Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Учитель - союз или полупроводник?

05.02.2004 00:00:00

Обсуждаем ЕГЭ

«Круглый стол» «ВН»

 На прошлой неделе в редакции «Вечернего Новосибирска» состоялся «круглый стол» по проблемам введения в российских школах единого государственного экзамена (ЕГЭ). Планируется, что подобные встречи в редакции с педагогами будут проходить регулярно и обсуждаться будут самые актуальные вопросы народного образования. Вести «круглые столы» «Вечерки» будет профессор, доктор философии, заведующий кафедрой общественных дисциплин СИМОР (Сибирский институт международных отношений и регионоведения) Олег Альбертович Донских.

Почему мы начали именно с ЕГЭ?

Тема народного образования в последнее время привлекает особое внимание общественности, и наша газета не раз публиковала разные мнения по этой проблеме. Но один из самых важных и значимых вопросов - введение единого государственного экзамена во всех регионах России. Как эта реформа повлияет на всю систему образования? Что станет со вступительными экзаменами в вузы? И каким образом этот эксперимент повлияет на ситуацию с образованием в целом? Эти и другие вопросы обсуждали:

- старший преподаватель гуманитарной кафедры ФМШ при НГУ Елена Николаевна Брыкова,

- директор Областного центра мониторинга образования Галина Александровна Авдеева,

- председатель комиссии по проверке задания «С» Владимир Петрович Гусев,

- сенатор Виктор Александрович Игнатов,

- учитель русского языка и литературы средней школы N 79 Марина Владимировна Зайкова.

«Круглые столы» по вопросам образования - новая инициатива «Вечерки»

 Олег Донских:

- Если отталкиваться от определения, что такое единый госэкзамен, то можно понять, что он преследует как минимум две цели. Это, с одной стороны, итог обучения в школе и, с другой, подготовка ученика к поступлению в вуз. Дискуссий на эту тему много, в некоторых городах все вузы отказываются принимать вступительные экзамены по системе ЕГЭ, где-то учителя возглавляют «движение неприсоединения». Чем, пожалуй, дезавуируется сама идея эксперимента. В связи с этим у меня первый вопрос - как присутствующие понимают цель введения единого госэкзамена?

 Галина Авдеева:

- Еще в середине 90-х педагоги начали разрабатывать здоровьесберегающие технологии. Они сопровождают школьника с первого по одиннадцатый класс. Но когда ученик переходит в последний - 11-й - класс, то уже к 1 октября он должен определиться с выбором профессии. Потому что с этого числа начинают работать подготовительные курсы. Получается, что три раза в неделю по три часа он занимается на этих курсах, плюс учеба в школе, плюс домашние задания. В результате ребенок оказывается под двойным прессом, и везде соответствовать ожиданиям преподавателей, родителей и своим собственным. Да еще потом ему придется сдавать сначала школьные экзамены, а потом вузовские по той же программе, а иной раз и по тем же предметам. Стрессогенная обстановка налицо. Свободного времени не остается, и последнее лето детства проходит в сплошных экзаменах или подготовке к ним.

А единый государственный экзамен снижает эту нагрузку. К тому же в Новосибирске выбрана самая щадящая модель - добровольного участия в ЕГЭ. Видимо, поэтому в прошлом году выбрали такую форму сдачи экзамена 72 золотых медалиста и 200 серебряных. Мы брали интервью у этих детей - выпускников 2003 года. Ребята говорят, что экзамен, сочетающий в себе и итоговый за курс средней школы, и вступительный в вуз (ссуз), имеет много достоинств. И их ответы - это не надуманные высказывания и простая хвала ЕГЭ, а конкретные советы выпускникам. Этот материал вошел в брошюры, которые вскоре выйдут из печати.

Хотелось бы отметить и еще один аспект. ЕГЭ - это один из самых подготовленных и продуманных экспериментов в российском образовании. Нормативно-правовая документация, финансы, кадры, обеспечение безопасности и другое - все аспекты подготовки ЕГЭ решены четко и своевременно. В каждый регион, участвующий в эксперименте, пришла мощная техническая база. Для реализации целей эксперимента заранее готовились специалисты. Информацию о ЕГЭ можно постоянно получать на сайте www.ege.edu.ru.

 Владимир Гусев:

- Если говорить о той благой цели сбережения здоровья детей, которую ставили перед собой устроители эксперимента, следует принимать во внимание, что не все вузы принимают аттестаты, полученные после сдачи ЕГЭ, не отменено централизованное тестирование, не отменены подготовительные курсы, на которые абитуриенты все равно стараются ходить, и дети оказались в еще худшей ситуации. Куда могли поступать выпускники с сертификатами, выбравшие гуманитарные специальности? Только в коммерческие вузы!

Поймите меня правильно - я не против единого госэкзамена, но мы начали этот эксперимент, не подготовившись. Говорят еще, что ЕГЭ должен сформировать единое государственное пространство, но кто виноват в том, что оно было разрушено? Да, наверное, одна программа и один учебник - этого мало на всю страну, но 10-20 да еще по таким ценам, это уже перебор. Кончилось тем, что ребенок не может перейти из одной школы в другую в пределах одного района. Когда одна школа изучает предметы по линейной схеме, а другая - по концентрической, то чему учить ребенка, пришедшего из другой школы? Приведу такой пример: выполняя, казалось бы, сугубо творческое задание - сочинение на тему «Особенности национальной политики в 20-30 годы ХХ века», ученик просто «пошел не туда». Он описал все события тех лет: индустриализацию, коллективизацию и т.д. А надо было просто рассказать о создании СССР. Если бы дело было на экзамене, то комиссия или учитель еще в начале его поправили, и ученик далее отвечал по теме. А как быть здесь? Написано правильно, но не то. Так что хорошо, что пока у нас в области есть возможность выбрать форму сдачи экзамена. Еще такой аспект. Когда итоговая оценка за экзамен «светит» «2», но в течение года ученик учился на «3», то мы, конечно же, в результате в аттестат поставим «3». Но при введении повсеместного ЕГЭ такой защиты у ученика не будет. Что тогда делать?

 Елена Брыкова:

- При подготовке к сдаче экзаменов наши преподаватели столкнулись с таким фактом: ЕГЭ выбирали либо отличники, которые были уверены в своих знаниях, либо троечники, которым терять было нечего, и таким способом они просто защищались от возможного необъективного отношения, которое складывалось по отношению к ним на протяжении всех предыдущих лет учебы. В принципе, так и получается - у многих троечников в годовом итоге выходят четверки и пятерки. Но дело не в этом - каждый год мы замечаем, что знания детей все слабее и слабее, ошибок все больше и больше. Конечно же, не ЕГЭ тому причина, но то КАК фактически, конкретно мы готовимся к экзаменам (того же русского языка всего несколько часов в неделю, то есть очень мало). Уже сейчас мы пришли к тому, что диктант с 15 ошибками - это не просто норма, это - фундаментальная пятерка. Ведь есть дети, которые в том же диктанте делают 98 ошибок! Даже при том, что к нам в физматшколу НГУ всегда приходили дети с подготовкой выше среднего уровня, мы просто не знаем, как в такой ситуации оценивать их знания по системе госэкзамена. Конечно, выбор есть. Ведь время, отпущенное на подготовку, каждый потратит пропорционально сложности задания. Кто-то - на разбор предложения, кто-то - на лингвистический анализ текста. Выбор есть, но он невелик.

Олег Донских:

- Ваша настороженность понятна, но каково ваше отношение к цели госэкзамена и каким вы его видите, где бы он мог принести пользу?

Елена Брыкова:

- Цели разные, но, как мне кажется, одна из них - это сделать бессмысленным целенаправленное репетиторство, когда преподаватели конкретных вузов натаскивают ученика на конкретные вопросы по билетам. А для всей страны цель, скорее всего, такая - дать возможность поступить в вуз ученику любого учебного заведения. Хоть сельской малокомплектной школы, хоть лицея при МГУ. Но мы же прекрасно понимаем, что этого не было никогда и вряд ли когда эта ситуация изменится. Равных возможностей все равно не будет. Эту цель провозглашают как самую благую, но она не реальна.

 Марина Зайкова:

- Мне бы хотелось отметить, что на данный момент не все готовы к такой форме оценки знаний, как ЕГЭ, но также хотелось бы, чтобы учителя поняли, что переход к ЕГЭ неизбежен, что это - государственная программа. Мы можем ее ругать, находить недостатки, но отрицать полностью нельзя. И на этом «круглом столе» было бы неплохо какие-то вопросы решить, чтобы это помогло нашим учителям. И средства массовой информации нам в этом практически не помогают. Да и специальной литературы тоже очень мало, а тиражи не превышают восемь-десять тысяч. И это на всю Россию! А в эксперименте по ЕГЭ в этом году будут принимать участие 65 субъектов Федерации.

Наверное, в некоторых случаях неплохо было бы заменить экзаменационные сочинения, растиражированные в миллионах экземпляров, формой эссе. И знания раскроются, и мысли, и чувства, и списать не удастся.

 Виктор Игнатов:

- С точки зрения защиты ученика, находящегося в личностном конфликте с учителем, ЕГЭ - это благо. Раньше, когда была четкая система профориентации, ученика после 8-го класса «выгоняли» в ПТУ, и вся проблема с успеваемостью решалась просто. Но сейчас эта система разрушена, и получается, что мы делаем чуть ли не обязательным и всеобщим уже высшее образование. Кто же откажется пойти в вуз, сдав одни экзамены в школе? Мы детей просто подстегиваем к тому, чтобы все шли дальше учиться, не думая о том, что в государственном масштабе рабочие профессии гораздо нужнее. А с точки зрения будущего рынка вакансий в стране - это просто катастрофа. Да и общий уровень высшего образования неизбежно снизится, ведь поступать будут чуть ли не все, сдавшие ЕГЭ.

Что же касается сбережения здоровья, то я тоже не согласен с такой постановкой вопроса. А как этих детей готовить к взрослой жизни? Ведь те, кто все же не поступил, потом пойдут в армию. Там никто к ним как к детям относиться не будет. Там портянки в крови - нормальное явление, как у нас в Кремлевском полку, где я служил.

Немало говорят о глобализации и ЕГЭ как его составной части. Я бы не хотел жить в обществе, где 99 процентов людей одинаковы и по уровню знания, и по глубине восприятия и, что самое страшное, по эмоциям.

И я не думаю, что это залог экономического развития и процветания. Да, мы сможем войти в общемировую систему, но, может быть, ценность России и залог ее процветания как раз в непохожести?

Олег Донских:

- После введения ЕГЭ не менее остро встанет проблема стандарта учебников. Какова ваша позиция по этому вопросу?

Галина Авдеева:

- Множественность выбора была благом в середине 90-х. Но сейчас, когда количество учебников превысило все разумные нормы, модифицированные программы и авторские методики продолжают множиться, возникла проблема выбора. По заказу Министерства образования в 2004 году нашим Областным центром мониторинга образования будет проведено такое исследование: по какому учебнику учился выпускник и как он сдал экзамены в форме и по материалам ЕГЭ. В Хабаровском крае в 2003 году было введено ограничение - до трех учебников по каждому предмету. В настоящее время по заказу начальника управления образования администрации Новосибирской области Иванова В. В. начал работу экспертный совет, в состав которого вошли специалисты НИПКиПРО. Им будут выработаны рекомендации по пользованию учебниками на территории Новосибирской области.

Олег Донских:

- Уже прозвучало, что некоторые вузы отказываются принимать сертификаты. Что в этой ситуации можно предложить?

Галина Авдеева:

- Не обязательно с сертификатом ЕГЭ идти только в высшие учебные заведения. Есть же средние специальные учебные заведения, где можно получить профессиональное образование. Да и вузы, подчиненные Министерству образования, выставили в 2003 году не менее 50 процентов своих специальностей на ЕГЭ, они же в 2004 году выставят уже сто процентов своих специальностей. Ведомственные вузы, например НГАЭиУ, СГУПС, НГАУ, НГАСУ, тоже принимали экзамены в форме и по материалам ЕГЭ, а также зачисляли абитуриентов, предъявивших свидетельство по ЕГЭ.

Да и в разных вузах оценка «отлично» подразумевала разное количество баллов. Например, на некоторые специальности в НГПУ для получения «отлично» достаточно было 57 баллов, на другие специальности «5» - выше 70 баллов, а на факультет бизнеса НГТУ (для поступления на бюджет) уже 92-94.

Олег Донских:

- Так готовы мы к этому эксперименту или нет?

Елена Брыкова:

- Я считаю, что к ЕГЭ мы все же не готовы. Ну как можно оценивать такой анализ текста: «Мне кажется, что в этом отрывке автор описывает природу»? Будет ли только с помощью вводных слов и предложений («по-моему», «на мой взгляд» и т. д.) понятна позиция ребенка? Конечно же, не понятна. Так что я считаю, что к повсеместному введению ЕГЭ мы не готовы. Во всяком случае, по моему, гуманитарному комплексу дисциплин.

Владимир Гусев:

- Нередко очень многое зависит от комиссии. Какие создадутся условия, так и пройдет эксперимент. Когда мы подбирали команду в прошлом году, то очень серьезно относились к кандидатурам. Никакой субъективности, все четко и спокойно. Да и все разночтения мы засчитывали в пользу ребенка. И все равно такие спорные моменты как раз и говорят о том, что к госэкзамену мы не готовы.

Марина Зайкова:

- Мне бы хотелось отметить и такой момент, как саботирование некоторыми учителями проведение эксперимента по ЕГЭ. Например, известно, что в нашем городе есть школы, в которых ни один ученик не участвовал в эксперименте. Почему? Приказ директора, запрещающий сдавать экзамены в такой форме! А проба, а опыт? Почему эта возможность исключается? Я считаю, что эксперимент подготовлен все же хорошо, но не до конца всем понятно, на каком этапе эксперимента мы находимся и каковы его цели на государственном уровне. А объективность - это главная положительная его черта. Даже я со своим 30-летним опытом работы не научилась стопроцентно объективно оценивать ученика и его знания. Может, хотя бы ЕГЭ сможет это сделать.

Олег Донских:

- Итак, ситуация с ЕГЭ неоднозначна. Мне осталось, например, неясным, эксперимент это или нет. Ведь эксперимент, по определению, может иметь разный результат - не только положительный, но и отрицательный. Значит ли это, что в случае отрицательного результата ЕГЭ вообще вводиться не будет, и все на этом закончится? Так это все же эксперимент или направленная государственная политика? Это первый принципиальный вопрос, на который четкого ответа нет.

Второй. Я бы сказал, что при том, сколько сил затрачено на проведение эксперимента (с учетом издания программ, КИМов, создания групп по мониторингу и т.д.), при непроясненности целей он, этот эксперимент, не делает учителя союзником. Учителя выжидают, они ждут команды сверху. И при этом следует иметь в виду привычный отрицательный опыт многих прошлых экспериментов. А ведь учитель - ключевая фигура в этом деле, и он должен быть союзником, а не полупроводником - сверху вниз.

А целей вырисовывается даже не две, как я говорил во вступительном слове, а три, и каждая требует своей стратегии.

Во-первых, ЕГЭ позволяет задать единый стандарт для школы. При многообразии учебников и программ сдача единого госэкзамена заставляет четко определять минимальный объем знаний за среднюю школу. Во-вторых, ЕГЭ, по замыслу экспериментаторов, позволяет поступать в институт без дополнительных экзаменов. Для этого, кстати, вузы и ссузы должны быть уверены в том, что количество баллов, полученных учеником, объективно отражает его знания, настолько объективно, что они без дальнейших проверок и собеседований могут зачислять его в студенты. И, в-третьих, этот стандарт должен ввести нас в Болонский процесс, связанный с признанием русских дипломов. Повторяю, каждая из этих целей требует своей стратегии. И учитель должен четко понимать цель и быть союзником. Потому что если этого не будет, то произойдет привычное «хотели, как лучше...»

Отношение учителей Новосибирской области к ЕГЭ

 Принимали ли вы участие в ЕГЭ в 2003 году?

Да - 98 процентов, нет - 2.

Удовлетворила ли вас организация ЕГЭ?

Да - 92, нет - 8.

Удовлетворило ли вас материально-техническое оснащение?

Да - 70, нет - 30.

Довольны ли вы согласованностью действий?

Да - 85, нет - 15.

Одобряете ли вы введение ЕГЭ в Новосибирской области?

Да - 81, нет - 17.

Ваше отношение к эксперименту?

Перед ЕГЭ 2002 года 42 процента относились положительно, отрицательно - 19, нейтрально - 36.

Перед ЕГЭ 2003 года: положительно - 85, отрицательно - 0, нейтрально - 11.

Перед ЕГЭ 2004 года: положительно - 91, отрицательно - 0, нейтрально - 6.

Областной центр мониторинга образования


Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Рыбак Антон Курдюмов похвастался трофейным уловом. Мужчине удалось поймать восьмикилограммового сазана.


13.05.2021 НАУКА
В прошлом году кровопийц в регионе было немного. Энтомолог, старший научный сотрудник лаборатории паталогии насекомых Института систематики и экологии животных СО РАН Юрий Юрченко рассказал VN.ru о предстоящем «комарином» сезоне.  
Количество бюджетных мест  в вузах Новосибирской области выросло почти на 8 сотен. В следующем учебном году оно составит 14 тысяч 847 мест. Об этом на встрече с журналистами 18 мая рассказал министр образования региона Сергей Федорчук.