Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Расследование или исследование?

03.04.2009 00:00:00
Ролен Нотман
Расследование или исследование?
Этот заголовок просто требует ответа на вопрос. Потому что недавно вышедшая книга Елены Костиной «Летучка... спустя десятилетия», пополнившая библиотеку Новосибирской организации Союза журналистов, — это очень интересная и полезная смесь поисков и доказательств, обоснований и размышлений о причудах и сложностях прессы, о судьбах людей, давно забытых и запомнившихся, «оставленных» в истории. Наконец, книга о преобразованиях в Сибири и о так называемых частных фактах жизни, которые нередко высвечивают прошлое ничуть не хуже эпохальных событий.



Эта большая работа автора «посажена» на историю всего лишь одной, но какой газеты — «Советской Сибири»! Да и то эта история только половинная, до 1945 года, хотя газета выходит до сих пор, вплотную подобравшись к своему 90-летию.

Значимость «Советской Сибири» определяется не только тем, что она, по сути, стала газетной энциклопедией, летописью самого большого города за Уралом — Новосибирска и области. Ее масштаб, влияние и статус не раз менялись. Особенно в первую половину истории, которую сначала расследует, а потом исследует Костина. Перед ней стояла огромной сложности задача — из сонма публикаций, фактов и свидетельств отобрать и поместить в книгу самые яркие и содержательные, которые обобщают и отражают время.

И Елене Валерьевне Костиной это удалось. В результате книга получилась никак не фактологической, информационной, холодно фиксирующей события, а во многом и художественной. Так как уже в первой плеяде авторов «Советской Сибири» были и талантливые журналисты, и будущие известные писатели, политические деятели. Такие, например, как Лидия Сейфуллина и Емельян Ярославский.

Рискну привести лишь одну публикацию из отобранных Костиной, которая хорошо показывает, в каких условиях проходило становление и утверждение газеты. Называлась она «Маршрут истории» и была опубликована седьмого ноября 1925 года.

«История капризна, но справедлива. Убедившись, что у теперешней сибстолицы есть богатые задатки, история сделала ее своей фавориткой.

И Новониколаевск стал расти с быстротой, небывалой для России, но ярко отражавшей участившийся, наполненный, крепнущий пульс хозяйственной жизни всей страны. Мощно расцветавшая кооперация создала здесь свою крепость. Еще немного и Новониколаевск оделся бы прочным добротным камнем, щегольски обулся бы в мостовые.

Так было бы, но история рванулась вперед, не разбирая дороги. Год за годом рвалась, как пулеметные очереди. Они правильно попадали в будущее, эти годы. История взяла верный прицел.

Но это стоило дорого. Как порох сгорали богатства, накопленные трудом миллионов людей. И уже некогда было истории заботиться о Новониколаевске. Он должен был прожить как-нибудь сам. И он перебился. Город трупов — или город-труп? Городу уже нельзя было мечтать о какой-либо роскоши. Появившийся на свет как торговый центр, во время Гражданской войны он стал безработным.
Правительство Колчака отнюдь не занималось вопросами индустриализации Сибири.

Широко механизированы были в это время лишь расстрелы. Пребывание этого правительства в Новониколаевске было немного больше, чем стоянка поезда по мирному расписанию. Правительство было здесь транзитом. Впрочем, тогда оно уже отрешилось и от всего земного, окончательно сойдя с рельс на Байкале.

Новониколаевск даже не успел почувствовать себя столицей. Он был в тифу. 60 тысяч трупов было свезено в город с окрестностей полей (так дословно в тексте — Р.Н.) и полустанков. Они лежали штабелями, доверху наполняли вагоны, они были на улицах, в домах — всюду. Город умирал, гибли дома, гибло хозяйство.

Но он оказался крепче других, в нем была здоровая кровь. Он выжил».

На этом, пожалуй, я и закончу публикацию той давней корреспонденции, подписанной без всяких инициалов — газетная культура тогда еще формировалась — и предельно коротко: Мар.

Кто был этот Мар, едва ли кто помнит ныне. Но как емко и лаконично выражен в публикации тот «маршрут истории», хотя сейчас напрашиваются и другие оценки, и другой комментарий к тому времени. Но «задним числом» убедительность всегда беднее.

Вот почему книгу Костиной читать интересно. В ней подчеркнут нерв времени, она себя как автора держит словно в стороне, даже когда анализирует не только тематику «Советской Сибири», но и стиль, язык газеты, ее жанры, меняющиеся от десятилетия к десятилетию. В книге нет ничего навязчивого, категоричного, окончательного. Костина осторожно обращается с историей. Она оставляет возможность каждому читателю составить свое мнение о газете во все времена. Даже в том случае, когда она дотошно изучила все возможные для нее документы. Например, о том, кто дал название нашей газете, сохранившееся до сих пор, или кто был самым первым редактором «Советской Сибири». Меня, в частности, автор как будто убедила, что первым редактором был Хотимский. Но при обсуждении книги сама же Костина сказала, что в этом окончательно она не уверена до сих пор. Надо продолжать поиски в Москве.

И действительно надо, потому что нет более запутанной и сложной истории, чем в минувшем веке. В том числе и в истории газет того времени. Потому что главные фигуры, а в данном случае это редакторы, нередко исчезали с работы и из жизни бесследно, вместе с документами, которые когда-то были, а то и с родственниками и друзьями. Все диктатуры в этом смысле одинаковы: они не любят ни свидетелей, ни свидетельств. Так что искать какие-то документы по расстрелянным редакторам «Советской Сибири» в тридцатые годы — тяжкий труд. Но Костина вела и этот поиск. Ее добросовестность и тщательность при написании книги вполне сравнимы с упорством увлеченного исследователя.

Убежден, что «Летучка... спустя десятилетия» вполне могла бы лечь в основу добротной диссертации. Но едва ли это нужно самому автору. Костина, как и большинство журналистов, предана своей профессии, как фанатик. Кроме того, научные труды по журналистике (а мне не раз доводилось их читать) написаны по обыкновению столь далеко от современного языка и тематики журналистики, что мало кто захочет менять шило на мыло. Журналистика, как пишет Костина, дело живое, злободневное, ему надо не только учить, но им надо еще и жить.

Как человек, отдавший всю жизнь журналистике и литературе, смею утверждать, что книга Елены Костиной выпадает из ряда многих изданий, освещающих газетную работу. По трем причинам: в ней обобщен огромный практический опыт. Она нескучная и незанудная. И она наверняка будет полезной не только журналистам, но и учителям, настойчиво и страстно ищущим достоверные книги при изучении на уроках в школе нашей запутанной и как попало истолкованной истории.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
17.05.2021 фото
Рыбак Антон Курдюмов похвастался трофейным уловом. Мужчине удалось поймать восьмикилограммового сазана.


13.05.2021
В прошлом году кровопийц в регионе было немного. Энтомолог, старший научный сотрудник лаборатории паталогии насекомых Института систематики и экологии животных СО РАН Юрий Юрченко рассказал VN.ru о предстоящем «комарином» сезоне.  
18.05.2021
Количество бюджетных мест  в вузах Новосибирской области выросло почти на 8 сотен. В следующем учебном году оно составит 14 тысяч 847 мест. Об этом на встрече с журналистами 18 мая рассказал министр образования региона Сергей Федорчук.