Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Сны золотые. Исповеди наркоманов»

28.08.2000
Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Сергея Баймухаметова,вызвавшей широкий резонанс в обществе своим страшным откровением.

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Сергея Баймухаметова, вызвавшей широкий резонанс в обществе своим страшным откровением.

Сон третий

 Борис Варзобов, 36 лет, начальник станции техобслуживания автомобилей, Ставропольский край.

Страшно - это не то слово. Этого не объяснить и не рассказать, можно только заснять на пленку и показывать, чтобы люди получили представление, что такое ломки. Мне повезло, я во сне обломался, а вот сосед по палате не выдержал, выбил окно и выпрыгнул со второго этажа, побежал искать... Ну не смог человек, не вынес.

Когда меня начало крутить и ломать, от меня врачи двое суток не отходили. Я приехал сюда уже на ломках, дома укололся в последний раз - и в путь. Поезд пришел вечером, пока добрался, пока нашел, а мне тут говорят: без разрешения заведующего не можем положить. Я кричу им: да вы что, да я с ума сойду, меня уже ломает всего. Начали искать заведующего по телефону, нашли у знакомых, слава богу, он разрешил. Начали меня колоть разными лекарствами, а ничего не помогает, рука уже распухла от иглы. Дурняк начался, то есть передозировка, крыша могла поехать, или просто бы не проснулся, сердце бы не выдержало передозировки. То есть их лекарства, американская методика - и то не могла снять ломок. Я так думаю, что у меня был опиум, отборный, особо сильный, а у них - слабей. Крепости нет, а доза большая, вот и провел я двое суток на краю. Хорошо еще, что без сознания был, то есть во сне.

А потом, когда проснулся, когда переломался во сне, - тоже надо выдержать. Ломок нет, но начинается вроде бы отходняк, психоз. Самый опасный момент. В этом состоянии все случается. И вены режут, и из окна выпрыгивают. Не для того даже, чтобы убиться, покончить с собой, а вроде бы из себя выпрыгнуть, сотворить с собою что-нибудь. Послушать истории, какие здесь и вообще с наркоманами, так у самого здорового человека крыша поедет. Уже после того, как ломки сняли, ходят невменяемые, сознание спутанное. Кто мак собирает, кто мышей отлавливает, кто мух. Мальчик Сережа был, двадцать лет, из хорошей, приличной семьи, к нему все время теща приезжала, видная такая, солидная женщина. А сам он рисовал очень хорошо, прямо как волшебник, ей- богу. Так вот, он в психозе закрылся в туалете и вскрыл себе вены. Лена была, девочка, на вид лет двенадцать, прямо куколка. Увидела мужчину, который пришел к ней на свидание, и - головой в окно. Говорят, он был главарь их, увидела и испугалась...

Я на иглу сел по стечению обстоятельств. Конечно, по молодости покуривал, но потом отошел: и по должности вверх пошел, стал человеком солидным, и вообще... Но попал в аварию, произошло, как только сейчас выяснилось, ущемление позвонков, и у меня стала рука сохнуть, неметь, ныть. Криком кричал - такие боли накатывали. И стал потихоньку колоться, снимал боль. И конечно, втянулся, уже не мог без этого. А ведь я - человек на виду, да еще в маленьком городе. Ну сами понимаете, что такое начальник станции техобслуживания в наши времена. Мне надо держаться, у меня работа. А какая работа. Когда только об одном думаешь: как бы приготовить и уколоться. А когда уколешься - тем более не до работы.

Конечно, многие видели, что со мной неладно, но я отговаривался тем, что рука сохнет, болит, вроде бы врачи прописали. И счастье мое, что я на такой должности, деньги есть, что там говорить. И возможности есть. Я садился в машину и ехал на Украину, там у меня были постоянные поставщики опиумного мака, скупал его мешками. Стоил он дешево, бабульки им торговали, да и сейчас торгуют. Только деньги уже бешеные.

Раньше мне одного стакана хватало, а в последнее время - дошел до двух стаканов. Причем лучшего, отборного мака, а не какой-нибудь воды. Короче говоря, ни в нашем городе, ни в наших краях обо мне почти ничего не знали: я не покупал, я в компании, где хором на игле сидят, не ходил. Так, подозревали слегка, но в общем я репутацию держал.

Однако, держи не держи, а это все равно не жизнь. Кайфа уже нет, доза постоянно растет, организм перенасыщается. Опиумный мак действует как снотворное, постоянно ходишь сонный, апатичный ко всему на свете. Ты сам для себя уже не человек, а какая-то обуза, тебе самому себя тяжело и противно тащить по жизни. Вот примерно такое чувство испытывает каждый наркоман. И когда я узнал, что в Москве есть такая лечебница, где врачи при помощи лекарств выводят человека из ломок, я на следующий же день все бросил и примчался сюда. Правду говорю: утром мне один знакомый позвонил из Москвы и сказал про больницу, а вечером я уже сидел в поезде. У нас же там не знают, что можно помочь человеку, что есть лечебницы.

Наркоман боится ломок, живет в постоянном ужасе, а если ему помочь, то многие постараются бросить. Я здешним врачам прямо сказал: вернусь домой и пришлю сюда целый вагон наркоманов, которые хотят, но не могут бросить, нет им помощи ниоткуда. И это все солидные, очень солидные люди, при высоких должностях. То ли по глупости, то ли по недоразумению сели на иглу - и все, не могут сойти. Тот же мой друг, хозяин центрального гастронома в нашем городе. Все есть, недавно женился на молоденькой девушке - живи да живи! А какая у него жизнь? Такая же, как была у меня. Плачет при встрече, зубами скрипит, говорит: в тюрьму себя посадил и не могу выйти! Вот в этом и кошмар жизни моих знакомых, да вообще это человеку тяжело, когда хочешь, а не можешь. Чувствуешь себя как последний червяк.

Но мы-то ладно, мы, опиумщики, люди богатые, благополучные, мы позволяем себе чистый кайф, можно сказать. А пацаны-то не могут покупать опиумный мак. И делают, варят себе всякую дрянь из химии, первинтин придумали. А этот первинтин (здесь и далее мои герои часто употребляют это слово и жаргонное от производное от него - «винт». На самом деле препарат правильно называется - первитин) - чистая смерть. Я часто езжу по городам Северного Кавказа и вижу: косяками вымирают пацаны двадцати - двадцати пяти лет. Кварталами. Полгода не был в городе, приезжаешь - а там уже целого квартала нет, как метлой вымело.

Вам было интересто?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
25.03.2019 ЖКХ. ДОМ
Две управляющие организации в течение нескольких лет не в полном объеме рассчитывались с ресурсоснабжающими организациями в Искитимском районе Новосибирской области. Деньги, полученные от потребителей, они оставляли у себя. Ущерб составил более 41 миллиона рублей.
Музей конструктивизма необходим столице Сибири. В этом уверены архитекторы, музейные работники, общественники. Вопрос обострился после сноса Дома ЖАКТ «Рабочая пятилетка» зимой этого года. О том, каким должен стать Музей конструктивизма на первых этапах его развития, корреспонденту VN.ru рассказал заместитель директора Музея Новосибирска Александр Кошелев.
В Новосибирске проходит выездное заседание комиссии Госдумы РФ по правовому обеспечению развития организаций оборонно-промышленного комплекса. Депутаты и производственники обсуждают механизмы формирования наукоемкого и высокотехнологичного производства в рамках реализации госпрограммы РФ «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности на 2013-2025 годы». Заседание проходит на территории Новосибирского приборостроительного завода (НПЗ).
Оказание паллиативной помощи неизлечимым больным станет возможным не только в стационарах и на дому, но и в десяти поликлиниках, где в этом году появятся кабинеты амбулаторной паллиативной помощи. Получить наркотические обезболивающие тоже станет проще.
На Юргинском военном полигоне провели соревнования по танковому биатлону. Экипажи показали мастерство владения многотонными машинами.
Почему внезапно «исчезла» деревня Красногорка Куйбышевского района, что скрывалось за названием «Почтовый ящик №15», был ли на самом деле в Куйбышеве Новосибирской области дом с привидениями – эти вопросы были затронуты на первой открытой публичной лекции, которая состоялась в Музейном комплексе города.