Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Взять в жизни свою высоту

2009-09-26
Елена Костина
Взять в жизни свою высоту
В уютной прихожей этого гостеприимного дома сразу внимание на себя обращает двухколесный железный «друг». Раскрашенный в жизнерадостные красно-желтые тона, он тихо стоит в правом углу и порой ностальгически вздыхает в ожидании новой захватывающей поездки по двору под свист ветра и детский задорный смех. Эта деталь больше, чем что-либо другое, выдает частое присутствие в доме внуков, точнее, младшей внучки Машеньки.




Это она «вывозит» деда и бабушку, Валерия Дмитриевича и Галину Васильевну Овчаровых, в большие и маленькие путешествия, наполняя их уютный семейный мирок неистощимой детской энергией, фантазией и счастьем. У них с дедом даже день рождения пришелся на одну календарную дату, правда, через временной отрезок почти в шесть десятков лет. Молодость — великая сила!

«Самый молодой»
Когда-то, казалось бы, совсем недавно, почти вчера (а на самом деле уже тридцать шесть лет назад), Анжерскую дистанцию возглавил молодой руководитель, до того работавший главным инженером, Валерий Овчаров. Это по нынешним меркам, когда и президент страны, и руководство РЖД делают ставку на молодые, перспективные кадры, 28 лет — уже не сенсация. А в начале семидесятых годов кадровая политика была совсем иной, на ключевые посты назначали специалистов не просто грамотных, а имевших большой опыт практической работы, в возрасте в среднем около сорока.


Иван Ефимович Трубников понимал, что «наследство» молодому ПЧ досталось непростое, и потому пристально следил за его работой. «Участок очень ответственный, — говорит Валерий Дмитриевич, — Тайга — Мариинск, это примерно 200 километров главного хода, к тому же граница двух дорог. Если какой-то сбой допущен по дистанции, то до стыка его уже не наверстать, и, случись такое, сразу же известно станет не только в управлении дороги, но и в министерстве… Но мне очень повезло: коллектив сложился замечательный, люди на которых ты всегда можешь опереться и у которых есть чему поучиться».

А однажды произошла такая история. Начальник дороги приехал с осмотром. Особого повода для беспокойства не было: дела на дистанции шли успешно, с производственными показателями справлялись, путь содержали в хорошем состоянии, но…


— В тупике у меня стояла платформа, наполовину нагруженная металлоломом. Чтобы не ругали за простой, я решил схитрить и исправил меловую разметку, дескать, платформу подали не неделю назад, а только сегодня. Начальник станции — опытнейший специалист, почетный железнодорожник, сразу понял мою хитрость и постарался «прикрыть». Заходим мы все вместе во главе с начальником дороги в мастерские…

Трубников подходит к той самой платформе и интересуется ее судьбой. Герой нашего очерка не успевает открыть рот, как начальник станции, перебивая его, четко докладывает: «Это я ему сегодня поставил платформу. Он сейчас грузит здесь металлолом, а потом поедет на линию его собирать…» Иван Ефимович внимательно выслушал, покивал, а потом и говорит: «Я вот сейчас высчитаю с тебя за простой этой платформы, да так, что тебе твоего «Москвича» не хватит рассчитаться!»


«Я сначала ничего не понял: почему? Как он догадался? — вспоминает Валерий Дмитриевич. — А потом глянул на колеса, и словно пелена с глаз упала — они же ржавые...»

Сегодня этот эпизод вспоминается с улыбкой, а тогда заставил поволноваться. И сделать выводы на будущее. Наш герой признается, что многому учился у знаменитого начальника дороги, старался брать с него пример и в подходе к делу, и в стиле руководства, и в тонкостях психологии. Их связывали долгие годы совместной работы, когда Валерий Дмитриевич уже возглавлял службу пути в управлении дороги, и теплые человеческие отношения, когда Трубников вышел на заслуженный отдых.

— Иван Ефимович был замечательным психологом: и поддержать мог в трудную минуту, и приструнить, когда считал нужным. И пошутить умел. Когда я работал начальником Анжерской дистанции пути, он порой пенял моему отцу, одному из руководителей службы движения: «Ты почему не обеспечил погрузку вагонов на такой-то станции в Кузбассе? Гляди, пожалуюсь твоему сыну...»

Крепкое звено в династии
Первое воспоминание о детстве — маленький перегон, казарма, в которой жила семья. Позже отца переведут в Рубцовск, а затем в Новосибирск, где и пройдет большая часть юности и молодости нашего героя.

Старший из Овчаровых, Дмитрий Семенович, тоже был не первым железнодорожником в семье. Оба деда нашего героя, и по отцовской, и по материнской линии, трудились на железной дороге. Николай Некрасов работал дорожным мастером, это основная фигура в путевом хозяйстве, а Семен Овчаров — артельным старостой.

Имея перед глазами пример отца, который начинал свой трудовой путь приемщиком грузов, был поездным диспетчером, а затем дорос до руководителя службы движения поездов на ЗСЖД, Валерий Дмитриевич очень рано понял, что для того, чтобы стать настоящим профессионалом, начинать надо с азов, с рабочих специальностей. А еще надо быть готовым к тому, что выбираешь не просто профессию, а образ жизни.

— Железнодорожный транспорт — непрерывный конвейер, работающий круглосуточно. Любой специалист, в отличие от людей многих других профессий, не может позволить себе, отработав восемь часов, уйти домой и выбросить из головы заботы. Он в той или иной степени присутствует на работе и в выходные, и даже находясь дома, старается «держать руку на пульсе», то есть постоянно быть в курсе состояния дел. И дело не только в каких-то экстренных ситуациях, есть многие плановые вещи, которые жестко привязывают тебя к месту. Это специфика железнодорожного транспорта. Поэтому вся жизнь моей семьи, как и семьи отца, была подчинена моей работе. Если в делах все идет отлично, то и дома атмосфера лучше некуда, а как только на работе неприятности — все родные понимают, переживают вместе со мной, стараются зря не тревожить…

— Как раз потому, что вы видели все сложности отцовской работы, изматывающий ритм, минимум времени для семьи, вам не хотелось выбрать профессию поспокойней?

— Нет, наоборот. Я подростком даже завидовал отцу. Сожалел, что мне пока приходится с книжками сидеть, а он занимается настоящим, живым делом. Иногда я бывал в управлении дороги на селекторных совещаниях, которые он вел, и вот как-то слышу — он дает команду: на такую-то станцию немедленно отправить такое-то количество вагонов, потому что мясокомбинат в ближайшие несколько суток будет грузить по столько-то тонн мяса, на Алтае люди его очень ждут. Меня изумляло, что такие серьезные вопросы государственного значения решает мой отец. И я мечтал, что когда-нибудь тоже смогу принимать ответственные решения, от которых жизнь многих людей будет становиться лучше.

И хотя где-то глубоко внутри себя Валерий понимал, что его выбор предрешен, что железная дорога крепко-накрепко вошла в его биографию, тем не менее жизнь его могла пойти совсем по другой колее. Дело в том, что наш герой еще в детстве увлекся спортом, причем серьезно, а произошло это при очень интересных обстоятельствах.

От спортивных побед к победе над собой
Как-то завуч десятой школы была вынуждена вызвать маму Валеры Овчарова в школу: паренек подружился с не самой благополучной компанией, и, как следствие, начались проблемы с дисциплиной. «Мать есть мать, — с застенчивой, почти мальчишеской улыбкой говорит Валерий Дмитриевич, — собрала все грамоты, какие у меня были, и пошла. Говорит: «Плохой… Но ведь хороший парень-то…»

И смех, и грех — милиционеры тоже в один голос: «Разве его поймаешь? Он же чемпион по бегу!» Завуч смекнула, за какую ниточку потянуть надо, и пригласила в кабинет замечательного человека, Якова Романовича Розенфельда. Тот посмотрел на награды хулигана, пристально глянул на самого паренька и обронил: «Завтра приходи на тренировку».

«Уже через неделю занятий Яков Романович выдал мне спортивный костюм,» — вспоминает наш герой. «Как через неделю? — удивилась я, — а до этого вы в чем занимались?» Овчаров рассмеялся:

— В трусах и майке, конечно! А тот костюмчик для меня — памятный. Помню, приехал в Нальчик на соревнования. Вышли с ребятами из других регионов в сектор для прыжков, разминаемся. Смотрю: я скромнее всех одет. Простенький серый костюмчик. А у других такая форма! Но чем дальше, тем больше их отсеивалось по ходу соревнований. Время подошло — все в красивых костюмах уже сидят на скамеечке, а в секторе нас всего трое осталось. То есть я уже в любом случае — призер. И вот тогда я сделал для себя вывод на всю дальнейшую жизнь: никогда не смотри ни на форму, ни на внешность, главное — что внутри у человека. Ты должен всегда быть самым сильным, самым умным, самым упорным, и тогда все получится.

Через полгода Валере, прыгавшему в то время на метр пятьдесят пять, тренер твердо сказал: «Надо брать один семьдесят пять!» И он взял после серьезных, грамотно выстроенных тренировок. А позже нашему герою покорилась и высота в два метра. Спортивный паренек успешно выступал как в легкоатлетических дисциплинах, так и в десятиборье. В альбоме, который аккуратно и бережно вела сестра, каких только значков и медалей нет: со спартакиады школьников, с первенства области и различных межрегиональных и всероссийских турниров, с первенства спортивного общества «Локомотив». Есть даже награда за юношеский рекорд области по прыжкам в высоту.

Если бы в Новосибирске был спортивный вуз, признается наш герой, непременно поступал бы в него. Но поскольку ближайший институт физкультуры был только в Омске, пришлось принимать другое решение. «Я пошел в НИИЖТ не только потому, что на железную дорогу меня все-таки тянуло, но и потому, что здесь всегда большое внимание уделяли спорту», — откровенно говорит Валерий Дмитриевич.

Служить дороге
— На железной дороге случайных людей не бывает, — убежден Овчаров. — Если и приходят, то очень быстро отсеиваются. Даже молодые инженеры после института. Кто-то не выдерживает нагрузки, кто-то ищет место поспокойней, где ответственности поменьше. Но преданные делу остаются. И все они разные, кто-то активен, инициативен, кто-то ничего нового не предлагает, но хороший исполнитель. Одному достаточно только идею подкинуть, а другому надо детально все разжевать. Одному хватит замечания, а на кого-то и построжиться придется…

И хотя это рассуждение относится скорее к периоду, когда наш герой уже работал на ответственных должностях, азы этой психологии Валерий Овчаров понял еще в студенческие годы, причем на собственном примере, когда декан строительного факультета, замечательный человек, Леопольд Мистиславович Дановский, профессор, доктор наук, чтобы приструнить, прямо скажем, не всегда аккуратно посещавшего занятия Валерия, назначил его... старостой курса.

— Где-то через две недели он уже вызывает меня и, пристально глядя в глаза, говорит: «Рыба гниет с головы…» Вот такой подход и такой спрос у него был, — смеется наш герой. — Но знаете, ведь сработало! Я забыл, что такое пропуск занятий, потому что пришлось контролировать уже не только себя, но и других. Леопольд Мистиславович был искренне убежден, что будущий инженер, как потенциальный командир, должен обладать не только глубокими профессиональными знаниями и навыками, но и определенными чертами характера, и прилагал к этому большие усилия, воспитывая нас. Ну и, конечно, спорт, которым я продолжал заниматься уже под руководством ниижтовского тренера Павла Катышева, тоже хорошо дисциплинировал.

Уважение естественным образом с годами переросло в теплые и доверительные отношения коллег и настоящую дружбу. Спустя годы, уже будучи крупным руководителем, Овчаров не раз приезжал к своему педагогу за советом и за поддержкой. «Только заглядываю в кабинет, а он уже: «Наслышан-наслышан об этом случае. Знаю, что ты не виноват. Причина в том-то и в том-то…» — вспоминает Валерий Дмитриевич.

— Он был грамотнейшим специалистом, всегда очень живо интересовался всем, что делается на дороге. А мне очень важно было иметь поддержку такого человека. Одно дело — личная убежденность в собственной правоте и совсем другое, когда она подкреплена таким авторитетным мнением».

— Дело ведь не только в том, чтобы доказать, что ты прав, — продолжает наш герой, — важно не допустить несправедливости.

Если признают вину моего хозяйства, мне придется наказывать людей, давать выговоры, возможно, увольнять кого-то… Потому ни в коем случае нельзя допустить, чтобы пострадали невиновные. Если виноват — другое дело, надо выяснять причины и устранять их. А если не виноват — стоять до конца.

От азов к вершинам профессии
Первым местом работы для Валерия Овчарова стала Инская дистанция пути, где в свое время трудовую биографию начинали будущий первый секретарь обкома партии Александр Павлович Филатов и другие известные люди. Помня отцовские наставления о том, что любой специалист должен начинать с рабочей профессии, чтобы дело знать досконально и понимать любого работника, он несколько месяцев проработал монтером пути, стал бригадиром, затем дорожным мастером… Словом, прошел все ступеньки, приобретая опыт и жадно впитывая новые знания, в том числе знания по «производственной психологии». Как говорила героиня известного фильма, если научишься управлять тремя подчиненными, дальше количество уже не имеет значения.

А потом была Анжерская дистанция пути, с рассказа о которой мы и начали этот очерк. Хорошо зарекомендовавший себя молодой ПЧ (начальник дистанции пути) спустя какое-то время был «брошен на прорыв» — его уговорили возглавить числившуюся в самых неблагополучных Топкинскую дистанцию, где происходило по три крушения в месяц. Не струхнул. Разобрался в чем дело, настоял на том, чтобы «подтянули» материальные ресурсы, и… занялся воспитательной работой.

Наладить дисциплину, признается, оказалось непросто. «Я всегда считал, что даже в отрицательном коллективе есть хоть один положительный человек, на которого ты сможешь опереться. Но там столкнулся с тем, что бывает и иная ситуация. Приезжаю в бригаду, которая в полном составе накануне пропьянствовала целый день, и сталкиваюсь с тем, что все шестеро лгут. Ни так, ни эдак говорить правду, а, значит, признать свою вину не хотят…» — говорит Валерий Дмитриевич.

— Пришлось увольнять?

— Это не выход. Во-первых, с точки зрения производства поиск новых работников, их обучение займут много времени. Во-вторых, руководитель должен уметь работать с теми кадрами, которые у него есть. Надо искать подход к каждому, перевоспитывать.

За полтора года, что Овчаров руководил Топкинской дистанцией, дела пошли в гору. Хозяйство было приведено в хорошее состояние, коллектив сплотился, благодаря чему в этот период не было допущено ни одного грубого брака. Руководство ЗСЖД по достоинству оценило профессионализм и командирские качества начальника дистанции и пригласило его на работу в управление дороги. Где он уже который раз в своей биографии снова оказался «самым молодым». Сначала заместителем начальника службы, а затем и возглавил ее.

Забота наша такая
Мы спросили Валерия Дмитриевича о том, что было самое сложное за всю его богатую трудовую биографию.

— Западно-Сибирская железная дорога — очень большое хозяйство. И требования к дороге очень высокие. К примеру, наш участок Новосибирск — Омск в то время был самым грузонапряженным в мире. В 80-е годы Кузбасс начал добывать свыше 100 миллионов тонн угля, и всю эту массу надо было вывезти и переправить в западные районы страны. Поезда шли через каждые 5 — 6 минут, а между ними еще масса пассажирских. Во-первых, надо было обеспечить такое состояние пути, чтобы поезда могли двигаться без сбоев, с установленными скоростями. Если только допустить сбой, он повлечет целую цепочку задержек, и этот «хвост» через сутки уже до Москвы будет чувствоваться… А во-вторых, надо было четко следить, чтобы необходимый регламент ремонтных работ производился вовремя. А как ремонтировать, если время между поездами — 5 минут?! Как ни крути, а главная работа железной дороги — пропускать грузы, а не ремонтировать. Словом, самым сложным было в очень жестких условиях применять такие технологии, которые позволили бы качественно содержать путевое хозяйство.

А вторая сложность — нехватка материальных ресурсов. Особенно это почувствовалось во второй половине восьмидесятых — начале девяностых, когда в стране начались потрясения. Что нам нужно? Шпалы, рельсы, скрепления, металл. Причем в достаточных объемах. А с началом перестройки существовавшая система снабжения разладилась. Пришлось налаживать связи, искать поставщиков рельсов, шпал… И это было очень непросто.

Как раз в эти годы, 1985— 1986-й, Валерия Дмитриевича Овчарова назначили начальником службы путевого хозяйства дороги. Его опыт, высокий профессионализм, позволившие грамотно решать задачи любой сложности, были отмечены высокими наградами Родины — орденом «Знак Почета» и высшей наградой отрасли, знаком «Почетному железнодорожнику». Причем, что касается последней награды, в приказе министра было написано: «За выполнение особо важного задания». Правда, секрета, что это было за «особое задание», герой нашего очерка не раскрыл.

Беспокойное сердце
Сказать честно, Валерий Дмитриевич и для президиума совета ветеранов дороги, где он курирует сектор по наставничеству, выглядит «очень молодым». Таково уж, видимо, его амплуа по жизни. Энергичный, жизнелюбивый, с хорошим чувством юмора, он, совсем не много — с годик, отдохнув на «заслуженном отдыхе» от изматывающего ритма руководящей работы, снова включился в активную деятельность.

Почему? Ответим словами самого нашего героя: потому что железнодорожник — это не профессия, а образ жизни. Потому что человек с его знаниями и опытом не может сидеть сложа руки, когда видит, что дорога в них нуждается. Потому что искренне убежден, что преемственность поколений, наставничество — одна из ценнейших традиций ЗСЖД и залог ее успешной работы в будущем.

— На железной дороге руководитель не может себе позволить не интересоваться тем, как живут его работники. К примеру, машинист. Если он не выспался, если дома плохая обстановка, он нервный, он садится в таком состоянии за локомотив, а за ним — полторы тысячи человек. Или 6 тысяч тонн груза. Представляете, какую катастрофу он может устроить?! Да, техника все совершенней, да, кругом автоматика, но на примере Саяно-Шушенской ГЭС мы увидели, что значит человеческий фактор… — говорит Валерий Овчаров. — Знаете, я в свою бытность начальником дистанции, уходя в отпуск, своему заместителю писал программу из 30 пунктов, перечислял все, что он должен был без меня сделать. Приезжаю. Он отчитывается: 60 пунктов сделал. Кадры воспитывались, росли постепенно. А сегодня, когда акцент делается на молодых руководителей, им порой не на кого опереться, не у кого поучиться, не с кем посоветоваться. Поэтому главное мое дело сегодня — это работа в институте повышения квалификации при СГУПСе, где все специалисты периодически проходят обучение.

Можно сказать, что Валерий Дмитриевич продолжил дело своего именитого учителя. Сегодня многие молодые руководители идут к нему за советом и поддержкой, как когда-то сам Овчаров шел к Леопольду Мистиславовичу Дановскому. За год обучение у него проходят порядка 250 специалистов и молодых руководителей. Овчарова можно встретить на всех школах передового опыта, на многих, в том числе сетевых, совещаниях по новым технологиям. Он — общественный советник нынешнего начальника службы пути ЗСЖД Евгения Александровича Шевцова.

По инициативе Валерия Дмитриевича в совете ветеранов дороги была создана секция по наставничеству, объединившая порядка 20 высококлассных специалистов из разных служб. Опытные, технически грамотные ветераны берут шефство над молодыми руководителями, которым требуется помощь. То есть снова «бросаются на прорыв», идут туда, где трудно, где есть приложение их силам и знаниям. По-другому жить они не умеют.

Стоит ли говорить, что семья нашего героя всегда с пониманием и уважением относилась к особенностям его работы, безропотно переносила все — переезды, бытовую неустроенность, тяжелый ритм — без возможности заранее спланировать отпуск или такую малость, как поход в театр или кино. Супруга, Галина Васильевна, окончившая НЭТИ и поехавшая за мужем в Анжеро-Судженск, быстро переквалифицировалась в железнодорожницы, дорога и для нее стала родной. Обе дочери, Наташа и Татьяна, работали на Западно-Сибирской магистрали, а сегодня трудятся в дочернем предприятии — «Транстелеком».

Внук Андрей стал кадровым военным. А внучка Галина, названная так в честь сразу двух бабушек, учится на четвертом курсе экономического факультета СГУПСа. Ну а младшенькая, Маша, как уже говорилось, ходит в детский сад и заботится о том, чтобы жизнь деда и бабушки не была однообразной.

Под занавес беседы мы спросили Валерия Дмитриевича, что, на его взгляд, непременно нужно заложить в своих детях, чтобы они выросли порядочными людьми. И он ответил: «Главное, по-моему, привить детям уважение к старшим и трудолюбие. Остальное приложится».

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
18.10.2020 Видео
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
26.10.2020
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
22.10.2020
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
22.10.2020
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^