Новосибирск

За семьдесят лет после рождения

24.11.2007 00:00:00
Наталья Кривякина



Друг его сказал, что будет шофером, а Владимир заявил, что станет писателем. До сих пор он удивляется, откуда у него взялась такая мысль: родители были ведь совершенно безграмотными, мать в школе ни дня не училась, не до того. Зато был в их доме портрет Льва Толстого. Маленький Владимир часто смотрел на него чуть ли как не на бога и хотел быть таким же. Помнит он и первое свое стихотворение «Юный капитан». Появилось оно, когда двенадцатилетним подростком Володя так наплавался на плотах по Берди, что через день слег с высокой температурой и простудой. Тогда-то в полубреду, полуяви и появились первые строки.

До сих пор с большим уважением вспоминает он своего учителя литературы Валентина Григорьевича Мартыненко, организовавшего в школе № 2, где и учился Владимир, литературное объединение. Искать темы, видеть образы, облачать их в слова — все это оттуда. Стихи Владимир отправлял в областную газету «Советская Сибирь». А однажды, будучи семиклассником, поехал в редакцию. И сейчас, спустя десятки лет, помнит он, с какой сердечностью, добротой встретили его в газете. Вообще, по словам Владимира Васильевича, сотрудники «Советской Сибири» и та творческая атмосфера, которая царила в редакции, оказали большое влияние на становление его как поэта, журналиста. В «Советской Сибири» в середине пятидесятых годов вышла первая подборка стихов искитимского школьника Володи Стародубцева. Именно с этого и началась творческая жизнь поэта.

После школы он пошел устраиваться в редакцию районной газеты «Знамя коммунизма». Как раз к тому моменту освободилось место редактора районного радиовещания. Поначалу Владимир испугался, что ему, вчерашнему школьнику, доверили такое важное дело, но коллеги обещали помочь, и он остался. Не все сразу получалось у молодого журналиста. Бывали моменты, когда казалось, что написать еще что-то он просто не может. Как-то раз, месяца через три, Владимир решил уйти из газеты и поступил в ремесленное училище. Однако он сразу понял, что взялся не за свое дело. Учиться надо было тому, что любил больше всего — писать. Но… До лета и поступления в институт надо было чем-то заниматься. Пошел работать на радиаторный завод. И вновь неудача — из-за постоянных перепадов температур в цехе Владимир тяжело заболел. А уж когда оправился, вновь вернулся в районную газету, но уже не редактором радиовещания, а корреспондентом. Потом была армия. Отслужил Владимир стрелком-радистом в морской авиации, а вернувшись домой, в редакцию не пошел. Показалось ему скучно после такой, можно сказать, экстремальной службы сидеть в кабинетике. Решил он податься в строители, в организацию, которая тогда называлась «Стальконструкция» и занималась монтажными работами. В составе бригады высотников Владимиру Васильевичу удалось поработать на строительстве многих объектов, в том числе на ударной комсомольской стройке Искитимского шиферного завода. Как итог этого опыта — ряд стихотворений, посвященных человеку труда. Одно из наиболее ярких произведений — «Рождение романтики»:

Я думал:
В наш век — кнопки да атом,
Когда на работу шел впервые.
А мастер направил:
— Бери лопату!
И бригадир согласился:
— Примем...
...Бригада встретила
Не очень дружно —
Испытать хотела, видимо.
Я с ужасом смотрел,
Как романтика рушится,
Та,
Что в школе я выдумал...

«Райгород» — так называлось одно из первых стихотворений, и это название как ничто другое определило суть всей творческой биографии поэта. Небольшое, всего в несколько строф, появилось оно в начале шестидесятых, а навеяно было не только, да и не столько прелестью осенней поры, сколь красотой убранных полей, золотого зерна, людей, довольных своими трудами. Позже появилась поэма с таким же названием. Владимира Васильевича зачастую спрашивают, а почему «райгород», ведь принято говорить «райцентр».

— Я в это слово всегда вкладывал совершенно другой смысл, — рассказывает он, — я и образовал его не от слова «районный», хотя и это тоже подразумевалось, а от слова «рай». И не потому, что здесь райская жизнь. Просто Искитим — это город моего детства, моей юности, моей любви. С ним всегда были связаны самые светлые воспоминания. Хотя трудно было, конечно, все-таки детство прошло в годы войны, но впечатления остались самые яркие, и всю жизнь они волновали, волнуют и будут волновать.

Большую любовь к родному городу Владимиру Васильевичу удалось пронести через всю жизнь. Около двадцати лет маленькое стихотворение превращалось в полноценную поэму, которая и была опубликована на страницах опять же «Советской Сибири» в начале восьмидесятых годов.

Я трепетал, как лист
осиновый,
От новых чувств,
каких невесть,
К утру у лампы керосиновой
Фитиль вывертывая весь.
А утром, радостью гонимый,
На сердце чувствуя мороз,
Свои ночные строчки мимо
Подслеповатых окон нес...
(Поэма «Райгород»)

К тому времени Владимир Стародубцев стал уже известен не только искитимцам, но и всем любителям поэзии огромной страны. Его стихи публиковались в «Сибирских огнях», в «Молодой гвардии», в «Смене», даже в «Комсомольской правде». Владимир Васильевич вспоминает, как однажды прочитал, что ЦК ВЛКСМ и газета «Комсомольская правда» объявили конкурс «Наш современник». Председателем жюри был всеми любимый поэт Ярослав Смеляков. Владимир, конечно, сомневался и сам себя успокаивал, что, мол, если не опубликуют, то ничего страшного, много по всей стране стихоплетов. Каково же было удивление, когда стихотворение, посланное на конкурс, был опубликовано в ближайших же номерах. Так Владимир Стародубцев стал лауреатом Всесоюзного поэтического конкурса. После этого творчеством талантливого земляка заинтересовались в Новосибирске. Его произведения были напечатаны в «Молодости Сибири». В 1966 году он вновь стал победителем Всесоюзного фестиваля молодой поэзии, но на сей раз телевизионного. Тогда же, в шестидесятых, вышла в свет первая книжка Владимира Стародубцева «Добрый день вам». После этого были сборники «Под знаком угла», «Смастачить рай», «Семейный ларец».

Нежные, добрые, грустные, сотканные из череды образов, стихи стали любимы и узнаваемы.

Сытый август
И скупой
На тепло.
Увяла нежность
Трав, листвы,
И неизбежность
Холодов
Гнетет, хоть вой.
А душа моя,
Как стон
Тесноты многоэтажной.
Кто там бьется о бетон:
Птица
Или клок бумажный?
Но сосед сказал:
— Старик,
Люди к этому привыкли... —
Он сидел на мотоцикле
И как бог был в этот миг.
(«Август»)

Большой удачей в жизни считает Владимир Васильевич и знакомство с Аллой — супругой, подругой на всю жизнь, первой ценительницей и слушательницей на многие годы. В предисловии к последнему сборнику своих стихов, которое так и называется «Моя удача», Владимир Васильевич пишет: «Напишу новое стихотворение, пройду на кухню, прочитаю жене. Она хмыкнет: «Ыгы». Такой реакции мне достаточно, и аудитория удовлетворяет. Большинство стихов писалось, когда она от меня на шаг, стараясь пройти на цыпочках, услужить — покормить, попоить в любую минуту. Ее присутствие можно уловить во многих моих стихах...»

Нынче Владимир Васильевич будет отмечать не только свое 70-летие, но и 55 лет творческой жизни. А она, надо сказать, не закончилась. Практически каждый год Владимир Васильевич выпускает сборники или подборки своих стихов.

Многие искитимские поэты считают Владимира Васильевича своим учителем. Благодаря ему произведения молодых авторов появлялись на свет на страницах районной газеты, становясь первым шагом в мир большой поэзии. Кроме того, на протяжении уже многих лет Владимир Стародубцев возглавляет творческое объединение, в рамках которого поэты, писатели, художники не только имеют возможность представить свое творчество на суд товарищей, но и сами становятся строгими судьями произведений собратьев по перу. Такая работа позволяет совершенствоваться год от года. Кстати, уже не первый десяток лет ко Дню города в Искитиме выходит сборник стихов местных поэтов. Традиционно участие в нем принимает и Владимир Стародубцев, являясь и одним из организаторов, и строгим судьей молодых авторов.

Поэмы и стихи, эпиграммы и иронические зарисовки — все творчество Владимира Стародубцева есть своеобразная поэтическая история нашего края, написанная с особой любовью и теплотой.

Мой Искитим, мой Искитим,
Ты не чужой, ты —
побратим.
Мы на одно с тобой лицо,
Одною связаны судьбою,
И месяц тонкий над тобою,
Как обручальное кольцо.
На многотысячной любви,
Как на цементе высшей
марки,
Замешан разными людьми,
Замешан чудными людьми
Мой город маленький,
но яркий.
(Песня об Искитиме)

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Родня по переписке