Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Человек нараспашку

Человек нараспашку
Вечер памяти легендарного ученого состоялся в рамках юбилейных событий: на днях Кольцово отметило свое 35- летие и 40-летие градообразующего предприятия «Вектор», которое основал и долгое время возглавлял Лев Степанович САНДАХЧИЕВ (1937 — 2006).
В наукограде Кольцово открыли мемориал академику Сандахчиеву

Вечер памяти легендарного ученого состоялся в рамках юбилейных событий: на днях Кольцово отметило свое 35- летие и 40-летие градообразующего предприятия «Вектор», которое основал и долгое время возглавлял Лев Степанович САНДАХЧИЕВ (1937 — 2006).

Генеральный прост до гениального
...Глава муниципалитета задерживается. Генеральный директор «Вектора», похоже, тоже. Целая гвардия партийных инструкторов покорно дожидается их, загруженных делами, в кольцовской администрации. Запланировано важное совещание, и пока суд да дело, высокие гости пробавляются чаем-кофе, закуривают в компании незнакомого человека, но, судя по его наличию здесь, тоже к делу приобщенного. Очень уж увлекательный кадр: внешне не броский, в простеньком свитере, зато как глаза горят, с каким энтузиазмом ведет он разговоры за науку и жизнь! Глубочайшее познание мира, душа нараспашку, юмор отменный…

Глава администрации Кольцово Николай Красников, прибыв к месту событий, предлагает начать официальный диалог. Между тем один из гостей, видимо, отчитываясь перед кем-то вышестоящим, чеканит в телефон:

— Да… да… все собрались, только Сандахчиева нет… ждем!

— Как нет? — столбенеет Красников. — А с кем вы уже полчаса тут курите?

Гвардия столбенеет пуще него…

Чуть позже аналогичным образом будут потрясены супруги Некрасовы, Борис и Надежда, которые по собственной инициативе приедут в Кольцово из Томска, чтобы писать на «Векторе» дипломные работы. Студенты Сибирского государственного медицинского университета не сразу поверят, что руководитель одного из ведущих научных учреждений планеты всей может быть таким: незнамо кто его от дел отрывает со своими «расплывчатыми идеями», а он будто лучших друзей их привечает. Тотчас находят общий язык. В дальнейшем Некрасовы и диссертации здесь защитят, и останутся в Кольцово жить-работать.

Чтобы зря не прожить и минуты…
Многих сумел вот так, по-хорошему, удивить, многим успел помочь Лев Сандахчиев — отец-основатель Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор», академик, автор более 300 публикаций, лауреат престижных премий, учитель, воспитавший десятки последователей, включая кандидатов и докторов наук, активный общественник. Можно сутками говорить о структурно-функциональном изучении геномов широкого спектра вирусов, патогенных для человека. О технологии получения субстанции интерферона альфа-2 человеческого рекомбинантного. Или о диагностике ортопоксвирусов и музее штаммов и ДНК вируса натуральной оспы. Можно перечислять еще сотни слов, таинственных для неискушенного уха, пытаясь обрисовать весь спектр деятельности Сандахчиева-ученого, и все равно что-то упустить, но… Открывая памятник своему национальному герою, жители Кольцово говорили прежде всего о его таланте быть человеком. Человеком великой души и неуемной энергии, чутким и открытым, для каждого действительно своим в доску.

— Единственной мимолетной встречи с ним хватало, чтобы основательно зарядиться его энергией, — вспоминает Валерий Локтев, один из учеников академика. — Благодаря ему люди на глазах менялись, активнее начинали работать, с головой погружались в науку. Лев Степанович любил творить добро и всегда наставлял нас: любую минуту надо использовать для хорошего дела, иначе вы проживете это время зря.

В противовес угрозам
Лев Сандахчиев, уроженец Ростова-на-Дону, окончил в 1959 году Московский химико-технологический институт по специальности «технология высокомолекулярных соединений», получил распределение в Новосибирск. Прибыл стажером-исследователем в Институт органической химии, одновременно заинтересовался проблемами, в решении которых позже выпадет участвовать его детищу — ГНЦ ВБ «Вектор».

— Проблема биологической опасности была довольно стара, — в 2003 году рассказывал Лев Сандахчиев в интервью телестудии «Наукоград ТВ», где по сей день хранится запись. — Но успехи в молекулярной биологии заставили задуматься о том, что у цивилизации появляются новые возможности и новые угрозы. На это наша страна отреагировала адекватно. Значительная сумма денег была выделена на развитие новейших направлений в молекулярной биологии для изучения вирусов и бактерий. Было создано несколько институтов с этой целью, в том числе наш. Задача у нас была — те вирусы, которые малоизвестны и которые могут быть объектами использования потенциальными противниками как оружие, основательно изучить.

Всесоюзный научно-исследовательский институт молекулярной биологии, в последствии Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», стал градообразующим предприятием рабочего поселка Кольцово, где в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого столетия активно высаживался молодой научный десант.

Это же все для людей!
Кипела работа на «Векторе» — развивался сам городок, которому требовались новые специалисты, причем не только в сфере науки. Максимум делал Сандахчиев, чтобы привлечь сюда людей, обеспечить им комфортные условия жизни и труда, всегда лично интересовался каждым: как самочувствие? какие проблемы? нужна ли помощь? Никогда, скажем, не проезжал просто так мимо пожарной части. Как ее ветераны помнят, считал своим долгом обязательно заглянуть, со всеми переговорить и в своей излюбленной полушутливой манере добавить:

— Смотрите, чтобы ученые вас не обижали!

Не обходилось без радикальных маневров. Врач-стоматолог Людмила Беляева рассказывает с улыбкой:

— Работала я в Академгородке, приезжала в Кольцово по делам, и однажды Лев Степанович пригласил меня на встречу. «Знаете, — говорит, — у нас нет стоматологов, а у моих ученых болят зубы, отвлекают их от работы, мешают, стало быть, грызть гранит науки!» И добавляет: «В общем, будете жить здесь, вот вам однокомнатная квартира, а вы мне, пожалуйста, организуйте работу зубного кабинета».

Так и вышло. Спрашивается, откуда у персоны такой величины, руководителя крупного научного центра, было время, чтобы уделять его всем? Кроме того, он общественной работой занимался, в культурно-массовых и спортивных мероприятиях участвовал, а их в растущем поселке с его развеселой атмосферой студенческих стройотрядов было не счесть... Время ученый старался обуздать изо всех сил. Обычная практика: отложит работу, если она не экстремально срочная, ради других полезных дел. Потом наверстывает, сидит на «Векторе» до четырех утра. Даже в Министерстве науки пытались его «вразумить»:

— Что же, вы Лев Степанович, так себя истязаете?

— Но я ведь это делаю не для себя! — вставал на дыбы академик. — Все для науки, для людей, для общего блага.

Своевременные мысли
Время он не только укрощал — просматривал его наперед, принимая ради светлого завтра смелые, подчас авантюрные решения. Скажем, строительные нормы были прежде довольно жесткими, но… Своим чутким взором ученый постарался основательно «просветить» будущее и решил действовать вопреки стандартам. Вместе с архитекторами скорректировал генплан развития Кольцово, спроектировал поселковые дворы и дороги чуть ли не вдвое больше. Ряд проектов был реализован. Спохватившись, академику впаяли выговор, но крушить постройки, конечно же, никто не стал. Спустя годы численность местного населения несказанно возросла, потоки автомобилей тоже, и «авантюрное наследие» пришлось абсолютно кстати.

Интересный случай, когда Сандахчиеву удалось обвести время вокруг пальца, этак интуитивно-спонтанно, вспоминает Сергей Нетёсов, председатель Совета депутатов Кольцово, долгое время проработавший на «Векторе» заместителем гендиректора:

— На заре перестройки, с одной стороны, нам стали открываться новые пути, с другой — старые законы еще действовали и многому препятствовали. В 1990 году в Западном Берлине проходил международный конгресс по вирусологии. Лев Степанович троих сотрудников делегировал, включая меня, а сам остался в Кольцово. Мы успели добраться до Москвы, все еще не зная, выпустят ли нас за границу. Звоним Сандахчиеву, который должен был окончательно решить все вопросы с вышестоящими инстанциями. «Что-то странное творится, — недоумевает он, — и запрета вам пока нет, и разрешения тоже. Давайте договоримся так: вы мне не дозвонились». Улетели мы, в конгрессе поучаствовали, возвращаемся домой. Лев Степанович облегченно вздыхает: «Слава богу, успели! Дело в том, что через день после вашего отъезда пришел запрет».

Оставаясь собой под открытым огнем…
— Он постоянно двигался вперед, открывал для себя новые горизонты, решал проблемы, в основном успешно, — говорит Ольга Андреевская, первая супруга ученого. — Часто рисковал, но прошел победителем через всю свою жизнь, исключая лишь драматическую ситуацию последних лет…

Разруха 90-х поставила «Вектор» в кризисное положение, почти лишив его госзаказа. Многие специалисты нашли себе применение за рубежом, включая уже знакомого нам первого стоматолога Кольцово, жену научного сотрудника Людмилу Беляеву (на юбилей наукограда она прилетала из США). Понимая остроту момента, Сандахчиев никому не чинил препон, со многими продолжал дружить, вел переписку. А научные исследования своего детища смог перевести на грантовое финансирование. Кольцовцы неохотно вспоминают эпопею, связанную с уголовным делом, заведенным на академика в новом веке: пресловутая постсоветская бойня в энных кругах за лакомые пироги, среди которых оказался «Вектор», здесь также оставила свой гнусный след. Из-за отсутствия состава преступления дело впоследствии было закрыто, фигурант реабилитирован. К сожалению, посмертно: тяжелый недуг вкупе с той самой драмой распорядились на собственный лад. Но даже боль он переносил так, как делал все остальное: достойно, самоотверженно, не теряя себя.

— Самое яркое мое воспоминание детства: в доме загорелся примус, папа молниеносно отреагировал и бросился его выносить, — говорит Степан Сандахчиев, сын ученого. — Не покривился, не закричал, хотя у него буквально загорелись руки. Потом до конца жизни оставались шрамы. Это был человек, который делал свое дело любой ценой…

ФАКТ
Автором новой мемориальной композиции является член Союза художников России скульптор Александр Бортник, автор бюстов Гоголя, Крылова и Достоевского на Красном проспекте в Новосибирске. Создавался памятник на средства частных спонсоров, его изготовление произведено в Санкт-Петербурге на заводе художественного литья
Похожие новости

Народный артист России Михаил Кокшенов, сыгравший в 111 фильмах, был госпитализирован во вторник, 17 октября, и сейчас находится в реанимации, его состояние оценивается как тяжелое.

Резонанс
Дом, в котором жила в Новосибирске рок-певица Янка Дягилева, находится под угрозой сноса. Побывавший в нашем городе российский писатель и журналист Василий Авченко объявил на своей странице в Facebook о сборе подписей в защиту этого культового для многих места.
Несколько знаковых объектов из Новосибирска названы в числе лучших российских девелоперских проектов и вошли в шорт-лист общероссийской премии «Приметы городов» 2017 года.
В июне 2016 года на Университетском проспекте около нового корпуса НГУ произошло столкновение КамАЗа и Nissan Caravan. Микроавтобус опрокинулся, а грузовик выехал на тротуар, снес мальчика с самокатом и врезался в дерево.
Жители Новосибирска вместе со всеми россиянами будут отдыхать в течение десяти дней — с 30 декабря 2017 года по 8 января 2018 года. Также нерабочими будут три дня с 23 по 25 февраля, четыре дня с 29 апреля по 2 мая, День Победы 9 мая, три дня с 10 по 12 июня и три дня с 3 по 5 ноября.
Министр транспорта и дорожного хозяйства Новосибирской области Анатолий Костылевский проконтролировал качество выполненных работ по ремонту дорожного полотна на улицах Ломоносова и Вокзальной в городе Оби.
Медвежонка увидел во дворе дома житель Тогучинского района Новосибирской области. Мужчина наблюдал, как медведь ест листья, а потом сфотографировал его.