Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Искусство — это нюансы

2008-11-18
Марина Монахова
Искусство — это нюансы
Сезон Академического симфонического оркестра открылся в конце сентября: на сцене ДКЖ под управлением главного дирижёра оркестра Гинтараса Ринкявичуса прозвучала Вторая симфония Малера. …Последние восемнадцать лет симфоническая музыка в Новосибирске звучала в здании на улице Спартака, где располагался Большой зал филармонии. Сейчас то, что от него осталось, огорожено высоким забором. На заборе — паспорт объекта под названием «концертный зал», срок сдачи — четвертый квартал 2010 года.




Все знают, что старый зал был плох. Построенный когда-то не для концертов, а для партийных собраний, он был почти начисто лишён акустики, её исправляли, как могли: ставили позади и по краям сцены панели, отражающие звук в зал, использовали микрофоны. Все понимали, что этот зал для ЭТОГО оркестра не годится, и новое помещение было мечтой, которую лелеяли долгие годы. И вот наконец дело сдвинулось с мёртвой точки. Старого зала нет. Построят новый. И радоваться бы, но здесь, как водится, есть одно «но». В филармонии опасаются, что новый зал станет новосибирским аналогом Кремлёвского дворца съездов, и по этой причине не будет оркестру родным домом и главное — полноценной площадкой для выступлений...

А пока решается вопрос с новым помещением, филармония живёт в подвешенном состоянии и ютится, где только может: многие коллективы теперь хранят инструменты и репетируют в Камерном зале, в котором стало ощутимо теснее. Биг-бэнд Владимира Толкачёва базируется в Центре культуры НГТУ, симфонический оркестр и вышедшие когда-то из его «недр» концертный духовой оркестр, а также ансамбль солистов «Новосибирская камерата» репетируют в ДК «Строитель».

Вторая симфония Малера, открывшая сезон оркестра, в Новосибирске звучала впервые. Гинтарас Ринкявичус, с чьим приходом на пост главного дирижёра музыки Малера в репертуаре оркестра стало ощутимо больше, взялся за подготовку грандиозного сочинения: симфония рассчитана на большой состав оркестра, хор и солисток, в симфонии пять частей.

Вообще намерение исполнить Вторую Малера — очень значимое для города событие, тем более что имя маэстро Ринкявичуса является надёжной гарантией того, что всё прозвучит на уровне. Но, к сожалению, мало кто, кроме владельцев первого абонемента, в рамках которого проходил концерт, был в курсе готовящегося события. Реклама — кроме традиционных жёлтых афиш оркестра — отсутствовала. И очень жаль, потому что творческий потенциал филармонии вообще и симфонического оркестра в первую очередь высок и позволяет реализовывать проекты, определяющие культурное развитие города. И об этом должны знать многие, а не только тысяча держателей первого абонемента.

Но принципиально неверное отсутствие рекламы в этом конкретном случае оказалось, увы, кстати. Почему? Потому что как бы мне ни хотелось говорить о концепции симфонии, о том, как её трактует дирижёр, сделать это трудно, даже скорее невозможно. Виной всему — акустика в зале ДКЖ или, точнее, её отсутствие.

На репетициях в ДК «Строитель» Ринкявичус тщательно прорабатывал детали, выстраивал мельчайшие нюансы этого огромного сочинения. Ведь совершенство — в деталях. (Нужно сказать, что задержка в подготовке помещения ДК к репетициям оркестра на пару дней заставила изрядно понервничать и музыкантов, и дирижёра. Из-за задержки пропала пара репетиций, что могло губительно сказаться на результате.)

Ну а о самом результате много сказать, увы, не получится. И не только потому, что говорить о музыке трудно, а потому что целостного впечатления не возникло, не могло возникнуть в тех условиях. Звук оркестра — даже такого мощного состава — растворялся в толще воздуха и в бархатной обивке кресел. Все детали, над которыми так трудился дирижёр, сглаживались и становились залу совершенно не слышны. Публика могла оценить лишь некую усреднённую звуковую картину. Было видно, как самоотверженно, с каким азартом и отдачей играет оркестр, Ринкявичус, в другое время производящий впечатление человека очень уравновешенного, поражал экспрессией жестов и той энергией, которую он транслировал в оркестр. Даже в провальной акустике кульминации, идеально выстроенные и при этом невероятно страстно сыгранные, производили сильнейшее впечатление. Особая концентрация потребовалась дирижёру и музыкантам в финале, когда они осуществляли задуманный Малером стереоэффект звучания. Ринкявичус одновременно дирижировал оркестром и хором на сцене, четырьмя валторнами, расположенными за его спиной, на балконе в зале, и трубами, звучавшими из-за кулис. В финале хор, располагавшийся за оркестром, в самой глубине сцены, подзвучили — и это ничуть не улучшило положение, скорее наоборот, подчеркнуло неестественность происходящего, «перекренив» всю звуковую картину.

В общем, исполнение было очень хорошим, но это можно было скорее понять, чем почувствовать. И аплодисменты мудрой публики, понимающей, что произошло у неё на глазах, также не летели на сцену, а сразу же — сухие, как будто скупые — погибали в следующее мгновение. Здесь в свою очередь оркестр не столько слышал, сколько понимал, что его старание, самоотдачу и мастерство оценили по достоинству.

Дирижёру и музыкантам, вложившим в исполнение так много сил, можно лишь посочувствовать — львиная доля их стараний пропала попусту. И не существует средства с этим бороться. Испробовано всё — партер, балкон, осталось сесть в первые ряды, чтобы звука долетало больше, но звуковая панорама всё равно будет искажённой.

Говорят, после концерта маэстро был в состоянии весьма удручённом и говорил, что дирижировать ближайшие три года в этом зале не имеет ни малейшего желания. Также речь шла о том, что в ДК «Строитель» акустика намного лучше, нежели в ДКЖ и, кстати, лучше того, что было в прежнем большом зале филармонии. То есть теоретически, когда все строительные работы в ДК будут завершены, можно предположить, что концерты первого абонемента могли бы проходить там. Но это лишь пожелания.

Пока же приходится констатировать грустный факт: симфоническая музыка в хорошем звучании в ближайшие годы станет для слушателя явлением редким. Исключением в этом смысле могут стать концерты четвёртого филармонического абонемента, проходящие в концертном зале оперного театра. Акустически эта сцена является одной из самых благоприятных в городе. Четвёртый абонемент — одно из новшеств сезона, его концепция оказалась в корне изменена. Абонемент этот никому неизвестен и мало «раскручен» потому, что раньше он удовлетворял социальный госзаказ — абонементы на корню скупала мэрия. Теперь его решено сделать рыночным продуктом. Более того, филармония его позиционирует как абонемент элитный: так как хороший зал, так как центр города, так как блестящие солисты (в декабре, например, в абонементном концерте будет петь Вероника Джиоева), так как интересная программа (признанные шедевры — «Реквиемы» Моцарта и Эндрю Ллойд Уэббера), так как главный приглашённый дирижёр оркестра — обаявший новосибирскую публику Фабио Мастранжело. Обязательным участником абонемента с этого сезона стал камерный хор. Отсюда ещё один плюс — возможность исполнения довольно редко раньше звучавших вокально-симфонических сочинений.

Первый концерт абонемента — за пультом в тот вечер был Евгений Шестаков — получился довольно неровным. Так, «Литания» Моцарта и части «Струнной серенады» Чайковского были сыграны оркестром очень формально, без интереса, дирижёр не смог сделать коллектив своим единомышленником, они были по разные стороны понимания этой музыки.

Лучше звучал Виолончельный концерт Шостаковича, в котором солировал артист оркестра, участник квартета «Filarmonica» Станислав Овчинников. Это было его первое сольное выступление с оркестром — и потому, конечно, сказывалось волнение. Первая часть прозвучала несколько сумбурно, видимо, потому, что музыкант не сразу смог настроиться на нужный тон, финал концерта — технически очень трудный, очевидно, солиста, что называется, вымотал, и его запала не хватило до конца. Лучше всего прозвучала вторая часть концерта. Овчинников привольно и выразительно интонировал кантиленную мелодию, вёл огромную махину оркестра за собой. И здесь случилось нечто необыкновенное: до того безучастный оркестр ожил — в его звучании появились глубина, движение, многомерность, биение. И в тот волшебный момент, когда солист и оркестр звучали лучше, чем в какой-либо другой момент этого концерта, внезапно подумалось: «Оркестр играет вопреки дирижёру». Это правда, он играл не с дирижёром, а с солистом.

Итак, сезон симфонического оркестра продолжается, на днях за его пульт вновь встанет Гинтарас Ринкявичус: 20 и 21 ноября под управлением маэстро прозвучат Пятая симфония Бетховена и Первый скрипичный концерт Шостаковича, солистка — Лиана Исакадзе. В акустически благополучном концертном зале Оперного театра оркестр выступит в декабре: жемчужины оперного репертуара публике представит блистательная Вероника Джиоева.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год