Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Отрезанный нос ткрывает тайну стриженой головы

16.05.2002
Психологическую службу в обычной общеобразовательной школе по нынешним временам не организовал разве что какой-нибудь нерадивый директор. Другое дело - колония для несовершеннолетних. А ведь там тоже есть школа. Тут на занятия ходят все, а первый класс (есть и такой) по возрасту не уступает одиннадцатому. Проблема психологической помощи и поддержки здесь выходит на качественно иной уровень. Это действительно необходимость для детей, которые не то что профессиональным, даже обычным вниманием не избалованы.
Школа как школа, но домой после занятий учеников не отпускают. Фото Сергея ПЕРМИНА

 Психологическую службу в обычной общеобразовательной школе по нынешним временам не организовал разве что какой-нибудь нерадивый директор. Хотя чем, собственно, так уж полезен психолог и какую реальную роль в жизни школы играет, может объяснить далеко не каждый родитель и ребенок.

Ну, иногда проводит тесты по классам, ну, какую-нибудь лекцию на классном часе прочтет. Еще приглашает зайти к себе в кабинет, но к таким визитам ребята относятся настороженно: не привыкли решать проблемы с помощью постороннего дяди или тети. Да и обычные школьные проблемы - дело хоть и серьезное, но более-менее просто решаемое. Другое дело - колония для несовершеннолетних. А ведь там тоже есть школа, в этом году за партами в ней сидело более двухсот «проблем» - одна другой сложнее. Тут на занятия ходят все, а первый класс (есть и такой) по возрасту не уступает одиннадцатому. Проблема психологической помощи и поддержки здесь выходит на качественно иной уровень. Это действительно необходимость для детей, которые не то что профессиональным, даже обычным вниманием не избалованы. О том, как работает служба психологической помощи в воспитательной колонии, нам рассказала заместитель директора школы Елена Горланова.

- Некоторые считают, что условия жизни, обучения в колонии улучшать совсем не обязательно: мол, тогда ее бояться не будут. Мы считаем иначе: нельзя воздействовать на человека, тем более на совсем юного, только страхом. Это не метод перевоспитания. Мы попытались создать у себя в школе оригинальную методику психологической помощи подростку, которого наказал закон.

Задача, согласитесь, не из легких. Как чисто по-человечески помочь вору, насильнику, убийце. Честно признаюсь, собственные мои ощущения от воспитанников школы были двойственными. Например, сидит в одном из классов ушастенький паренек, старательно раскрашивает дощечку с ками-то народными узорами, улыбается. А потом узнаю: сидеть ему девять лет за разбой, сначала в классе, а потом на взрослой зоне. И как прикажете к нему относиться? 20 педагогов школы, похоже, решили эту проблему. По крайней мере, так говорят.

- Для меня, - продолжает Елена Васильевна, - они просто дети. Естественно, я знаю, что они здесь не прсто так. Но в процессе живого общения забываешь о том, за что их наказали. А иногда просто не знаешь, потом очень удивляешься, когда узнаешь статью и срок. Сюда попадают дети, которые в нормальной школе всю жизнь просидели на галерке, которых называли только по фамилии. И когда обращаешься к ним по имени - они вздрагивают. Основа нашего подхода - индивидуальная работа учителя и ученика, в процессе которой должна складываться непроизвольная мотивация изменить жизнь. Педагог говорит: «Я хочу помочь тебе! Но сначала помоги мне узнать как можно больше о тебе». И насколько бы замкнутым, озлобленным ни был ребенок, рано или поздно он все равно пойдет на контакт.

Первый этап работы - дневник, который ведет каждый ученик. Это не тот дневник, куда выставляют двойки. С другой стороны, это и не лирические заметки в духе сентиментальных барышень. Это - форма работы над собой, метод самопознания. Кстати, в обычной школе учителя такого практически не делают. Для начала новичку-школьнику предлагается написать автобиографию. Понятное дело, это сложно. В любой общеобразовательной школе немногие дети свяжут пару предложений без подсказки. Поэтому ребятам предлагаются вопросы, из которых они могут выбрать любые. Как правило, о совершенных преступлениях никто распространяться не любит, более подробно рассказывают о семье, особенно о маме. И даже если мать пила и вообще была необразцовой, все равно напишут: «Мама ко мне относилась хорошо». Никто и не рассчитывает, что с первых строк ребята начнут изливать душу, но за скупыми строчками отчета часто угадывается скрытый смысл. Например, вот что запомнил о школе 17-летний Андрей: «В начальной школе я учился хорошо. Да! И мне нравилось. Учителей я любил за то, что они ко мне хорошо относились, все подробно объясняли». И тут же без перехода: «Когда я учился в третьем классе, один раз разговаривал на занятиях, мешал учителю вести урок. Учитель ударил меня ладонью по лицу и выгнал из класса и потом долгое время не пускал на этот урок». Может быть, сам Андрей и не понял, но именно третий класс стал для него переломным. Читаем чуть выше: «Когда я учился в третьем классе, я начал курить. И как-то раз пришел домой накурившийся. И отец заметил, взял шнур от кофеварки и им бил меня по спине». Этот шнур он запомнил надолго, но курить не бросил. «А когда отец умер, мама не стала меня трогать», - продолжает Андрей. А курить девятилетнего ребенка научил старшеклассник, который сказал просто и доступно; «Кто не курит - тот лох!»

Подобные истории практически в каждом дневнике. Встречаются и вовсе клинические, в которых бы с удовольствием покопался Фрейд. Например, в том же дневнике писали сочинение «Смешной случай в моей жизни». Семнадцатилетний Евгений, осужденный на семь лет за разбой, пытается выдать рассказ за свой сон. Попытка сама по себе нетипичная: «Дело было летом. Я встал утром, оделся и пошел поесть, взял булку хлеба, нож и разрезал ее. Я увидел в ней на одной половине что-то белое и мягкое, я отколупнул ножом, это оказался нос. Я подумал тогда: «Ничего себе, пекаря допеклись. По-любому, кого-нибудь убили, а части тела в тесто засунули. Потом я хотел почесать свой нос, когда я дотронулся до лица, я громко закричал и прыжками подскочил к зеркалу. И увидел свою физиономию без носа. Мое лицо было не в себе: уши торчали торчком, глаза большие и узкие, а рот почти до ушей. От такого сна я проснулся с криком и подскочил к зеркалу. Я был рад, что это только сон». Сюжетец явно Гоголевский. Но психологу важно, что подросток именно его «примеряет» на себя и вообще почему-то считает смешным. Вот и поле для работы специалиста.

Такие «аномалии» поражают и заставляют посмотреть на этих детей с совершенно иной стороны признать и в них личность, способную фантазировать, творить, видеть не только деструктивные стороны. Но определить проблему - полдела. Надо что-то менять. И тут опять дневники. Следующий этап работы - постоянные психологические тесты, которые проходят ученики. Ничего особенного для многих, но для воспитанников ВК нечто очень важное. После каждого теста педагог пишет в дневнике его результаты для ученика. Получается, что какой-нибудь Петя Иванов уже не осужденный, не трудный подросток, не головная боль комнаты милиции, а «спокойный человек, который реально смотрит на жизнь, легко относится к стрессовым ситуациям, внимательный и может постоять за себя». Этот явный диссонанс для подростка, который заставляет по крайней мере задуматься о самом себе.

Педагоги проводят в школе ВК и собственные исследования. Еще Ломброзо пытался определить преступников по антропологическим характеристикам. Елена Горланова с этим мэтром не особенно согласна.

- За 20 лет работы в этой сфере я не научилась определять с виду, в чем провинился подросток. Лично мое мнение: чем-то отличаются только насильники. В них, действительно, мне видятся особенности и во внешнем виде, и в поведении. Но это тоже относится только к тем, кто тщательно планировал преступление, подстерегал жертв. Бывает же так, что мальчишка просто не справился с эмоциями.

...С другой стороны, мы ведем статистику психологических типов ребятишек, которые попадают к нам. Больше всего встречается молодых людей с гипертимной организацией нервной системы. Это очень подвижные, активные дети. Лидеры. стремящиеся к внешнему общению. Немало конформистов, легко поддающихся чужому влиянию. Есть циклоиды: подвержены резкой смене настроений, эмоциональным перепадам. Практически нет сензитивов, чувствительных, впечатлительных, с богатым воображением. Так же нет «родительских любимчиков». Зато романтики есть. Был у нас мальчик Сережа. Никак мы не могли найти с ним общий язык. Известный нарушитель дисциплины. И только когда он стал заниматься в драмкружке, ребенок нашел себя и раскрылся. Так он рассказывал, что больше всего любил чувствовать себя хозяином в чужой квартире, когда шел воровать. Войти в темноте, надеть чужие тапочки. Испытать ощущение вседозволенности...

Мы заметили, что экстраверты чаще воруют, причем в сговоре с другими. А вот интроверты, замкнутые, долго таящие злобу, могут убить. Так у них происходит разрядка.

Резонанс
Новости
Номерные знаки по новому ГОСТу начнут выдавать в России с 1 января 2019 года, говорится в приказе Росстандарта. Изменения в первую очередь затронут мотоциклетные номера – они станут меньше в размерах. Знаки для праворульных авто примут форму, приближенную к квадрату.
Незаконные действия при переезде в Австрию стали поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Натальи Юрченко – супруги бывшего губернатора Новосибирской области Василия Юрченко, который ранее также получил приговор.
Лягушку с необычайно ярко-желтым окрасом встретили на улице жители Новосибирска.   Специалисты предположили, что земноводное мимикрировало под цвет осенних листьев.
На Михайловской набережной Оби появится «Комната запахов». Так архитекторы проекта называют небольшую площадку под открытым небом, которая находится в парке «Городское начало». Вокруг нее высадили ароматные растения.
Новосибирская команда рискует установить антирекорд КХЛ. За восемь первых матчей команда не набрала ни очка. В клубе поменяли главного тренера, расстались с несколькими игроками, однако все тщетно. В чем причины ужасного старта – в материале VN.ru.

Отец шестерых малолетних детей ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности по их воспитанию, не заботился и часто избивал. Именно горе-родитель признан виновником пожара, который унес жизни его детей. После трагедии циничный папаша сбежал в Москву для участия у телешоу.