советский Союз, на другие страны.

С учетом этого опыта в качестве идеологической и внешнеполитической контрконцепции можно рассматривать понятие «суверенная демократия», которое, на мой взгляд, может быть использовано такими странами, как Россия, Китай, Индия, некоторые страны СНГ, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, как противодействие вмешательству США.

Эта концепция может объяснить два очень важных процесса, через которые проходят перечисленные страны. В них идет процесс формирования политических институтов и ценностей на пути создания идеальной модели либеральной демократии. В этом направлении развиваются политические системы и более продвинутых западных демократий. Но вышеназванные страны усваивают демократические институты и ценности исходя из собственных исторических традиций и особенностей. Они не хотят и, даже при желании, не могут перенести на национальную почву готовые политические институты и ценности из стран Запада и особенно США. Механически перенесенные институты и ценности из одной страны в другую могут пустить корни после многолетних и настойчивых усилий, как это было в Германии и Японии, где находились союзнические войска, были союзнические деньги, продовольствие, инвестиции, которые создавали благоприятную почву. В противном случае происходит отторжение, как это многократно бывало, когда страны пытались на собственную почву механически переносить американские, британские или европейские конституционные модели, в которых идеально прописывались все демократические права и свободы личности, идеальные механизмы функционирования системы, но которые не имели никаких шансов пустить корни в этих странах и обеспечить эффективную работу сформированной таким образом политической системы.

Второй очень важный момент сводится к тому, что при «суверенной демократии» сами эти страны, сами народы, политические классы определяют время, темпы и последовательность развития политических институтов и ценностей без искусственного подталкивания извне. Необходимо, чтобы этот процесс вытекал из внутренней логики внутриполитического развития того или иного государства. Внешнее подталкивание без понимания внутренней природы режима может привести к прямо противоположным результатам.

Заканчивая, следует отметить, что, в отличие от «цветных» революций, используемых для «строительства» мира по-американски (PaxAmericana), концепцию суверенной демократии могут применить только страны, которые сами хотят развить демократические институты и ценности. В таком случае на всякое западное вмешательство они вправе ответить: мы строим суверенную демократию, мы двигаемся в русле развития западных институтов и ценностей, но мы сами определяем и «повестку дня» этого процесса. Конечно, для того чтобы позволить себе это, безоговорочным условием или, как говорили римляне, conditio sine qua non является государственный суверенитет. Если у страны нет реального государственного суверенитета, то она практически не сможет обезопасить себя от вмешательства внешних сил, которые не смогут устоять перед соблазном определять внутреннюю и внешнюю политику тех стран, которые не обладают в полной мере государственным суверенитетом.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год