Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Генрих БАРАНОВСКИЙ:Сейчас и здесь. Опережая время

2008-04-09
Марина Логинова
Генрих БАРАНОВСКИЙ:Сейчас и здесь. Опережая время
Эта музыка будет понятна для широкой публики, может, через 10 лет, считает польский режиссер Генрих Барановский — один из постановщиков заявленного на «Золотую маску» спектакля Новосибирского театра оперы и балета «Леди Макбет Мценского уезда». Как известно, в афишу национального театрального фестиваля в этом году попали четыре новосибирских спектакля: оперетта, балетный и 2 оперных.



Балет был показан в Москве еще в феврале, в программе «Вечера одноактных балетов». 31 марта новосибирцы представили моцартовскую «Свадьбу Фигаро». В самом начале апреля на фестивале увидели и услышали новосибирскую постановку оперы Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда», заявленную в пяти номинациях. Как «Лучший спектакль в опере», «Лучшая мужская роль» и «Лучшая работа дирижёра, режиссёра и художника». Номинанты «Маски», режиссер и художник, специально приезжали из Польши на репетиции, чтобы лучше подготовить спектакль к конкурсному показу.

Об этом интервью режиссера-постановщика Генриха БАРАНОВСКОГО.

— Ваша постановка «Леди Макбет Мценского уезда» вновь выдвинута на «Золотую маску» по нескольким номинациям, как в свое время, пять лет назад, спектакль «Жизнь с идиотом» Шнитке-Ерофеева, который был назван лучшим оперным спектаклем. Оперой XX века вы занимаетесь именно в Новосибирске? Так обстоятельства складываются или действительно вам именно это интересно здесь делать?

— Да, во-первых, прекрасная музыка в обоих случаях — и Шнитке, и Шостакович. Либретто обеих опер тоже очень интересны. У Шнитке необыкновенный, сюрреальный сюжет. В «Леди Макбет» — глубокая психология. Причем Шостакович так «разумеет» душу людскую, как редко кто. Все, что он пишет, пишет с такой совестью и с таким инстинктом! Это редко встречается в композиционной традиции. Может, только у Моцарта, но там совсем другая стилистика. Да, Доницетти тоже имеет прекрасные вещи, как и Верди, но то, что делает Шостакович, это потрясающе... Мне очень нравится.

— Возможны различные сценические прочтения, и сейчас «Леди Макбет» довольно репертуарная опера, она идет не только в нашем театре. Но ваши постановки и Шостаковича, и Шнитке объединяет переплетение в них и психологических, и даже биологических моментов, и политических, и вселенских, космических. Все это взаимосвязано, и получается многомерный охват жизни...

— Спасибо, что вы такой хороший зритель! Вот для таких чутких зрителей мы и стараемся... И артисты, и дирижер очень хорошие. И в одном случае, и в другом. Волынский, который дирижировал музыкой Шнитке, конечно, совсем другой, нежели Теодор Курентзис. Но, обобщая, скажу: они качественные дирижеры. Ну а я делаю, как могу. Правда, и в одном, и в другом случае у меня очень хороший художник.

— Перед представлением в Москве на фестивале вы экспериментировали с актерским составом?

— На премьере было два состава. И мы пробовали эти составы смешать и увидеть, где «химия» самая лучшая. Искали просто такой состав, который даст этому спектаклю в рамках возможностей, которые мы имеем, самый лучший звук и артистичность, чтобы это было убедительно и актерски, и вокально.

— Вы связаны в основном с оперными театрами, и у вас жена, по-моему, оперная певица. Как вы оцениваете новосибирских солистов?

— Высоко оцениваю, иначе я бы не работал здесь. Здесь есть очень хорошие певцы. Да я их просто люблю. Хочется с ними работать. У них много фантазии, много страсти, которую они хотят выразить. Много открытости и желания работать.

— Я помню, вы говорили, что Шостакович — это, может быть, музыка будущего, и постановка тоже в какой-то мере должна быть постановкой будущего, отчасти с фантастическими моментами.

Эта музыка написана в первой половине XX века, но публика приходит к ней медленнее, и она будет понятна для широкой публики, может, через десять лет. Это всегда так бывает с искусством. Всегда позже. Приходят люди и говорят: «Это был гений!» Был. А «есть гений» никто говорить не спешит.

— Может, поэтому у современных постановок часто бывает не очень длительная сценическая судьба. Как вы относитесь к этой проблеме, если она существует для вас?

— Нет, для меня очень важно, чтобы существовал спектакль. Потому что он, во-первых, развивается немножко, как игра. Третий месяц играют хорошо. Здесь перерыв был полгода. Это нехорошо. А следующий спектакль через месяц, ну и хорошо, тогда он лучше будет.

Когда постановка существует как можно дольше, тогда публика приходит быстрее к пониманию такой музыки.

— Этот спектакль в любом случае не развлекательный — он не для отдыха, не для созерцания. Может быть, нужен особый настрой, чтобы прийти на такой спектакль, как вы считаете?

— Мы старались, чтобы он был понятен и сегодня. Это сказка, конец XIX века, действие проходит где-то в деревне, а поют такую красивую музыку. Когда есть некая провокация, тогда и эмоции у публики сильнее, понимают, почему так. А когда появляются такие персонажи, как мы сотворили — почти современные, — они ближе такой музыке, материальный мир ближе такой фактуре музыкальной. Он более понятен. И мы хотели, чтобы люди увидели мир такой, не очень обыкновенный, но где-то знакомый: мы даже предчувствуем, что он может таким быть. Нам казалось, что через это будет легче принять сюжет.

— Здесь явно провокационности много...

— Много, думаете? Мне трудно сказать, я не для провокации делаю спектакль. Такая правда для меня существует. Просто сама правда в данном случае провокационная.

— Все же постановка именно для этого театра делалась. В Москве, как вы считаете, что-то потеряется при переносе?

— Нет, я думаю, что там будет даже лучше. В театре Станиславского сцена немножко камернее, контакт лучший со зрительным залом.

— А что-то еще готовите теперь с нашим оперным?

— Не знаю, пока только говорим-говорим. Мы хотели бы Пендерецкого поставить здесь. Поживем — увидим.

Интервью вела

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год