Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Михаил БИРЮКОВ

13.10.2000
...Открытые настежь подъездные двери, выломанные с мясом петли дверей мусоропроводов...«Неужели никто ничего не боится?» Нет, скорее всего, забыли. Забыли, как сидели у экранов телевизоров и с ужасом смотрели кадры оперативных съемок спасателей, достающих из-под обломков переломанные тела в Печатниках и на Каширке... Есть у нашего человека глупая привычка надеяться на авось и необоснованная уверенность в том, что беда может случиться с кем угодно, только не со мной, и не в нашем подъезде или вагоне метро. Пока не рванет снова...

Следи за собой - будь осторожен

 В январе мне пришлось возвращаться из командировки через Москву. До самолета оставались почти сутки, и я решил заглянуть к родственникам. Подъезд встретил меня массивной металлической дверью с простеньким, но вполне надежным кодовым замком. Шансов, что в начале двенадцатого ночи появится кто-то из жильцов подъезда, было столько же, сколько - провести ночь возле дома.

В квартире на первом этаже еще не спали - в коридоре горел свет, и я решился постучать в окно. Диагноз патологических отклонений в анатомии моего организма мне поставили прежде, чем в комнате появилась хозяйка. Среди потока ругательств и междометий уловил вопрос, мол, что ломишься? Объяснять причину пришлось долго. В комнату зашел и глава семейства. И только после этого, оглядев и оценив незнакомца, они назвали три заветные цифры кода. Столица по-прежнему жила опасениями новых терактов...

...Открытые настежь подъездные двери, выломанные с мясом петли дверей мусоропроводов. Это уже картина осени этого года. Все там же, в столице, район Северное Тушино. Моя жена, в общем-то далекая от проблем общественной безопасности, подметила: «Неужели никто ничего не боится?» Нет, скорее всего, забыли. Забыли, как сидели у экранов телевизоров и с ужасом смотрели кадры оперативных съемок спасателей, достающих из-под обломков переломанные тела в Печатниках и на Каширке, как паниковали в аэропорту Внуково, когда мужик, чтобы не тащить за собой тяжелый чемодан, поставил его возле лавочки и отлучился к табачному киоску. Есть у нашего человека глупая привычка надеяться на авось и необоснованная уверенность в том, что беда может случиться с кем угодно, только не со мной, и не в нашем подъезде или вагоне метро. Пока не рванет снова. И вновь начнутся ночные дежурства возле домов, тотальная проверка рынков, гостиниц, магазинов и городского транспорта по всей стране.

Вечер, около 18 часов. Поезд московского метро сбросил скорость и, наконец, совсем остановился прямо в тоннеле на перегоне перед Баррикадной. «Наверное, что-то на станции случилось, - ответил я на вопросительный взгляд супруги. - Может, кто-то уронил что на пути или сам упал. Сейчас поедем». Но поезд продолжал стоять. Машинист объявил, что отправление состава задерживается, и попросил сохранять спокойствие и общественный порядок. Вскоре зашипели тормоза, и вагон медленно застучал по стыкам. Ничего необычного на Баррикадной, спокойно на Пушкинской. Еще через пять минут мы вышли из метро на Манежную площадь, и тогда услышали вой сирен и разговор старушки и молодого парня у входа - на Пушкинской переход взорвали. А в 18-30 большинство гуляющих на Манежной и на Красной площади, в Александровском саду стянулись к летним кафе, киоскам и небольшим магазинчикам, где на полную мощность были включены радиоприемники. Местные станции сообщали первые подробности теракта: в результате взрыва в подземном переходе на Пушке погибло пять человек, 23 ранено, под землей продолжается пожар, ведутся спасательные работы. Что там происходит, можно было представить и так - завывания автомобилей специальных служб заглушили шум городских улиц, на перекрестках машины Скорой, несущиеся с маячками и сиренами к месту трагедии, с визгом тормозили, чтобы пропустить своих коллег, уже возвращающихся оттуда в больницы. Через полчаса список погибших и раненых пополнился новыми данными.

На следующий день вся многомиллионная Москва говорила только о трагедии на Пушкинской площади. Через день - об усилении бдительности, о необходимости проверить, усилить контроль, перенести торговые точки и пр. В каждом переходе, на ярмарках появились посты милиции, на каждой крупной станции метро дежурили военнослужащие. Столица снова оказалась на осадном положении.

Сколько пройдет времени, пока забудется и этот взрыв? Месяц, полгода, год? Пока мы снова начнем скептически относиться к призывам обращать внимание на оставленные предметы, не подбирать забытые книги и не пинать лежащие на пути коробки и пакеты? Точный ответ - до следующей трагедии. Два года назад мы на конечных остановках проверяли общественный транспорт. Проверили, все нормально. Листовки-инструкции висят до сих пор. Год назад мы проверяли дома и организации, учреждения культуры. Проверили, закрыли подъезды и чердаки. Кое-где замки еще не сломали. Сегодня мы выгоняем из переходов коммерсантов, а остающихся обязуем нанять соответствующую охрану. А завтра? Будем бояться отпускать детей в школы и детские сады? Сведем к минимуму визиты в театры и кино? Это зависит от того, где рванет. За последние несколько лет террористическая война перестала быть чем-то абстрактным, относящимся к событиям на далеком Северном Кавказе. Экстремизм прочно вошел в нашу жизнь и стал неотъемлемой ее частью. Терроризм не только не имеет национальности, еще он не имеет и определенного места проявления. Коварная и незаметная война идет на всей территории России, и в моем, и в ваших домах.

Я никого не призываю быть в постоянной боевой готовности, и по себе знаю, что в длительной экстремальной ситуации чувство самосохранения притупляется. Но чаще всего беда приходит именно туда, где ее не ждут.

Пресс-служба ГУВД Новосибирской области

Резонанс
Новости
Накануне, 11 декабря, отмечали скорбную дату. В этот день вспоминают воинов, погибших в вооруженном конфликте в Чечне. Количество жертв чеченской кампании исчисляется десятками тысяч человек. По различным данным, количество убитых за 10 лет колеблется от 40 до 120 тысяч человек. О том, как стреляли без предупреждения, писали завещания, уходя на войну, и почему желающих отправиться в Чечню среди российских силовиков было огромное количество, рассказал Максим Е., обладатель трех Орденов Мужества. За его плечами – 13 командировок в Чечню во время первой и второй кампаний.
Кулачные бои, брань и крысиный яд - управдомы превращаются в царьков своего маленького мира и упиваются властью. Отключение электричества, проколотые шины, побои и оскорбления – какие бесчинства творят старшие по дому и можно ли свергнуть домомучителей?
Олениху Миланью, которую водители подобрали на трассе, отправили на лечение в Барнаул. Дальнобойщики привезли животное на склад, сделали специальную лежанку из сена и оказали первую помощь.
12.12.2018 фото
С 1 января 2019 года во всех регионах страны начинается переход на новую централизованную систему обращения с твердыми коммунальными отходами. 1 млрд 77 млн выделено Новосибирской области из федерального бюджета для решения мусорных проблем. Сегодня из 1500 населенных пунктов области мусор вывозят только в 180. Проблемы несанкционированных свалок, возможные тарифы и вывоз мусора из отдаленных районов обсудили участники круглого стола сегодня, 12 декабря.
Рекорд по продолжительности поставили публичные слушания, которые проходили вчера, 11 декабря, в администрации Советского района. Они продолжались более четырех часов, и на них обсуждался только один вопрос. В формулировке мэрии Новосибирска он звучал так: «О проекте планировки территории, ограниченной шлюзовым каналом, створом перспективного моста через реку Обь, Бердским шоссе и границей городских лесов в Советском районе».