Выберите свой район: Новосибирск
Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым
Резонанс
Резонанс
Яндекс.Погода
19.02.2004

ЕГЭ - первая ласточка Болонского процесса в России

Нашу дискуссию о едином госэкзамене продолжает ректор Сибирского института международных отношений и регионоведения Ольга Плотникова.

 Нашу дискуссию о едином госэкзамене продолжает ректор Сибирского института международных отношений и регионоведения Ольга Плотникова.

Ольга Плотникова
 - Ольга Васильевна, сегодня сторонники ЕГЭ считают, что введение его поможет России войти в европейскую систему образования, и тогда российские дипломы будут котироваться и на Западе. Это правда?

- Не совсем так. Но введение ЕГЭ имеет к Болонскому процессу, в рамках которого реформируется европейская система образования, самое непосредственное отношение. Начнем с того, что реформирование нашей системы образования - назревшая проблема, которую необходимо решать. Если в советский период функции системы образования сводились лишь к подготовке кадров для обслуживания государственной машины, и педагоги вполне справлялись с этой задачей, то с распадом советского государства прежние производственные инфраструктуры и связи были разрушены. Многие специалисты буквально «выброшены» на обочину и вынуждены выживать, кто как может. В итоге наша страна по уровню интеллектуального развития с 1-го места в мире опустилась на 46-е. Это данные ЮНЕСКО.

- И какие задачи, на ваш взгляд, сегодня стоят перед системой нашего образования?

- Сложный вопрос. Мы ушли от старого, но не создали нового и даже не знаем, каким оно должно быть. Страна потеряла стратегические приоритеты. Самое важное сегодня - воспитать профессионалов с другим типом мышления, которые могут вывести Россию из тупиковой экономической ситуации. Но для образования нового интеллектуального ресурса необходимо реформировать систему образования. Прежде всего, нужна другая форма взаимодействия учителя и ученика, преподавателя и студента. Не обучение в режиме «учитель - ученик», когда ученик копирует своего учителя. Эта парадигма приемлема лишь на уровне профессиональных училищ и колледжей. Сегодняшний учитель, преподаватель должен сам очень много знать и брать знания не из старого, а из нового информационного поля. А задача ученика - вынести полученное знание на новый уровень. Только такая подготовка позволит ему менять тип мышления при изменении социокультурной ситуации в обществе. Сам образовательный процесс должен способствовать применению знаний научных дисциплин в реальной жизни и транслированию их на новый тип мышления.

- Введение единого госэкзамена работает на реформирование системы образования?

- Прежде всего, главная цель этого эксперимента - создание единого образовательного пространства в России, как это делается в Европе в ходе Болонского процесса.

- Что же это за процесс, и так ли уж нам необходимо в нем участвовать?

- А наша страна уже в нем участвует, после подписания министром образования Российской Федерации Владимиром Филипповым Берлинского коммюнике. Этот документ был принят в сентябре 2003 года на международной конференции европейских министров образования в Берлине.

Как и другие участники конференции, наш министр признал необходимость введения в России обязательного двухуровневого образования по системе «бакалавр/магистр». Кроме того, Россия, как и все страны, подписавшие Берлинское коммюнике, обязана к 2005 году создать национальную систему гарантий и качества образования, которая должна включать: определение обязанностей вовлеченных органов и институтов; оценку программ или институтов (включая внутреннюю оценку, внешний обзор, участие студентов и публикации результатов); систему аккредитации, сертификации или сопоставимые процедуры; международное участие, сотрудничество и работу в сети качества.

В Коммюнике особо подчеркивается, что ответственность за гарантию качества высшего образования лежит непосредственно на каждом институте.

- Европейская система образования принципиально отличается от российской?

- Да. В странах Европы нет единого государственного диплома, а тем более - единого европейского диплома. Каждое высшее учебное заведение выдает выпускникам свой диплом. И в зависимости от авторитета вуза этот документ котируется (или не котируется) на рынке труда.

У нас же существует единый государственный диплом, который получают выпускники всех аккредитованных вузов, независимо от их статуса. И, в сущности, процесс аккредитации в нашей стране это не что иное, как процесс признания качества образования.

Именно стремление улучшить качество образования лежит в основе Болонского процесса. Его история начинается в 1994-1995 годах, в городе Болонье (отсюда и название), когда Совет Европы разработал принципы системы оценки и обеспечения качества образования. В ноябре 1998 года Совет Европы разработал Рекомендации для стран-членов СЕ, где подчеркивалось, что прозрачные образовательные системы необходимы для межнациональной мобильности.

В июне 1999 года к Болонскому процессу присоединились 29 европейских государств, подписав Гаагское соглашение. Тогда и было принято историческое решение ввести в европейских вузах структуру «бакалавр/магистр». 12-13 марта 2002 года в Амстердаме на международной конференции подвели итог по переходу стран-участниц Болонского процесса на двуцикловую структуру «бакалавр/магистр». На конференции было дано описание бакалаврских и магистерских программ различного уровня. И, наконец, 14-15 марта 2003 года в Хельсинки в рамках Болонского процесса, на очередной конференции, было принято решение, что степень магистра должна составлять 300 кредитов (аналог учебных часов), что равно пятилетнему обучению при полной рабочей неделе.

В Хельсинской декларации особое внимание было уделено аккредитации вузов и профессиональному признанию специалистов. «Первичной целью, - сказано в Декларации, - должно быть транснациональное признание магистерских степеней на профессиональном уровне».

- Получается, что если Россия введет у себя двухуровневую систему «бакалавр/магистр», то она обязана будет и перейти на систему учебных кредитов?

- Разумеется. Сегодня по государственным стандартам, принятым в нашей стране в 1996 и в 2000 годах, весь учебный процесс в вузе измеряется в часах. Например, на освоение пятилетней программы высшего образования, предусмотрено 9072 часа, согласно стандартам второго поколения. Значит, на один год отводится порядка 1800 часов. Учебный же год, согласно Болонским документам, измеряется 60 кредитами, или один семестр - это 30 кредитов. Если сопоставить эти цифры, то получается - один кредит равен 30 часам. Отсюда высчитывается, сколько кредитов студент должен получить, оканчивая бакалавриат, то есть первую ступень, и магистратуру, то есть вторую ступень. Эта цифра будет порядка 180-240 кредитов для получения степени бакалавра и 300 кредитов для получения степени магистра. По всей вероятности, к 2005 году в стране будут приняты госстандарты, с учетом тенденций и задач Болонского процесса.

- Наше участие в Болонском процессе гарантирует признание российских дипломов за рубежом?

- Это подразумевается. Входя в Болонский процесс, наша страна входит в единое образовательное пространство Европы, что будет способствовать и повышению качества образования. И ЕГЭ только первая ласточка этих глобальных перемен. Конечно, к идеям глобализации мира, в рамках которой осуществляется Болонский процесс, можно относиться по-разному, но не замечать глобализацию уже нельзя. И если мы не хотим оказаться на обочине, то просто вынуждены будем вступить в этот общеевропейский процесс.