Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Ковалёв, олицетворяющий дело

2009-10-29
Валентина Мальцева
Ковалёв, олицетворяющий дело
Обычно публикации данной страницы посвящены анализу дел в той или иной профсоюзной организации области. Но сегодня — исключение из данного правила. Такое решение принято после знакомства с председателем исполкома объединенного комитета профсоюза работников Новосибирского научного центра СО РАН Евгением Алексеевичем Ковалевым.

И совсем не потому, что в беседе удалось о нем многое узнать, скорее наоборот: о себе Евгений Алексеевич говорил крайне мало. А вот о делах — настолько горячо, компетентно и заинтересованно, что, закрывая дверь его кабинета, я поняла, что над заголовком и лейтмотивом статьи долго думать не надо. Они «всплыли» из всего контекста нового знакомства.

До него для меня оставалось загадкой, каким образом можно сохранить столь мощный профсоюз, члены которого — наиболее образованная, не только самостоятельно, но и оригинально мыслящая часть нашего общества. Такие особенности чаще ведут к дроблению, атомизации позиций, поведенческим девиациям, нежели к желанию действовать в рамках общественной организации еще «советской закваски».

Для элиты нет вечных истин
15 тысяч членов профсоюза объединены в 46 первичек — значит, 46 лидеров, среди которых семь докторов наук, 18 кандидатов наук, остальные — высококвалифицированные специалисты, без пяти минут остепененные, как и коллеги.

И вот на протяжении 15 лет они избирают Ковалева своим лидером. О секрете такого постоянства Евгений Алексеевич говорит лаконично:

— В целом удается найти общий язык, — по версии Ковалева, это удается потому, что в «научном сообществе действует такое понятие, как академическая корректность», потому что люди столь высокой культуры «редко срываются», да к тому же понимают, «насколько высока ценность общественной структуры» в наш век всеобщего разрушения общественных институтов.

Но неужели в «ценность общественной структуры» ученые поверили бы без ежедневного доказательства сей истины?

Уж кто-кто, а Ковалев — сам плоть от плоти академического сообщества, сам ученый, у которого в активе 50 научных статей и которому со всех сторон света шлют свои книги академики, — он знает: для интеллектуальной элиты нет вечных истин. Здесь каждый день требуются доказательства.

— Иногда иду поздно вечером по городку и вижу: во многих лабораториях — свет из окон, — Ковалев вздыхает: — Очень многие работают допоздна, погружение в исследовательскую работу настолько глубоко, что кажется, не до участия в каких-то общественных акциях. Сам защищался, знаю, как это — быть в теме круглосуточно. Порой бывает сложно интегрировать цели, бывает, и точки зрения не совпадают, но если веришь искренне в дело, то люди всегда поддержат.

Столпы доверия
Ковалев пришел в профком в 1994-м, когда разрушение было нормой. Взносы привычно собирали, а потом они непривычно исчезали. Этот столп доверия Евгений Алексеевич укрепил первым делом: ни одна копейка не осталась безучетной. Период «большого хапка» страна еще долго праздновала, а тут в профкоме он был завершен навсегда. И теперь, когда спросила про достижения, Ковалев позволил себе похвастать:

— Мы в состоянии поддержать нуждающихся, у нас есть для этого деньги.

И как о личной утрате говорит о том, что при Добрецове потеряли пионерский лагерь «Солнечный», где ежегодно оздоравливали по 500 детишек за смену.

Вспомнив недобрым словом «лихие 90-е», Ковалев рассказал про американскую гуманитарную помощь, благодаря чему удалось поддержать стариков, которым не платили пенсию, студентов, у которых не было подработки... И оскорбительным для него был вопрос советника президента США, прибывшего в Академгородок: «Сколько ваши сотрудники заработали на нашей гуманитарной помощи?». Американец очень удивлялся, что профсоюз не только безвозмездно раздавал продукты, но и организовал их бесплатную доставку. Сказав об этом, Евгений Алексеевич тут же отмел трактовку этого факта в собственную пользу:

— Что вы! У нас же тут, как в деревне, все и про всех знают. Если с кого рубль бы взяли, он бы сотней потерь для нас обернулся!

Чуткость — это резонатор
Чуткость — мы произносим это слово, имея в виду прежде всего некое душевное качество. Математик Ковалев и чуткость просчитывает, как некий резонатор, улавливающий общественные вибрации. Вот чем бы обернулась запланированная забастовка врачей в Академгородке? В феврале минувшего года выяснилось, что ведомственная медицина не получит федеральной надбавки. Делегаты за неделю до объявленной акции пришли в профком к Ковалеву: экстренную помощь больным будем оказывать, но плановый прием отказываемся вести до положительного решения вопроса. Вот это да! За неделю достучаться до Кремля, изменить непродуманный закон?! Так и слышишь ответ на этот вопрос: невозможно. Ковалеву такой ответ даже в голову не пришел. Настолько он был убежден, что ясность об очевидной несправедливости рано или поздно приведет к верному решению верховную власть. А пока просчитал все плюсы и минусы сложившейся ситуации в рублях, морально-психологических «единицах» и обратился к губернатору Толоконскому. Виктор Александрович сделал поручение областному руководству Фонда медстраха. Оттуда ответ: федеральный уровень нашим корректировкам не подвластен. Ковалев со своими выкладками снова — к губернатору. Толоконский, по-мнению Ковалева, один из самых «точно настроенных» лидеров на прием общественных сигналов. Так было принято экстренное решение: областной бюджет возместил финансовые потери обойденных законом специалистов здравоохранения. И только потом совместными усилиями добивались справедливости на федеральном уровне.

Очевидные «неочевидности»
Очевидно для профсоюзного лидера Ковалева, что огромный библиотечный фонд научного центра должен быть доступен (бесплатно!) всем читателям (и на это тратятся миллионы общественных рублей), что 3500 студентов — членов профсоюза — не должны платить взносов, что нельзя обрекать на нищету «уволенных по возрасту» ученых, что недопустимо «выпихивать за рубеж» молодые таланты, что...

Но совсем неочевидно, что возможно помочь двум заслуженным пенсионеркам с санаторным лечением. Что федеральной структуре, каковым является научный центр, могут помогать, в том числе и финансово, город и область. И еще очень много «неочевидностей», которые тем не менее решаются, как только доходят до Ковалева. Как он и с кем договаривается, какие аргументы приводит? Как использует силу слова, в том числе и печатного? Да вроде все открыто. Вот, читайте, Евгений Алексеевич по прежней привычке ученого не мыслит себя без публикаций, ставя в заголовки статей самые острые вопросы: «Зачем нам нужен профсоюз, или Задачи профсоюза в новых условиях», «Почему необходимо участвовать в акциях протеста?», «Нельзя жить достойно в нищей стране», «О взаимоотношениях профсоюза с партиями и властными структурами», «Эволюция наших требований», «Пройдет зима, наступит лето…», «Оправдал ли профсоюз надежды научного сообщества?», «Финансовый кризис — путь к оздоровлению экономики», «О торжестве исторической справедливости или крахе либеральной экономики»... И ничего бесспорного, неискреннего, затертого — все цепляет за живое, вызывает ответные чувства.

Право задавать вопросы
На столе Ковалева в эти дни — перечень вопросов, с которыми он готовится к ежегодной встрече профсоюзного актива с председателем СО РАН академиком Асеевым. И вопросы эти один жестче другого.

— Не рассердится на вас Александр Леонидович? — мой вопрос повисает в воздухе, и еще раз осознаешь: право задавать такие вопросы, наверное, надо заслужить. И сама тональность предстоящего разговора о поставленных проблемах уже свидетельствует об уровне отношений руководства СО РАН и профсоюзного комитета.

— О моей вредности еще со времен преподавательской работы всем известно, — смеется Ковалев, в полной уверенности, что в научной среде личность воспринимается в целостности и неприкосновенности со всеми ее общественными инстинктами и приватными ценностями. Тут реагируют на факты, объективный анализ, точность и последовательность действий. И хранят научные легенды. Среди них знаменитый доклад ученого-математика Ковалева о приснопамятной проблеме «поворота сибирских рек». Зал института математики не смог вместить всех желающих выслушать все «за» и «против», изложенные в научном докладе. По его завершении и случился прецедент: аудитория, состоящая в том числе и из академиков, приветствовала автора бурными аплодисментами — реакция, вообще-то не принятая в такой среде.

Теперь заботы другие: как повернуть финансовые потоки страны на то, чтобы прекратить утечку мозгов?

— Я пять лет был деканом факультета прикладной математики НГУ. Это был первый хозрасчетный факультет еще в советское время — конец 80-х — начало 90-х. У нас был первый персональный компьютер в городке... Вспоминает Ковалев и своих первых учеников, а я подливаю масла в огонь:

— А-а, так это вы создавали команду для Гейтса, он потом хвастал, что 80 процентов его топ-менеджеров — выпускники НГУ?

И попадаю в точку: тема молодых кадров, их поддержки — одна из главных на предстоящей встрече с академиком Асеевым.

О других целях, целях жизни, Ковалев не склонен говорить громко, только ненароком, показывает дорогие ему книги коллег, а в одной из них — цитата из Столыпина: «Главная цель руководства — вести Россию по пути, свободному от нищеты, духовного невежества и бесправия».

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Вакцинацию препаратом от коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона» прошли первые пять добровольцев в возрасте 60 лет и старше, сообщили в пресс-службе Роспотребнадзора.
Добровольцы начали доставлять льготные лекарства пациентам из группы риска в Новосибирске - пожилым людям и тем, кто по состоянию здоровья не может прийти в поликлинику.
Фуд-корты, детские площадки и кинотеатры в торговых центрах попали под ограничительные меры с 16 ноября. Общепиту две недели можно работать лишь навынос. Новосибирцы стараются обхитрить систему и едят гамбургеры по углам, отворачиваясь от охранников. На самом большом фуд-корте в «Меге» посетители продолжают обедать за столиками некоторых ресторанов.
Наряду с обеспечением населения медикаментами в центре внимания и продовольственная безопасность. В правительстве региона обсудили, как помочь оптовым и розничным продуктовым рынкам в Новосибирске - они оказались в трудной ситуации из-за пандемии.
На дистанционное обучение с понедельника, 16 ноября, перешли 40% школьников региона или 140 тысяч учащихся. У многих из них возникают проблемы организационного и технического плана, а кто-то за три дня дистанционки успел получить двойку - за неподключение. Министр образования региона заявил, что так оценивать успеваемость сейчас недопустимо.
Пимокатный двор появился в Новосибирске. Открыл его умелец, который больше десятка лет делает обувь из шерсти, без каких-либо механизмов. Корреспонденты ОТС узнали, сколько времени мастер тратит на одну пару и почему носит повязку на голове.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^