Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Судьба ленинградца в Сибири...»

2008-07-17
Алексей Горшенин
«Судьба ленинградца в Сибири...»
К 90-летию Юрия Магалифа В одном из своих стихотворений Юрий Михайлович Магалиф писал: Когда мне последний вопрос зададут: «Как жил в перепутанном мире?» То в книге моей между строчек прочтут Судьбу ленинградца в Сибири.



И судьба эта в поэтических строках Ю. Магалифа проступит еще не раз. Как не однажды возникнет в его стихах и образ Ленинграда — города, где он 16 июля 1918 года (тогда в Петрограде) родился в семье врача, окончил школу, поступил в театральный институт, из стен которого после трех лет обучения (отнюдь не по своей воле — был репрессирован) попадает в Сибирь.

«Мой город нынешний далек, //Далек от Ленинграда», — напишет Ю. Магалиф в другом стихотворении, имея в виду Новосибирск, но именно он стал его второй родиной и на всю оставшуюся жизнь судьбой, уготовившей ему не только невзгоды и тяжкую участь «в дуло конвойной винтовки глядеть», но и признание — актерское и литературное.

Однако прежде чем стать артистом-чтецом и писателем, Юрию Магалифу пришлось сменить немало профессий. Работал он и бетонщиком, и маляром, и портовым грузчиком, и почтальоном, и санитаром, и даже тренером по плаванию.

Актерская и литературная деятельность в творческой жизни Юрия Михайловича были нечто вроде сообщающихся сосудов: одно постоянно подпитывало другое. Так, например, родившаяся в 1957 году сказочная повесть «Приключения Жакони», с которой пришла к Магалифу литературная слава, задумывалась автором — к тому времени уже хорошо известным мастером разговорного жанра — для радиопередачи в собственном исполнении (и радиопередача эта, могу засвидетельствовать, пользовалась огромной популярностью). С другой стороны, в репертуаре чтеца Юрия Магалифа, сорок лет проведшего на сцене, — сотни произведений самых различных жанров и мастеров слова, что для него самого являлось великолепной и поистине уникальной школой литературного мастерства. Ну а многочисленные — от Свердловска до Уэлена, от Таймыра до Мангышлака гастрольные поездки позволяли Магалифу видеть жизнь во всей ее масштабности и многообразии. И запечатлевать потом в повестях, рассказах, очерках и… картинах.

Да-да, картинах! Ибо увлечение живописью (писал маслом и акварелью) — еще одна, в добавление к актерству и писательству, грань творческой натуры Ю. Магалифа.

Отнимут руки или ноги,
Отнимут званье, славу, честь,
Свет за окном, тепло
берлоги…
Отнимут все!
И все же есть
Еще три шарика воздушных, —
Подвешен я ко всем троим.
И от зари до вечной ночи, —
Несут меня и держат прочно
Палитра,
Перышко
И грим.

И три эти «шарика воздушных», и далекие друг от друга, но родные оба города, и кочевая долгие годы жизнь были у Магалифа накрепко связаны.

Имя Юрия Магалифа сегодня прочно ассоциируется с его сказками. С одной стороны, это вполне справедливо. За сказкой о веселых приключениях тряпичной обезьянки Жакони последовали и другие сказочные повествования: такие, например, как «Бибишка — Славный дружок», «Типтик, или Необычайные приключения одного мальчика и говорящего ворона», «Кот Котькин», «Генерал Картошкин». Литературная сказка стала главным и любимым жанром Магалифа. Более того, Юрия Михайловича можно считать одним из первопроходцев этого жанра в сибирской литературе.

Сказки Магалифа отличают и оригинальные сюжеты, и доверительная разговорная интонация (вот где в полной мере пригодился опыт артиста-чтеца), и органичное сочетание реального и фантастичного. В них присутствуют и озорство, и грусть, и азарт, и добрая ненавязчивая назидательность… Неудивительно, что у маленьких читателей (и слушателей) они вызывали неподдельный интерес и благодарный отклик.

Об этом, кстати, свидетельствует и тот факт, что Юрий Михайлович долгое время вел для юных любителей сказок литературный клуб в магазине детской книги в Новосибирске, очень в свое время популярный.

С другой стороны, Магалиф был весьма разнообразным литератором. Начинал он со злободневных публицистических материалов, фельетонов, очерков, публиковавшихся в местной прессе. Параллельно со сказками писал «взрослую» прозу. И уже две первые книги, с которыми Магалиф дебютировал в 1958 году, четко обозначили две «ветви» его литературной работы: для взрослых и для детей. Другое дело, что «взрослая» книга «Рассказы» осталась почти незамеченной в свете шумного успеха «Приключений Жакони».

Впрочем, и вся остальная проза, составившая немалую часть написанного Юрием Магалифом, оказалась, по сути, в тени его сказок. А это и повести «Документальное кино», «Для всех и для тебя», «Караярские рассказы» и еще ряд рассказов, в центре которых обычные люди со своими будничными заботами. В незатейливых сюжетах, на бытовых житейских ситуациях достаточно отчетливо проявляются характеры и особенности персонажей этих повествований, высвечивается важная для Магалифа-художника мысль о том, что самое подчас повседневное и даже заурядное на самом деле, если внимательно всмотреться, достойно искреннего восхищения. И обо всех своих героях, представляющих сибирскую глубинку 60 — 70-х годов прошлого столетия, Магалиф рассказывал честно, без прикрас, но с неизменным глубоким уважением и доброжелательностью.

Особой страницей в творческой биографии Юрия Михайловича Магалифа стала его поэзия. Социально-поэтическую злобу дня в его стихах лучше не искать. Зато постоянно возникают в них вещи очень мелкие для широкой общественности, незначительные, до конца понятные, может быть, только самому автору (какая-нибудь «тропинка за ольхою», «аллейка из осин», лавка «Бакалея, керосин» и прочая, по его же выражению, «незабвенная чепуха»). Однако это как раз те атомы, из которых состоит поэтический мир Магалифа. Но здесь и художническая позиция, собственное видение поэзии, в которой нет места «стихов с нравоученьем — //С рецептами, как жить нам надлежит».

Поэтические книжки Магалифа стали появляться одна за другой («Монолог», «До первых снегопадов», «Дальняя дистанция», «Зимний лес» и др.) на исходе XX века в весьма почтенном уже возрасте. В его лирических признаниях слышен идущий из глубины души голос много пережившего человека, размышляющего о себе в контексте прожитого времени и мире вокруг. В них мудрость, обаяние и тихий ровный свет человеческой осени.

В одном из последних своих стихотворений Юрий Магалиф писал:

Как важно убедиться нам
В том, что от наших
сочинений
Останется хоть миллиграмм
В крови далеких поколений.

И многогранное творчество Юрия Магалифа, прожившего большую и насыщенную жизнь (умер 28 января 2001 года), для такой надежды дает все основания.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
14.04.2021 Детифото
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год