Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Явился на этот свет, огляделся — хорошо! Но бороться надо»

22.09.2007 00:00:00
Галина Черезова
«Явился на этот свет, огляделся — хорошо! Но бороться надо»
Человек по природе уникален. В его организме скрыты потрясающие резервы. 90 лет — уважаемый возраст. В свете наших сегодняшних представлений. Но если человек активен, деятелен, если мозг у него работает, как в юности, о какой старости может идти речь? У души нет возраста. Подводит бренное тело. Да и то, если уметь содержать его в порядке, чему дух — первая подмога, можно жить полноценно, сколько бы тебе ни было лет, — удивляться, радоваться, творить.



Валентин Антонович Каток из этой когорты. В свои 90 он водит машину. Не пользуется посторонней помощью в ведении домашнего хозяйства. Обладая недюжинным интеллектом, пишет статьи на разные темы и стихи. А в двухкомнатной квартире, где живет один, выращивает огурцы, перцы и помидоры, которых вполне хватает не только для витаминных салатов к обеду, но и на зимние заготовки.

Корни
Родом Валентин Антонович из Верхнеудинска, ныне — Улан-Удэ, столицы Бурятии. Его предки обосновались в Забайкалье еще в ХIХ веке. Верхнеудинск был одним из основных опорных пунктов русского оружия Дальнего Востока и Восточной Сибири. Здесь находились военные гарнизоны, стояли Его Императорского Величества казачьи полки с приданными саперными, понтонными, железнодорожными подразделениями. В 120 километрах от монгольской границы располагался знаменитый Селенгинский полк, участвовавший в освобождении болгар от турецкого ига, а также Севастополя в 1854 году. В Верхнеудинских казачьих полках служили известные в истории гражданской смуты личности — одиозные барон Унгерн и атаман Семенов, крупные военачальники Великой Отечественной войны — маршалы Мерецков и Рокоссовский.

Предки по матери, вольные казаки-ушкуи, царской власти не подчинялись, совершали разрушительные набеги на богатые государевы и купеческие баржи. За что и сослали одного из них на каторгу в Сибирь, в кандалах привезли в Нерчинск. Это был далекий прадед Катка. «За ним, — рассказывает Валентин Антонович, — и вся родова приехала». Все мужчины стали забайкальскими казаками того самого Селенгинского полка. И все служили на железной дороге — смазчики, стрелочники, машинисты. Строили ветку Трансиба — от Слюдянки до Петровского завода. А отец Валентина Антоновича, Антон Иосифович Каток, открывал первую стрелку первому паровозу, который прошел по этому участку пути между Читой и Иркутском. В Сибирь он попал из Польши, где жил в районе Голубых озер под Варшавой. Был призван в армию, воевал на японской, а затем на германском фронте в Первую мировую.

Зажиточно жили забайкальские казаки, соблюдая свои обычаи. Сыновей с трех лет на коня сажали. Держали хозяйство. Земли много, помещиков нет. Как пережили революцию — известно, раскололось казачество. Кто побогаче — за царя-батюшку, бедные — за советскую власть. Вне закона объявили казаков, 30 тысяч увел атаман Семенов в Манчжурию. По-разному сложились их судьбы, кто за границей оказался, а кто-то приспособился, новую жизнь строил, как Антон Каток. Но не избежал репрессий. В 1936 году объявили отца Валентина врагом народа, вместе с Рокоссовским сидел он в лагерях.

По следам Мандельштама
К тому времени Валентин закончил семилетку, работал монтером на паровозовагоноремонтном заводе в Улан-Удэ. После ареста отца сына направляют на «ударную» стройку, прокладывать железную дорогу до Комсомольска-на-Амуре. «Два года сплошного голода, — вспоминает Валентин Антонович, — норму не выполнишь, получишь 300 граммов хлеба вместо 800. Однажды горбушу привезли, накормили. А кругом болота, жара стоит. Чистой воды нет. Разгонишь головастиков и пьешь. Сколько народа от дизентерии полегло! Цинга. У всех почти куриная слепота. Так строили мы эту железную дорогу».

В 1938 году его «освободили» — призвали в армию. Попал на Тихоокеанский флот. Назначения ожидали в поселке Рыбачьем под Владивостоком. Там в бараках попеременно селились то вербованные рыбаки, то заключенные, ожидающие этапа на Колыму. «Жил я в том же бараке, где и Мандельштам в 1937 году, — рассказывает Валентин Антонович. — Об этом узнал от охранника. Он услышал, как я читал свои стихи матросам экипажа. А он тоже сочинял. Так мы познакомились. И рассказал охранник, как заболел Мандельштам в лагере. Показал место у колючей проволоки, недалеко от проходной, где нашли поэта в снегу, замерзшим. И прочитал его стихотворение. Я был поражен!»

Война
Из Магадана, где служил матросом на корабле, Каток попадает в 1942 году на Волховский фронт. Синявинские болота, Мясной бор — тяжелейшие бои на подступах к Ленинграду. Воюет в пехоте. Командир батальонного минометного расчета. Получает контузию, но остается в строю. После прорыва блокады Ленинграда, в январе 1943 года, перебрасывают в район Прохоровки. Шли ночами, форсировали по 80 километров. Но в бой не ввели, держали в запасе. Потом 2-й Украинский фронт. Воюет в составе 52-й армии в 294-й Черкасской, краснознаменной, ордена Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого стрелковой дивизии. Бои за Черкасск, Сумы, Полтаву. Четыре осколочных ранения. Серьезно покалечена рука, осколки попали в позвоночник, голову. Долгие месяцы госпиталей.

За мужество и героизм Валентин Антонович Каток награжден орденами Великой Отечественной войны I степени и Красного Знамени, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». Бережно хранит он письма украинских детей, в которых они просят ветерана рассказать, как он воевал за их родину — город Зеньков, село Тарасовка. О войне вспоминать тяжело, слишком много крови пролито было: «Пошли в бой — и минометный обстрел. Кричу лейтенанту: «Давай быстрей!», а он замешкался. Руку оторвало на моих глазах. И жилы белые, сахарные висят. Он кричит: «Где моя рука?!» А она в траве лежит. Окровавленная…»

Рабкор Каток
Залечив раны, Валентин Антонович вернулся домой, в Улан-Удэ. Снова трудится на родном заводе, которому отдано 35 лет жизни. Работает старшим электриком в цехах, мастером производства, мастером в железнодорожном училище. Несколько лет проработал в заводской многотиражке. Он верный рыцарь слова, пишет по сей день. В 1961 году закончил двухгодичный заочный лекторий по журналистике и фоторепортажу в Москве. Писал много. Печатался в «Правде Бурятии», «Гудке», журнале «Байкал», где выходили его рассказы, очерки на исторические темы, корреспонденции о производственных достижениях земляков. Дважды представляли заводского газетчика Валентина Катка к званию «Почетный железнодорожник», но доходило до парткома — и «резали». Не любили партбоссы критику. А перо у него было бойкое. Однажды написал фельетон. Содержание: строили заводчане стадион, после работы семьями трудились. Обещали — будут вам льготные билеты на все матчи. А построили — не пускают. Все лучшие места на трибунах отдали республиканской элите. Фельетон вышел, но никто его не прочел. Собрался партком, вызвали редколлегию, взбучку дали. И приняли решение: весь тираж, 3 тысячи экземпляров, сжечь!

С юбилеем!
Живет Валентин Антонович в наукограде Кольцово. Покинул родину пятнадцать лет назад, поменяв квартиру, чтобы быть рядом с детьми. Дети его — две дочери, внуки, зятья, продолжая семейные традиции, связали свою жизнь с железной дорогой. Трудятся на Новосибирском электровозоремонтном заводе.

Совет ветеранов наукограда, как говорит Валентин Антонович, для него «свет в окошке». Собираются ветераны, отмечают праздники, общаются. Председатель Анатолий Михайлович Чигинечев уже позвонил, предупредил Катка: давай готовься, будем твой юбилей отмечать! 24 сентября девяностолетие у Валентина Антоновича. Активный и творческий возраст, особенно в сочетании с мудростью и жизненным задором молодости.

«Явился на этот свет, огляделся — так хорошо! Замечательно! И вдруг увидел недостатки. Взаимопожирание. Люди беспощадно уничтожают друг друга. Природу губят. Где выход? Надо бороться. Человек живет 70—100 лет. А охота жить дольше. Хочется, чтобы люди доживали до 200 лет, и даже жили вечно!» — вот такой он, девяностолетний юбиляр! Редакция от всей души поздравляет Валентина Антоновича с замечательной датой. Счастья, благополучия, здоровья, оптимизма и бодрости на долгие годы!

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год