Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Что будет после морозов?

2003-02-20

 Ударившие в канун Нового года морозы на севере европейской части России привели к авариям в системах теплоснабжения в Карелии, в Ленинградской, Новгородской, Архангельской областях. Около 25000 семей россиян оказались в неотапливаемых квартирах. Разразился большой политический скандал. По всем каналам телевизора до сих пор показывают лопнувшие от мороза батареи. Коммунисты призывают к отставке правительства. Партия «Яблоко» предлагает свой очередной вариант реформы ЖКХ, основанный на льготах всем, кто готов этим самым хозяйством заниматься. В общем, страсти кипят. Заговорили уже в голос о времени «коммунальных катастроф». Потянуло, как дымком, трудными выборами и большими бюджетными деньгами.

Действительно ли все так плохо? Куда мы катимся? Что еще можно сделать? Когда закончится эта жилищная реформа? - на эти вопросы пытаются сейчас ответить многие. Такого рода прогнозы - это занятие для политиков. Голосов экономистов в этом хоре почти не слышно. Предложу свою версию ответов на поставленные вопросы.

Ситуация действительно серьезная. Основные фонды коммунальной инфраструктуры изношены. Потери тепла и воды на участках трубопроводов от поставщика до потребителя - до 50%. Работа в коммунальном секторе не только низкооплачиваемая, но и малопрестижная. Поэтому половина аварий - это еще не технологический отказ, а человеческий фактор. Новый председатель Госстроя Николай Кошман и лидер РАО ЕЭС Анатолий Чубайс в своих интервью в центральных газетах говорят о неподготовленных к зиме котельных реже и менее эмоционально, чем о напившемся в мороз слесаре. Вот он и виноват, как пресловутый стрелочник, во всех отключениях и авариях. Как, оказывается, просто объясняются все чрезвычайные ситуации.

Большинство предприятий жилищно-коммунального комплекса банкроты. Долги этих предприятий превышают полугодовой объем предоставленных услуг (270 млрд руб.). Кто будет вкладывать деньги в банкротов? Поэтому разговоры о частных инвесторах сегодня не очень серьезны. Все надежды жилищников - опять на бюджет.

При всей серьезности положения, я вынужден жестко сказать: ситуация не экстремальная, а штатная - стабильно плохая. Отрасль в такой ситуации зимует с 1999 года. Сейчас мы никуда не катимся - мы просто так живем. Более того, то резкое падение, как технологическое, так и финансовое, которое было в 1998-2000 годах, за последние два года ценой мобилизации административных ресурсов удалось приостановить.

Николай МОЧАЛИН
 Конечно, для каждой конкретной семьи холодная квартира - это трагедия. Но вероятность аварий в «коммуналке» в целом по России не больше, чем два года назад. Более того, проанализировав статистику аварий, можно сказать даже точнее - эта вероятность меньше в крупных городах и больше в городах малых.

Почему же так много шума по поводу наступающей «коммунальной катастрофы»? Причина в первую очередь политическая - грядущие выборы в Государственную думу, президента страны и даже мэра Новосибирска. А чем можно лучше «прикупить» избирателя, как не обещаниями тепла и низких тарифов? И бюджет на эти цели мобилизовать неплохо - будет потом что распределять. Но нет никакой гарантии в том, что бюджетные деньги не будут успешно закапываться в землю и там ускоренно ржаветь по тем же правилам, по которым они ржавели вчера и сегодня.

Означает ли это, что весь шум вокруг угрозы коммунальных катастроф поднят зря? Конечно, нет. Техническое и финансовое состояние коммунального хозяйства действительно критическое, и решения желательно принимать, не доводя ситуацию до крайней черты. Реформа ЖКХ за последние годы реально свелась к увеличению платежей населения за жилищно-коммунальные услуги. На уровне нормативных документов декларировалась политика формирования рыночных условий в отрасли, развития договорных отношений, но на самом деле административное влияние только усилилось. При всем том, что не правы были депутаты города, отвергая пересмотр тарифов в конце 2002 года, они же все равно их приняли, вопрос «прошел» при активном давлении администрации.

Жилищно-коммунальный комплекс к тому же остается заложником завышенных социальных обязательств государства. Дотации на разницу в тарифах, предоставленные населению льготы и субсидии бюджетом возмещаются лишь частично. Долги ЖКХ - это на 80% не оплаченные бюджетом деньги. В такой ситуации не до рынка - вся отрасль «держится» административно. Причем, похоже, «отпускать» ее никто не собирается.

На уровне политических партий экономика сегодня сводится к борьбе за неуплату забранного федеральной властью налога на добавленную стоимость. Вместо одного договора с потребителем, муссируется пакет договоров - система «расщепления» платежей за жилищно-коммунальные услуги.

Поэтому сегодняшняя острота дискуссий вокруг преобразований в ЖКХ - это возможность выбора у развилки: грамотные экономические отношения или административное управление. К сожалению, похоже, у правительства пока действительно нет четкого понимания порядка действий. Дискуссия вокруг поправок к Закону «Об основах федеральной жилищной политики» - подтверждение этого. Поправки в смысле реформы отрасли остаются техническими - упорядочение бюджетного финансирования предоставляемых льгот и субсидий на оплату населением жилищно-коммунальных услуг. Они достаточно важны, но это поправки по форме, а не по содержанию: они не дают ответов на главный вопрос - как повысить эффективность работы жилищно-коммунального комплекса. Позитивной программы законодательной деятельности по улучшению ситуации правительство пока не предложило. Не предложило правительство - предлагают депутаты на местах.

Уже не первый год мы видим: попытка реформировать ЖКХ на федеральном уровне - это попытка вскипятить океан. Нужна не «вертикаль управления», а система стимулов для местной власти и для бизнеса. Лекарства просты и всем известны - развитие конкуренции, привлечение частного бизнеса, эффективное и взаимоувязанное регулирование естественных монополий - больших (Газпром и РАО ЕЭС) и малых коммунальных (городское МУП «Водоканал» или районное управление жилищного хозяйства), ресурсосбережение. Но если появились рецепты, инструкции по применению лекарств до сих пор не написаны. Всем известно, как страшны передозировка и беспорядочное применение самых лучших средств, но одновременно известно, как неэффективна малая доза: привыкание к лекарству дает его безрезультатность в дальнейшем.

Для того чтобы частный бизнес пришел в коммунальный сектор, и пришел с деньгами, он должен уметь считать риски инвестирования. Во всем цивилизованном мире это просто - практически гарантированный сбыт жилищно-коммунальных услуг и цены регулируемые, поэтому предсказуемые, по существу - договорные в определенных рамках. Прибыль от инвестиций не слишком большая, но и риски малы. Поэтому и инвестируют в жилье так называемые институциональные инвесторы - пенсионные фонды, страховые компании.

В России возможностей для предпринимательства - масса. Сегодня мы, потребители, так или иначе, но оплачиваем все потери, не вникая часто в причины потерь. Развитие бизнеса, ориентированного на сокращение потерь, - главный экономический ресурс реформы ЖКХ. Но сегодня нет законов, определяющих принципы тарифного регулирования, которые обеспечивали бы экономическую заинтересованность предприятий-монополистов в сокращении затрат, формировали бы инвестиционную привлекательность отрасли. Более того, нет законодательной базы для того, чтобы муниципальной или государственной собственностью смог управлять частный бизнес. В программных документах и на практике две альтернативы - либо унитарные предприятия, либо приватизация коммунальной инфраструктуры. А мировая практика говорит, что лучший вариант - третий, когда на муниципальных системах водо- или теплоснабжения работает частный бизнес на основе контрактов концессионного типа. Для этого как воздух нужно нормальное концессионное законодательство.

Вот две главные законодательные задачи - прогнозируемая политика тарифного регулирования и равный доступ к управлению муниципальным (государственным) имуществом предприятий любой формы собственности.

Третья задача политическая - финансовая стабилизация в жилищно-коммунальном комплексе и эффективная социальная политика. Нужно принимать непростые политические решения о судьбе уже существующих бюджетных долгов в ЖКХ. И нужно не допускать новых.

А закончится реформа ЖКХ тогда, когда правительство перестанет заниматься подготовкой к зиме. Когда все вопросы жилищно-коммунального хозяйства снимать будут сами жилищники.

Николай МОЧАЛИН, депутат областного Совета


Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Термин «сомнительный анализ» теперь исчезнет из результатов тестирования на COVID-19 в лабораториях Новосибирска. Теперь лаборатории получили новый референтный статус, позволяющий им ставить либо положительный, либо отрицательный анализ. Ранее результаты местных лабораторий приходилось подтверждать в Роспотребнадзоре.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^