Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Для тех, кто рядом

2008-09-26
Елена Костина
Для тех, кто рядом
— Секрет долголетия? Да я, пожалуй, его не знаю. Может, общение? Встречаться с людьми, беседовать, помогать друг другу, поддерживать в сложную минуту. Ты с кем-то душевным теплом поделишься, с тобой поделятся... Наверное, в этом секрет?! — произнеся эту фразу, Вера Васильевна Клепикова, которой через пару дней исполнится девяносто лет, с веселой, даже озорной улыбкой посмотрела на меня. Она из тех героических женщин, которых возраст «по паспорту» не смущает. Потому что, несмотря на девять десятков непростых лет за плечами, ее энергии, жизнелюбию и неукротимому стремлению и сегодня вариться в гуще разнообразных дел позавидуют сорокалетние.



Решив показать мне уникальный альбом с газетными публикациями о Константине Симонове, ее любимом поэте из современников, кропотливо собираемыми в течение тридцати лет, она мигом подхватывается, мчится к шкафу, без труда достает искомое с верхней полки... Какая-то бумажка падает, она тут же нагибается, поднимает, и через минуту мы уже снова сидим рядышком на диване и листаем пожелтевшие от времени вырезки из газет. Я с любопытством пробегаю глазами незнакомые строки, а она вслух декламирует самые-самые, запавшие в душу стихи. Красиво, с чувством.

Говорит, что в молодости была совсем не такой. Ужасно стеснительной и необщительной. Со смехом вспоминает, как однажды в мединституте на лекции по физиологии профессору Баяндурову пришла студенческая записка: «Борис Иванович, научите, как не краснеть. Пожалуйста!» Профессор обвел аудиторию глазами, усмехнулся и сказал: «Ну вот, один человек имеет совесть и тот хочет ее потерять...»

Их выпуск назвали огненным. Первый набор Новосибирского медицинского института состоялся в 1936-м, а выпуск — в сорок первом. Двадцать второго июня началась война, а 23-го был последний экзамен. Они все просились на фронт, но получили отказ. «Надо будет — вызовем! А сейчас езжайте на место своей работы», — сказали строго. Веру вызвали уже в ноябре. Из рабочего поселка Батурино она добиралась теплоходом сначала по Томи, потом по Оби... Вскоре она отправилась на фронт и всю войны прошла с медсанбатом 235-й Витебской краснознаменной ордена Суворова Сибирской стрелковой дивизии.

Тридцать ее ровесников, однокашников по мединституту, сложили головы на Великой Отечественной. Те, что остались живы, после войны встретились и долгие годы поддерживали теплые дружеские отношения. «Сегодня из «огненного» выпуска живы пятеро: Галя Чирковская, Шура Костырева, Нина Покровская, Вера Семенова и я. Но мы каждые пять лет непременно встречаемся», — говорит Вера Васильевна.

Сплющенная гильза. В ней — бензин, или газоль, или еще что-то, способное гореть. В качестве фитиля — отличная новенькая байковая портянка. Вот и все освещение. Иногда удавалось подсветить фарами медсанбатовской полуторки, но если операции шли одновременно на нескольких столах, а чаще всего так и случалось, световое облако охватывало только один из них. Глаза постепенно привыкали к тусклому свету, уши — к стонам и крикам, а сердце — к тому, что это твоя ежедневная работа.

Костя, врач, занимавшийся сортировкой раненых, вывел для себя формулу: тот, кто ругается или кричит, еще может немного подождать операции, в нем достанет жизненных сил, а того, кто молчит или стонет от боли — на хирургический стол в первую очередь! Когда не хватало хлороформа и обезболивающих, выручали стакан спирта — чтобы притупить чувствительность — и разговор с доктором. Участливый взгляд, слово надежды врачевали не хуже медикаментов.

— Иногда мы не отходили от операционного стола по тридцать часов. Маленький «перекур» — командир принесет по стаканчику чая — и снова за дело... — вспоминает Вера Васильевна. Один раз, глядя на девчонок, она попробовала покурить. Задохнулась так, что сама себе зарок дала — никогда больше! А чтоб душой отдохнуть после трудов, лучший рецепт — хорошая песня. Выступлениями своего медсанбатовского хора они не только коллег и раненых бойцов радовали, но и выезжали в соседние полки с «гастролями». Каждое новое стихотворение, каждая свежая песня, рождавшиеся в военное время, тут же становились всеобщим достоянием. Однажды в письме родителям Вера выслала Клавдии Михайловне и Василию Ивановичу слова песни о маме. Это письмо сохранилось.

Тихо из глаз катится
слеза.
Как согрею я теперь
старость твою?
Для тебя сегодня я спою:
— Мама, нет на свете
тебя милей.
Мама, всюду слышу я голос
твой.
Песня колыбельная —
радость беспредельная,
Радость моих долгих,
долгих дней...


На слове «долгих» голос Веры Васильевны предательски задрожал, но ей хватило нескольких мгновений, чтобы справиться с захлестнувшими эмоциями и продолжить беседу. Молодые парни и девчонки в родном тридцать втором училище часто спрашивают ее: «А если честно, страшно было на войне?» Она отвечает совершенно откровенно: «Страшно».

— Ну как не страшно?! Слышим: дальнобойный свистит: «Ж-ж-ж». Перелет. Потом недолет... А что будет в следующую минуту?! Или самолет летит... Мы их уже по звуку отличали — какой на разведку, а какой бомбить станет. Вокруг медсанбата лес, на полянке операционные столы стоят. Мы склонимся над пациентом, закроем его собой, как можем, и дело свое продолжаем. Или вот случай был на Украине. Нам надо в деревню попасть, к раненым, а въехать не можем. Немец со своей пресловутой пунктуальностью ведет обстрел: ровно через три минуты то там снаряд ляжет, то здесь. Что делать? Помню, полковник глянул на нас: «Ну что, рискуем?» И рискнули...

Как только раздался очередной взрыв, машина рванула с места и понеслась, насколько это было возможно, по разбомбленной дороге. В тот раз они проскочили. Но не эта деревенька, а другая, под названием Кулотино, осколком сидит в памяти Веры Васильевны. В этот населенный пункт — деревню, от которой остались одни обгоревшие скелеты изб, они не могли попасть несколько долгих часов. Когда медики наконец смогли приступить к своей работе, оказалось, что раны у многих бойцов грязные, запущенные, тяжелые. Самые страшные — после разрывных пуль. «Входное отверстие в конечность вроде маленькое, а там, внутри, где она разорвалась, — «каша» из мышц и костей. Нередко такую конечность приходилось ампутировать. Перепилишь косточку острой медицинской пилкой, мягкие ткани обрежешь... Санитары помогут убрать ампутированную ногу. Она же два пуда весит...» — тихим грудным голосом говорит Вера Васильевна. А я так и вижу эту картину.

В этом году первого сентября она снова была на торжественной линейке, снова общалась с молодежью. Этой традиции уже более тридцати лет. С того самого дня, как обком комсомола закрепил за представителями сибирских дивизий учебные учреждения города, где планировалось создать музей боевой славы, Веру Васильевну Клепикову и училище №32 связывают самые добрые отношения. Здесь создан прекрасный музей, рассказывающий о боевом пути 235-й дивизии и ее героях. Многие экспонаты собраны самими ветеранами, которые все послевоенные годы были здесь частыми гостями. В свое время в гости к ветеранам даже приезжали ребята из Демянска, которые вели поисковую работу на местах боев, находили и перезахоранивали останки бойцов, помогали устанавливать имена безвестных героев. Сибиряки в свою очередь, проходя по местам боевой славы, навещали своих юных друзей. «Елочки, что мы вместе с ними высадили у школы, теперь уже большие. А некоторые из девчонок и мальчишек, которых мы знали пятиклашками, в нашу последнюю встречу уже были студентами институтов», — рассказывает Вера Васильевна.
Материалы обо всех этих встречах, ценнейшие архивные фотографии и экспонаты, переданные семьями ветеранов, бережно хранятся в музее. А молодежь нынешняя — вдумчивая, серьезная, главное — неравнодушная. По словам ветерана, сложновато было общаться в перестройку, когда в общественном сознании произошел слом, переоценка ценностей. Но теперь все стало на свои места. Такие понятия, как Родина, Отечество, патриотизм, мужество, для сегодняшних воспитанников тридцать второго училища — не простые слова.

В моих руках толстенный фолиант, хранящий бережно собираемые Верой Васильевной Клепиковой на протяжении долгих лет сведения обо всех ветеранах дивизии. В отдельной общей тетради — алфавитный перечень, а здесь — самые подробные данные: дата и место рождения, боевой путь, звание, награды, ранения... Из сотен славных бойцов сегодня живы немногие. В Новосибирске их осталось лишь четверо: Михаил Александрович Сафонов, Дмитрий Александрович Токаренко, Михаил Павлович Первов и сама Вера Васильевна.

Вот он, шестидесятый в списке, Дмитрий Маланин, сын знаменитого Ивана Ивановича Маланина. Он учился с Верой в одиннадцатой школе. После какое-то время не виделись. Но однажды на фронте...

— Мы видели в небе, как был подбит немецкий самолет-разведчик. Он упал метрах в трехстах от медсанбата. Когда мы примчались к месту катастрофы, там уже все догорало, и выживших, конечно, не было. А через день читаем в газете: «Самолет был подбит из противотанкового ружья... Командир взвода — Дмитрий Маланин». Я отыскала Диму в артполку. Обнялись, поговорили, обменялись информацией из дома... В сорок четвертом он был ранен. А после войны, когда мы списались с ним через его сестру Таню, жил в Пушкине. Долгие годы поддерживали связь, и даже когда Дмитрия Ивановича не стало, отношения с семьей Маланиных не прервались. В одну из наших поездок через Москву в Орел на столичном вокзале в вагон вошел мужчина, приблизился ко мне и сказал: «Здравствуйте, я Игорь Дмитриевич, внук Ивана Ивановича Маланина». Не представляете, как мне приятно и радостно было видеть его, — сказала Вера Васильевна и в ее глазах блеснули слезы.

В чем секрет долголетия? Уже не моей собеседнице, а себе самой задаю я вопрос. Отчасти в здоровом образе жизни, хотя Вера Васильевна никогда не следовала фанатично жестким принципам в отборе еды. Не курила, это правда. И еще, следуя наставлениям своего отца, старалась соблюдать режим питания: никакого второго блюда, пока не съел первое, и никаких перекусов между приемами пищи. Правда, все это — за исключением «особых обстоятельств». На фронте был период, когда у нее и других девчонок начались безбелковые отеки, и командир медсанбата в обязательном порядке выписал через аптеку для хирургов консервы, ведь речь шла не только о их здоровье, но и качестве их работы.

И все же главный секрет, как полноценно прожить девяносто лет и остаться деятельным, активным человеком, пожалуй, скрыт в характере нашей героини. Признаюсь, я еще не встречала человека, который бы так трепетно и бережно относился ко всему, что его связывает с различными периодами собственной жизни. Встречаясь с одноклассниками, однокашниками по мединституту, однополчанами, подругами и коллегами по работе в мирное время, соратниками по ветеранской деятельности, Вера Васильевна словно продолжает жить во всех этих периодах.

Радуясь находке, как девчонка, она показала мне старенькую потертую, но хорошо сохранившуюся тетрадку, в которую записывала в шестом классе названия литературных произведений, которые прочитала за год. Здесь и Толстой, и Гете, и Ибсен. Хоть сейчас она без смущения исполнит и монолог Татьяны, и арию из любимой оперы, коих у нее десятки. Современную эстраду Вера Васильевна не жалует. Остается верным поклонником классики. Феноменальная память, творческий задор и неистощимое жизнелюбие совершают чудеса — несмотря на весьма почтенный возраст, она не нуждается в «энергетической подпитке», напротив, сама кого хочешь приободрит. «Я не люблю быть рабом настроения», — признается моя собеседница. А дочь отмечает, что главная черта ее мамы — неистощимая жажда знания. «Она живо всем интересуется, отслеживает все культурные новинки, всегда в курсе всех событий. Ей просто некогда стареть и скучать!» — говорит она.

И еще одна, очень важная, на мой взгляд, составляющая успеха. Чтобы прожить девяносто лет так ярко и наполненно, как Вера Васильевна Клепикова, надо уметь отдавать себя любимому делу, людям. Спасая жизни раненых на фронте, помогая ребятишкам как главный детский ревматолог города в мирное время, ведя огромную военно-патриотическую работу по формированию совета ветеранов дивизии, созданию музея боевой славы, она никогда не считалась ни с душевными затратами, ни со временем, ни с силами. Для нее не было мелочей, каждое дело становилось главным. И сегодня — та же самая картина. Она полна забот в связи с приближающейся декадой пожилых людей и традиционной встречей в клубе «Сибирячка», где она также трудится с первого дня его существования уже более тридцати лет. Если бы меня попросили в одной фразе охарактеризовать этого человека, я бы сказала: «У нее большое сердце».

Около года назад я неожиданно встретила Веру Васильевну с ее коллегами по клубу «Сибирячка» в первом доме ребенка, куда они приехали, чтобы пообщаться с малышами, от которых отказались родители. Крохи, пригревшись на руках, терлись носиками о гимнастерки. Маленькие пальчики перебирали награды, которые тихо, мелодично звенели...

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Нововведение с бесплатным питанием учеников младших классов может ударить по доходам школьных столовых. Дети стали реже посещать буфет, касса, рассказывают повара, «стала меньше в три раза». А работы им заметно прибавилось. В плюсах и минусах реформы разбирался VN.ru.
25.09.2020 Видео
Сезон осенних простуд открыт. В Новосибирские стали чаще обращаться к врачам с жалобами на высокую температуру, насморк и кашель. Число заболевших растет, в поликлиники за помощью обращаются по полсотни пациентов в день. Пик заболеваемости врачи ждут уже в октябре.
Жильё погорельцам из барака на улице Степной в Новосибирске предоставят только в 2023 году. Дату расселения переносили неоднократно, дом считался аварийным. Но сначала подвел будущий застройщик этой территории, а потом деревянное здание и вовсе сгорело за считанные минуты.
Законопроект Минтруда о производственном календаре на 2021 год близок к утверждению. Как показывает практика прежних согласований, проект нового календаря не претерпевает серьезных изменений. Уже сейчас можно узнать, какие выходные, праздники и переносы рабочих дней ожидают жителей Новосибирской области в новом, 2021 году.
Соглашение о сотрудничестве между правительством Новосибирской области и ПАО Банк «ФК Открытие» подписано в рамках рабочей встречи губернатора с представителями банка в правительстве региона.
С понедельника, 28 сентября, в новосибирском метрополитене начнет курсировать поезд-музей, экспозиция которого посвящена 70-летию Новосибирского государственного технического университета —  НЭТИ. Пассажиры метро увидят редкие фотографии из истории университета и узнают об изобретениях, которые были сделаны в его стенах.
x^