Новосибирск
27.02.2008 00:00:00
Владимир Василенко
Впереди работы непочатый край
До президентских выборов остаются считанные дни. Событие, безусловно, очень важное для России. Можно было бы сказать — переломное, если бы не известные нюансы в расстановке политических сил. Когда масштабы личностей, идущих на выборы в качестве кандидатов (а главное — сил, что за этими личностями стоят), попросту несопоставимы, трудно говорить об интриге. Хотя, может, это и к лучшему. Выборы — это ведь не детективный сериал и не чемпионат по футболу, чтобы мерить их по принципу «интересности».



На пленуме совета Новосибирского отделения Аграрной партии России скучно не было — это точно. Хотя, казалось бы, всё располагало к очередной неспешной, формальной «заседаловке» — рутинной работе любой партии, любого органа власти. На повестке дня четыре вопроса, из которых главных два: об участии в выборах президента и о перспективном плане работы на 2008 — 2010 годы.

Обсуждение этих вопросов заняло добрые две трети всего заседания и в какой-то момент превратилось из сугубо бюрократической процедуры в настоящую, живую, эмоциональную полемику. Не столько о том, кого поддерживать на выборах, сколько о том, каков вообще дальнейший путь партии, каково будущее тех, чьи интересы она представляет.

Впрочем, отправной точкой спора все-таки стал вопрос «с кем быть?». Руководство партии — на федеральном уровне — приняло решение поддержать кандидатуру Дмитрия Медведева. Соответствующие резолюции были спущены и региональным отделениям: поддержать кандидатуру Медведева; заключить соглашение о сотрудничестве с фракцией «Единой России» в местном областном Совете; способствовать повышению явки избирателей...

И все это для партии, которая, можно сказать, исторически всегда была в тандеме с КПРФ. Весьма крутой разворот, ничего не скажешь. И, конечно, не все были согласны с такой переменой взглядов. Основные опасения связаны с тем, как воспримут этот политический маневр сами избиратели, не подорвётся ли их доверие к АПР. Уж откровенно признаем — и без того невысокое. Учитывая долю сельского населения в России, Аграрная партия должна была, по идее, с легкостью брать пяти-, семи- ... да даже десятипроцентный барьер на думских выборах. Однако складывается такое впечатление, что руководство АПР уже давно всерьез не рассчитывает на места в Госдуме. Большую часть своей 15-летней истории она была в тени КПРФ и вместе с ней от выборов к выборам теряла свои позиции.

Видимо, это и побудило руководителя АПР Владимира Плотникова столь резко сменить курс. Как он говорит в своём послании, посвященном грядущему 15-летию партии, «наша партия потому называется Аграрной, что в центре её внимания — положение российского села, интересы и нужды сельского жителя». Соответственно, главная цель партии — не столько политическая борьба, сколько защита интересов селян. Лоббирование, если говорить «по-научному». И с этой точки зрения находиться в оппозиции к власти сейчас не то что невыгодно — нецелесообразно.

Именно об этом говорили те, кто поддержал инициативу Плотникова на уровне Новосибирской области, в том числе Виктор Гергерт, председатель аграрного комитета облсовета Владимир Морозов и другие.

— Успешно реализуется на территории области национальный проект развития АПК. Вдобавок к этому был принят областной закон о поддержке сельхозпроизводителей. Миллиард триста было направлено в прошлом году, в этом году будет уже почти полтора миллиарда. Губернатор гарантирует, что эта программа будет постоянной, и суммы на её финансирование ежегодно будут увеличиваться на пятнадцать процентов, — поясняет Гергерт. — Так что нам теперь — отказываться от всего этого? Находиться в конфронтации с властью? От добра добра не ищут, как говорится.

«Наивный человек», — донеслось из зала. На что Виктор Александрович не преминул отреагировать:

— А вы предвыборную программу Зюганова читали? Ну или хотя бы представление имеете, о чем там написано? Так что, по-вашему, наивнее — верить в эти мечты о коммунизме или работать с теми реальными условиями, что есть сейчас?

Александр Морозов высказался едва ли не более категорично:

— Вы знаете, я очень давно в этой партии и пришел в нее осознанно. Меня не очень-то интересуют все эти политические дрязги. Всё, что мне нужно, — это возможность отстаивать интересы той категории людей, что я представляю, то есть селян, аграриев. Если для этого нужно быть в оппозиции к власти — я готов. Если возможен конструктивный диалог — тем более готов. Но не хочется, чтобы партия превратилась в какую-то секту, оторванную от реальности.

А реальность, по мнению большинства собравшихся, состоит в том, что наметился очень серьезный, качественный подъём в сельском хозяйстве. В советские годы всех «трёхтысячниц» — доярок, получающих свыше 3000 центнеров от коровы — знали наперечет. Сегодня три тысячи центнеров — это чуть ли не «программа-минимум». А есть хозяйства, где получают и четыре, и пять тысяч центнеров от коровы.

Рекорд намолота за сезон на одном комбайне у нас и в Алтайском крае — свыше 50 тысяч тонн. А когда-то лучшего комбайнера области награждали за результат в 19 тысяч. Нынче такой объем даст любой практикант. Вот что значит техническое перевооружение села!

Кстати, если перевооружение будет идти такими же темпами, как в прошлом году, то через четыре года область выйдет на показатель энерговооруженности пашни в 1,4 л.с./га. Это уровень 1990 года.

Однако кому, как не представителям Аграрной партии, знать и о проблемах, стоящих на селе. И связаны они не столько с сельскохозяйственным производством, сколько с разрушением самого сельского социума, образа жизни, традиций. Да что там говорить — менталитета сибирского крестьянина.

— Допустим, получает у меня какой-нибудь Вася 7 — 8 тысяч рублей в месяц, — рассказывает Михаил Вересовой, один из членов партии, руководитель крупного хозяйства «Лепокуровское». — Подходишь к нему, предлагаешь: даю тебе дополнительный участок, ты уж покрутись, попотей, но 11 — 12 тысяч твои будут. А он отвечает: да ну, меня и так все устраивает. И сплошь и рядом такое. Нужно, чтобы у самих людей новое отношение сформировалось. Многое мы потеряли в этом плане с советских времен.

Да, традиции, уклад жизни — дело тонкое. И уберечь, а тем более восстановить их куда сложнее, чем экономические институты. Нужно изначально бережное отношение к этим ценностям. К примеру, когда Японию принимали в ВТО, США потребовали от японцев установления цен на рис в пределах мировых стандартов. На тот момент рис в Японии стоил раз в пять дороже, чем в Китае, Корее и прочих юго-восточных странах. Япония же, в свою очередь, предложила США открыть свободный доступ на рынки автомобилей и компьютерной техники, а уж тогда мы, мол, подумаем.

С чего бы это японцам держать такие высокие цены на рис? Ответ прост: такая цена позволяла сохранить коренной, традиционный образ жизни сельских областей Японии. И ради этого правительство готово было идти на убытки.

Да что там, почти во всех развитых странах сельское хозяйство является дотационной отраслью. Но это ведь не повод махнуть на него рукой. Здесь примерно как с армией — если не кормишь свою, есть риск, что когда-нибудь придется кормить чужую. На сегодняшний день 60 процентов продовольствия в стране — импортное. Как это сказывается на ценах, на качестве товаров, мы видим.

Так что новосибирские аграрии высказались за активное участие в президентских выборах. И обсудили план действий на ближайшие три года. Среди намеченных мероприятий — проведение целого ряда законопроектов, касающихся сельскохозяйственного производства, использования земель, недропользования, охраны окружающей среды, социального развития села. Естественно, множество партийных мероприятий — собрания, пленумы, поездки по районам области, встречи с руководителями всех уровней. Отдельным пунктом можно отметить объявление журналистского конкурса под девизом «Живи, село!»

Выборы выборами, а работы впереди — непочатый край.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей