Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Живая вода

2008-06-04
Зоя Безызвестных
Живая вода
Талая вода, отбурлив в ручьях и солоновках, наконец спала. Оставались заполненными все низинки, канавки, ляги. Так весна приносила женщинам облегчение со стиркой. Мягкая снеговая вода хорошо отъедала грязь. В колодцах Успенки вода жесткая. Мыло в ней не пенится, а собирается хлопьями. Не стирка — рукам женским мучение. Долгой зимой щелока не наделаешься. Печи заставлены чугунами с едой да запаркой для скотины. Хлеб пекут через день. Да и что тот чугун щелока для стирки в большой семье?!



... За огородами соседей Журиных — ложбинка небольшая. Талая вода в ней отстаивалась, успокаивалась, и просвечивались в ней каждый листочек и былинка прошлогодняя. Так и манила зайти босиком. Как в целебный настой. Прогревалась вода здесь быстро, но и быстро уходила. И тогда большую стирку затевали в Ваньковой ляге (река-то далеко от Успенки).

Грязное шмотье несли женщины в узлах или везли на ручных тележках, тачках. За зиму в прокопченных избах столько накапливалось пыли да грязи! С побелкой к Пасхе обычно управлялись. Но со стиркой в распутицу не слишком развернешься.

И вот в солнечный день идем мы с мамой к Ванькову лягу. Дорога ведет через поле с молодыми всходами, километра два до первых берез. Но нам надо обойти лесок. С другой стороны низина с водой чайного цвета, с осокой, с осинами, забредшими в воду.

«Не заходите глубоко, — предупреждает мама, — там колодец бригадный был, не угодили бы в него». У мамы уже спокойные лицо и голос, будто не она все утро ворчала во дворе, ругалась на свою орду. Скатившаяся с печи и палатей ребятня мешала, заглядывая, чего б поесть. А мать первым делом торопилась покормить отца — ему на работу. В чашке жиденький супчик, забеленный молоком, который отец хлебал трофейной железной ложкой, привезенной с войны. Остальные ложки деревянные...

...Мы с Леной и Шурой в живую воду загляделись. Там уже шныряют головастики, а кое-где набухшая лягушиная икра шевелится. Вода чуть теплая. Намоченную, намыленную тряпицу кладешь на кочку отмачиваться, другую трешь руками. Занятие нудное, трешь-трешь до мозолей на пальцах. А сполоснешь платьишко, и видно, как с него муть стекает и свежеет ситчик.

В шум берез и перекличку птиц вплетается тихое мамино пение. На чистых, светлых рушниках, наброшенных на кусты, греются вышитые петухи. Временами мама разгибается, трет поясницу набухшими руками, поправляет сбившийся платок. Ноги тоже отекшие, с распухшими щиколотками (когда хворост возила, повредила). Все лето в галошах ходит, а зимой в валенках на босу ногу.

Яркая зелень берез притягивает наши глаза вверх. Мы с Леной и Шурой уже кое-что о березах знаем. Например, какая вкусная жвачка получается из бересты у бабки Тимошнихи. И что на березах венками ветки заплетают на Троицу, через которые целуются парни с девчатами. А какой аромат увядших веток в избе на Троицу! Аж сны зеленые снятся.

На гибкой и высокой березке, вон там, Петя Третьяков раскачивается всегда, рыжий соседский мальчишка. Один раз не удержался, грохнулся с высоты плашмя, только мы никому не сказали...

А в тех кустах, может, волк прячется, их тут много было в войну. А может, испугался сам надзора дядьки немого. Он тут, как хозяин, всегда сено косит себе. Злой, всех с поляны гонит.

— Девки! Вы будете или нет помогать? — возвращает нас к стирке мама. И опять ширк-хлюп, ширк-хлюп. Белье уже сохнет на ветках берез, на молодой травке, на кустах. Трепещет под ветром. Иногда ловим слетевшее, и оно оказывается небывало легкое, свежее.

Пока досыхает последнее, сбрасываем с себя платьишки и тоже полощем. Потом обмываемся сами и переодеваемся на солнышке. Берем по куску хлеба. Красота! Мама уже на солнце поглядывает. Слава Богу, мальки сюда не пришлепали. Мишка с Олечкой, наверное, уже ревут...

Обратная дорога уже не тяготила, и узлы казались легкими. Может, вода усталость забрала?

И вспомнился мне, пятикласснице, журнал, что у тетушки учительницы в Гербаево видела. В нем про какую-то стиральную машину писали, что делают такую... Интересно, какой она будет? И про порошки не слышали в том 57-м году. Вся помощь — живая вода.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Британский вариант коронавируса, из-за которого введены жесткие ограничения в Европе, обнаружен на территории России. Многие СМИ активно демонизируют его и нагоняют страхи. Причин для паники нет, считает новосибирский вирусолог Сергей Нетесов: новый вариант не дает каких-то особых осложнений, и зачастую вызываемая им болезнь переносится легче, чем та, которая вызывается предыдущими штаммами нынешнего коронавируса. Имеющиеся вакцины смогут от него защитить, но спешить с прививкой некоторым не стоит: это касается тех, кто уже достоверно перенес COVID-19 и имеет к нему подтвержденные лабораторно антитела.
В чтение газет 125-летней давности вместе с дизайнерами, краеведами и школьниками окунулись сотрудники одной из новосибирских библиотек. Самые интересные новости попадут на интерактивную карту о жизни Ново-Николаевска с момента его основания. Более века назад людей интересовала плохая уборка улиц, дороговизна продуктов и другие не менее горячие новости.

Сегодня, 13 января, двойной праздник – не только Старый Новый год, но и День российской печати. Эту дату назначил Борис Ельцин почти тридцать лет тому назад, в декабре 1991 года.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год