Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Настоящий человек

17.02.2007 00:00:00
Зоя Семьянова



Он с нами, мы — с ним
На улице Амбулаторной сломалась колонка. Жители сидят без воды. Иван Семенович, человек отзывчивый и безотказный, прислал к месту аварии слесарей. Колонка заработала. Случай этот был в 1978 году. С того времени и по сию пору ходокам к нему нет числа. И всем Иван Семенович помогает, ему всех жалко, тем более что среди жителей поселка немало бывших сотрудников его больницы, которые сейчас на пенсии.

Просьбы о помощи разнообразные: угля привезти, дров (спиливают на территории старые деревья), крыши подлатать, сделать ремонт. На пенсионные денежки не сильно-то разбежишься. Взяты на учет участники войны и труженики тыла. Им особое внимание. Потом местная власть вообще поручила главврачу и его больнице частный сектор, поэтому появилось в его учреждении поликлиническое отделение с узкими специалистами и лабораторией для прикрепленного населения.

Вот что рассказывает старшая медсестра одного из отделений Зинаида Ильинична Антонова:

— Для нас Иван Семенович как отец родной. Работаю с ним 47 лет, уже состарилась, но не ухожу. Вы посмотрите, наш коллектив как одна семья. Все построено на территории и посажено на огородах своими руками. Под руководством главврача начиная с 1966 года построены и введены в эксплуатацию лечебные корпуса, производственные мастерские, городской водопровод, ЛЭП, лаборатории, аптека, пищеблок, гараж, склады, жилые дома, котельная. Как же можно уйти от такого руководителя? Пока он с нами, мы — с ним.

При выписке словно воскресшие
Седьмое отделение здесь считается самым тяжелым. Рассказывает медбрат Виктор Клементьевич Свекла:

— Зачастую к нам привозят бомжей со свалок и помоек. Вшивые, грязные, больные. Всех надо обмыть, побрить, подстричь ногти, привести в божеский вид. Некоторые из новичков — буйные, те, что не отошли от похмельного синдрома, матерятся, плюются, бросаются в драку. И сколько надо душевных и физических сил, чтобы выдержать все это! А при выписке совсем другие, словно воскресшие из мертвых. Благодарят медиков, хотят видеть в нас друзей...

Сообщение медбрата дополняет заведующий 17-м отделением Николай Михайлович Мухомедзянов:

— Наши врачи не признают скоростных методов исправления, например, алкоголиков. По сравнению с двухчасовым кодированием в частных клиниках у нас один месяц идет медикаментозное лечение, в течение второго — следим, чтобы не было тяги к спиртному. Третий месяц — реабилитационный, с помощью трудотерапии. Поручаем работу на территории: летом — огороды, благоустройство. Зимой — уборка снега. Но не только это. К нам поступали бывшие слесари, каменщики, механики, инженеры, плотники, швеи, художники и даже академики. Их привлекали к строительству корпусов, других сооружений, где желающие с удовольствием, с хорошим настроением работали, вспоминая свою трезвую жизнь. Шили белье, ухаживали на ферме за гусями, курами, свиньями. Вся полученная продукция шла и идет на стол больным. Питание и лечение бесплатные.

Не верили в исправление
Я знала своего родственника с самого его рождения. На нашей улице ему дали кличку Боцман. В войну матери вкалывали от темна до темна на заводах и фабриках. До мальчишек никому не было дела.

Беда грянула неожиданно, когда шестнадцатилетнего мертвецки пьяного Боцмана дружки-пропойцы стали волоком доставлять домой. Бросали у ворот. Мать, всплеснув руками, также волокла его в дом. Это продолжалось несколько лет. Потом Юра ненадолго притих — женился, влюбившись в женщину-инвалида. Его жена, назовем ее Неля, превратила их кооперативную квартиру в уютное семейное гнездышко. Но ничего не могла поделать с его пагубной привычкой. Невменяемый, он иногда приползал домой и заваливался в одежде и обуви на постель с белыми накрахмаленными простынями. Неля была в шоке, но упрямо твердила, что она его исправит, хотя не знала, как. Родственники до того устали от его беспробудных пьянок, что не верили, в том числе и я, что этот кошмар можно остановить.

Но нашелся хороший человек, подсказал Неле: мол, вези мужа к Толпыго в 4-ю психиатрическую больницу, где лечат не только лекарствами, но и трудотерапией. Юру приняли на работу сантехником (до пьяной жизни он закончил профучилище). Это возвышало его в собственных глазах — не просто больной, а специалист.

В те годы от сада Дзержинского до поворота на психбольницу автобус почти не ходил, и Неля с больной ногой не один километр шла пешком к мужу, носила ему гостинцы. Готова была ползком ползти к месту его нового пребывания, лишь бы он исправился, бросил пить.

После курса лечения уже дома прежние дружки пытались его провоцировать, подсовывали стакан с водкой. Но Юра был неумолим, к спиртному его больше не тянуло.

Прошло двадцать лет. Юра — на пенсии. За эти годы обязанности у мужа и жены поменялись, тем более что Неля дома поскользнулась, упала и сломала больную ногу, которая затем не срослась. Как бы в благодарность за духовный подвиг жены Юра взвалил на себя груз семейных забот. Неле как инвалиду государство выделило дешевую автомашину, и Юра возит жену на работу, ездит на рынок и в магазины за продуктами, работает на дачном участке и иногда вспоминает добрым словом врачей-целителей из толпыгинской команды.

Мечта «заморожена»
Если в летнюю пору чуть отойти от корпусов и подняться на пригорок, глазам предстанут огромные, как в совхозе, поля с цветущими картофелем, кабачками, свеклой и другими овощами, салатом, укропом. Большое подсобное хозяйство требует ухода и заботливых рук. Сотрудники отделений имеют свои делянки и дружно, вместе с желающими пациентами, занимаются коллективным трудом. Словно малые дети, поднимаются от земли высаженные весной десятки кустиков смородины и яблонь.

Лиственницы, ели и березы на территории создают такой аромат, что не надышишься. Возникает ощущение, что находишься в элитном санатории. На скамеечках мирно беседуют женщины и мужчины, вышедшие из палат подышать свежим воздухом.

Заместитель главного врача Вера Ивановна Рудчик с грустью показывает кипу документов, в каждом из которых так и сквозит любовь и признание заслуг не только коллектива, но прежде всего его руководителя — выдающегося организатора здравоохранения, проработавшего на ниве милосердия почти шесть десятилетий.

Время сейчас такое сложное, что и заслуги, и признание не помогают Ивану Семеновичу завершить большое дело — достроить корпус на 500 больных, с физиокабинетами и бассейном. Собственно, сам корпус уже давно стоит. Не хватает денег на отделку. Мечта лечить больных в еще более удобных и комфортных условиях остается нереализованной, и это более всего его огорчает.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс

Новости
Профессор МГАХИ и кандидат искусствоведения  Николай Васильев провел авторскую экскурсию по главным архитектурным памятникам и нетуристическим объектам Новосибирска.
21.10.2021 фото
Сталь, железобетон и причудливые формы. Здания советского модернизма можно встретить на всем пространстве бывшего СССР. VN.ru спросил архитекторов города – какими зданиями, построенными в конце прошлого века, можно гордиться.

29.09.2021 Видео
Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.