Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Что смотрит «по ящику» Константин Эрнст?

28.09.2006 00:00:00



У «Первого канала» (оставим в данном случае из-за необъятности темы за скобками общественно-политические передачи) репутация приличная. И все же: какое ТВ любит сам Эрнст и что бы он сделал, применительно к телевидению, «будь у него в руках волшебная палочка»?

Сегодняшний «ТВ-смотритель» представляет читателям фрагменты интервью Константина Эрнста журналу «МИГ».

— Вопрос несколько общего характера: как развивается телевидение в России?
— Люди насмотрелись западного кино и потеряли к нему всякий интерес. Даже премьерный показ голливудской картины с бюджетом 70 миллионов долларов не гарантирует приличного рейтинга.

За десять предыдущих лет зрители «объелись» иностранным продуктом. Они больше не хотят его. Американские сериалы вообще не имеют успеха на русском телевидении.

— Что в тематике программ и сериалов считается наиболее важным? Есть ли у вас какая-то идея, близкая советской задаче воспитания зрительских масс?

— Есть, но мы ее не артикулируем как воспитание. Если кто-то сочтет, что он должен воспитывать страну или народ, его пора помещать в клинику. Мы стараемся предлагать неглупое содержание, желательно базирующееся на гуманистических принципах. Мы понимаем, что нас смотрит самая широкая и, соответственно, самая нетолерантная аудитория, поэтому мы очень осторожно относимся к сексу и насилию, которые, естественно, не могут не появляться в игровой или документальной продукции о сегодняшнем дне.

— Кто принимает такого рода решения?

— Я единолично принимаю такие решения в ситуации, когда нет времени для коллективных обсуждений, когда программа идет в эфир, допустим, через час. Если обсуждается проект, выходящий в эфир в следующем месяце, то команда канала, группа из 15 — 20 человек, смотрит, обсуждает, спорит и приходит к какому-то общему мнению.

— А вот что касается кино «Ночной дозор», «Дневной дозор» и всех прочих будущих «дозоров», о которых вы договорились с компанией «Fox Searchlight». Это разовый удар с целью поразить американский кинопрокат или составная часть какой-то более развернутой программы?

— У нас, естественно, существуют программы совместного производства. Американцы очень интересуются российским рынком, а мы очень интересуемся англоязычным рынком. Если «Ночной дозор» соберет в мировом прокате 32 миллиона долларов, в которых наши партнеры уже уверены, то приплюсуйте почти 18 миллионов в российском прокате, и получится, что картина с бюджетом в 2 миллиона долларов собирает 50 миллионов долларов в кинотеатрах. Это очень хороший показатель соотношения затрат и доходов...

— Как вы оцениваете ситуацию в российском прокате?

— Мы вернули соотечественникам желание смотреть русское кино. Они очень долго не верили в его существование, но теперь «молодняк» сказал: «Наши могут! Там говорят на моем языке, показывают город, в котором я живу». Российская актерская школа в общем неплохая, лучшие американские актеры всегда ориентировались на Станиславского и на студию Ли Страсберга. Когда за последние два года появились большие русские картины, зрители стали сравнивать игру и говорить: «Я думал, Брэд Питт такой замечательный актер, а он просто симпатичный парень, а играет он не очень». Стали обнаруживать, что огромное количество американских звезд играть не умеют. Они симпатичные и обаятельные, но актерства у них немного. Наши актеры в целом играют получше. Нас спрашивают: Константин Хабенский говорит по-английски? Мы отвечаем: увы, не говорит. Они посмотрели на него, поняли, что это трендовый персонаж. Но плохая школа обучения английскому языку в советской образовательной системе испортила, к сожалению, много актерских карьер.

— И, возможно, сохранила отечественный кинематограф. С актерами не получилось утечки, как с учеными. Если бы у вас в руках оказалась волшебная палочка, что бы вы сделали в своей профессиональной жизни?

— Я хотел бы, чтобы то телевидение, которое я люблю делать и смотреть, пользовалось такой же популярностью, как программа «Кривое зеркало» и мелодраматические сериалы.

— В чем особенность телевидения, о котором вы мечтаете?

— Я и моя команда любим умное, качественное, тонкое, художественное телевидение. Аудитория, к сожалению, любит телевидение гораздо проще, незамысловатей. Как только телевидение пытается копнуть глубже, аудитория на это болезненно реагирует: «Вы нам нужны, чтобы расслабиться и отдохнуть, не грузите». Мы работаем в сфере обслуживания населения и предлагаем ему те «пирожки», которые оно любит. А мы любим «баранки»...

— Что смотрите для личного удовольствия?

— Хорошее документальное кино, хорошие фильмы, которые дадут нулевой рейтинг на «Первом канале». Мне интересны экспериментальные программы, в которых исследуется психология поведения людей. Я люблю телевидение, которое чуть-чуть «грузит», заставляет подумать, включает зрителя в активный процесс. Большая часть аудитории никакого процесса сотворчества не хочет. Она хочет, чтобы ей просто почесали пятки.

— Вы начинали как автор и ведущий телепрограмм. Нет ли желания размять творческие мышцы?

— В «Дозорах» я был соавтором сценария, просто не афишировал этого. Мне не нужны титулы. Я давно удовлетворил свое самолюбие. Когда я шел работать на телевидение, мне страшно хотелось, чтобы у меня брали интервью и публиковали мою фотографию на обложках журналов. Сейчас мне это вообще перестало быть интересным. Интервью я даю чрезвычайно редко, только если каналу нужно что-то проартикулировать или прорекламировать. С точки зрения творчества я не испытываю проблем. Раньше я работал во «Взгляде», в программе «Матадор», а сейчас работаю в большом количестве творческих команд. Есть программы, которые я делаю сам от начала до конца. В «Дозорах» я принимал участие в написании сценария и подборе актеров, а также в монтаже, озвучивании и цветокоррекции картины. Но большинство людей все равно не понимают, для чего нужны продюсеры и какова их роль. «Ночной дозор» — мой и Анатолия Максимова продюсерский проект.

— Как вы проводите досуг?

— Я работаю по 16 — 18 часов пять дней в неделю, в субботу работаю шесть часов. В качестве релаксации заезжаю с работы в любимый книжный магазин, который открыт до часу ночи, залезаю на лестницу, нахожу на пятой полке нужную книгу, сажусь ее листать. Это меня расслабляет лучше всего.

— Я думал, что ответом будет гольф или теннис.

— Зачем говорить неправду?

— Если книги — страсть, что входит в обойму чтения?

— Сейчас я больше читаю нон-фикшн. Художественную литературу стал читать гораздо меньше. А биографии — это квинтэссенция жизненного опыта. Я думаю, что люди смотрят кино еще и ради того, чтобы бессознательно получать квинтэссенцию чужого жизненного опыта, стратегии поведения в разных ситуациях.

Родился 6 февраля 1961 года в Москве.
Окончил биологический факультет МГУ, кандидат биологических наук.

С 1988 года — сотрудник Главной редакции молодежных программ ЦТ Гостелерадио СССР, в программе «Взгляд».

С 1990 по 1995 гг. — автор и ведущий программы «Матадор».

С 1995 года — генеральный продюсер ЗАО «ОРТВ».

С 1999 года — генеральный директор телекомпании «ОРТ»

(c 2002 года – «Первый канал»).

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс

Новости
Профессор МГАХИ и кандидат искусствоведения  Николай Васильев провел авторскую экскурсию по главным архитектурным памятникам и нетуристическим объектам Новосибирска.
21.10.2021 фото
Сталь, железобетон и причудливые формы. Здания советского модернизма можно встретить на всем пространстве бывшего СССР. VN.ru спросил архитекторов города – какими зданиями, построенными в конце прошлого века, можно гордиться.

29.09.2021 Видео
Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.