Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

За «мягким» золотом с винтовкой

02.09.2006 00:00:00

В биатлоне всё связано с оружием, а поэтому требует особой собранности

У наиболее честолюбивой части новосибирских любителей спорта любимое время года — зима. Тогда проходят самые важные международные соревнования по биатлону, а ведь именно этот вид спорта только и приносит в последнее время радость болельщикам от побед земляков: раньше — Александр Тихонов, сейчас — Сергей Чепиков и, конечно, наши девушки — Анна Богалий-Титовец, Светлана Ишмуратова и всеобщая любимица Ольга Пылева. Как все-таки здорово, что появился летний биатлон! И пока наши легкоатлеты только-только подбираются к вершинам международного признания, именно биатлон приносит нам положительные эмоции. В августе, например, новосибирцев порадовал Сергей Русинов, ставший двукратным чемпионом Азии, выиграв на соревнованиях в Чите сначала в спринте, а потом в гонке преследования на шесть километров.

Двукратный чемпион Азии Сергей Русинов. Фото Academ.info

Итак, впервые в «Вечерке» — интервью Сергея Русинова. А коли так, то, несмотря на широкую известность спортсмена, без знакомства не обойтись…

— Сергей, когда вы завоевали свою первую награду?

— О, это было очень давно, наверное, в классе третьем. Тогда проводили что-то типа новогодней гонки среди младшего возраста, и я заработал две медали. Я тогда и начал заниматься: в школе N 190, где я учился, открыли секцию по лыжной гонке. А тогда всех заставляли куда-нибудь ходить, вот мы всем классом и записались туда. Два года там отзанимался и перешел в биатлон.

— И вручили вам винтовку…

— Ну, не вручили, а дали пострелять. Мне понравилось, и я увлекся серьезно.

— И сколько у вас с тех пор появилось медалей?

— Много, даже и не знаю, не считал. Медали лежат дома и в музее Славы, который находится на «Спартаке». Каждый год завоевываю…

— Не приедается?

— Нет, потому что это все непросто дается.

— А медали не пробовали на вкус?

— Пробовал: золотые.

— А что, они — золотые и нет — отличаются на вкус?

— Не совсем на вкус, но отличаются. Мягкостью металла. Смотря какие медали, конечно: они же разные бывают. Те медали, которые завоевываются на мировых соревнованиях или у нас на международных, ценнее — и по весу, и по тому, сколько сил в них вложено. Например, в 97-м я завоевал «серебро» на чемпионате мира по летнему биатлону в эстафете-кроссе 4х6 км. В 2001 году выиграл Кубок России и поэтому попал в сборную страны — состоял в ней два года.

— Вы принадлежите к спортивному обществу Вооруженных сил — звание есть?

— Да, я старший лейтенант.

— То есть числитесь на военной службе?

— Не числюсь, а служу. В СКА N 18. И даже хожу в наряды. За мной «охотились» еще когда я учился в автотранспортном техникуме. В призывной период на меня пришла директива, поэтому я заканчивал техникум уже в армии.

— И курс молодого бойца прошли?

— Нет, я был в армии всего два дня. И сразу — в спорт. А там у нас своя армия: те же режимы, нагрузки. Единственное отличие — дома живем или на сборах.

— Расскажите о вашей боевой подруге — винтовке.

— Она у меня уже четвертая. У винтовок есть свой определенный ресурс, поэтому их время от времени меняют. Самая первая была Би-6. Сейчас последняя модель — Би-7–4, которая у меня с того времени, как я попал в сборную России. И сама винтовка сборная — у нее австрийский ствол, австрийский прицел, австрийский намушник, ложе болгарское и только патронная коробка наша. Каждый биатлонист должен постоянно ухаживать за своей винтовкой, ведь без нее никуда: чистить, смазывать оружейным маслом, снимать свинец, который накапливается в стволе.

— Зимой и летом с одной винтовкой. В чем для вас специфика подготовки к летним и зимним соревнованиям?

— Мы же, в основном, зимники, а летом просто параллельно выступаем, чтобы проверить свою готовность еще раз. Да и титул очередной завоевать, может быть. Поэтому, в принципе, разницы в подготовках нет. Летом на дистанциях либо бегут, либо едут на роллерах — это такие металлические пластины с колесиками. И еще, когда летом приходится просто бежать, оружие стоит на рубеже, так как бежать с 3,5 килограммами тяжело.

— А не придумали еще такие гонки, когда, например, сначала бежишь, потом стреляешь, а потом едешь? Это издевательски, конечно, зато зрелищно.

— К счастью, нет. Хотя в зимнем биатлоне появились мини-спринты: сначала бежишь короткую дистанцию, быстро стреляешь, промахиваешься — снимают. Кто в финал попадает, тут же через полчаса бежит. Это зрелищно, потому что вся дистанция на виду у зрителей.

— Как вам эта победа далась?

— Не сказать, что легко. Я, конечно, целенаправленно готовился к соревнованиям, особенно последний месяц. Но в Чите, где проходил чемпионат Азии, дистанция находится на высокогорье 1100 метров. А мы приехали и на четвертый день уже побежали — акклиматизации никакой не было, и гонки давались тяжело. Все решала стрельба.

— Промахов мало было?

— Относительно остальных мало. А для себя, как я здесь стреляю, достаточно. Мог бы и поменьше промахиваться.

— Мне всегда казалось, что биатлон настолько подвержен случайностям: то винтовка замерзнет, то что-то со смазкой случится…

— Зимой или лыжи не поехали, или ветер, или снег — очень много факторов. Летом проще — сумку с кроссовками взял да поехал.

— А зимой какие ограничения по морозам?

— По международным стандартам запрещается бежать при -18оС с ветром и при -20оС без ветра. Но я скажу, что в России не всегда придерживаются этих правил. А летом только проливной дождь может перенести старт на пару часов.

— Столько непредвиденностей… А что думает спортсмен, когда уже с трудом забирается на хороший такой подъем, а сзади пыхтят соперники?

— Да просто — быстрее бы добраться и съехать с горки. Когда бежишь, не думаешь ни о чем постороннем — только работа на трассе, где правильно ногу, руку поставить, как подняться. А к рубежу начинаешь себя психологически готовить к стрельбе. Все время работаешь головой. Поэтому посторонних мыслей практически не бывает.

— А когда тренеры рядом по трассе бегут и что-то говорят, их слушают?

— Конечно, он же подает нужную информацию: каким бежишь. Тренерам разрешается 50–70 метров бежать рядом.

— А почему не используют специальные наушники для сообщений?

— Это будет, во-первых, дорого. А во-вторых, они будут отвлекать. У нас некоторые девчонки ставят в уши беруши, чтобы никого не слышать, потому что сбивают с мыслей и поддержка на стадионах, и посторонние крики. Бывает, если не совсем готов к борьбе, посторонние факторы начинают давить. Хотя мне в 2001 году на нашем биатлонном комплексе новосибирские болельщики очень помогали.

— Болельщики всегда поддерживают. Особенно на Олимпиаде…

— Да, на Олимпиаде очень здорово побывать — это такой праздник для всех! Наверное, для каждого спортсмена — это пик достижений.

— Олимпиаду в Солт-Лэйк-Сити ругали больше всех остальных. Это изнутри чувствовалось?

— Действительно, атмосфера там была очень тяжелой. Не Олимпиада, а чистая политика. Когда мы приехали, нас сразу стали проверять на допинг… А у нас ведь все в порядке. Например, когда в конце того года наш олимпийский комитет запросил справку, у кого сколько астматиков, ответ был такой: у Норвегии — почти 100%, у Франции и Германии — около 60%, а у нас — ни одного, потому что мы не разрешаем астматикам заниматься большим спортом. Ведь нагрузки большие, организм не справляется, ну и кто-то переходит эту грань. А состав препаратов для астматиков близок по содержанию к допинговым препаратам.

— А у самого соблазн не возникал?

— Нет. Мне просто хочется, чтобы у нас были препараты, которые бы помогали восстанавливать функции организма.

— Глава антидопинговой службы Олимпийского комитета России (ОКР) Николай Дурманов ссылается на то, что наши спортсмены попадаются на том, что у нас фармакология не сильно развита — они принимают комплексы витаминов, а потом получается, что это не витамины, а допинг. Вопрос такой: вы своему врачу доверяете?

— Да. У нас в Москве есть медицинский центр, в котором обязаны информировать спорт-

сменов, которые выезжают за границу, о составе и качестве тех или иных медицинских препаратов.

— Как у нас со стрельбой обстоит дело? Например, немецкие спортсмены такой упор делают на стрельбу — они довольно редко промахиваются.

— Немцы — народ дотошный, все стараются сделать досконально. У них очень сильные центры — и медицинские, и спортивные. Немцы ищут новые методы подготовки в биатлоне, поэтому они одни из первых начали свой упор делать на стрельбу, ведь на стрельбе очень многие выезжают. Например, в России среднее время, затраченное на стрельбу, составляет 30–35 секунд, а у них — до 25 секунд на рубеже. А если по 10 секунд преимущества с каждого рубежа… У нас, конечно, много на стрельбу обращают внимание, но есть какие-то недоработки.

— Одна наша известная спортсменка перешла из биатлона в лыжи, а потом вернулась обратно…

— Анфиса Резцова?

— Она самая. А у вас не было такого желания — бросить биатлон и заняться лыжами?

— Нет. На лыжах и так иногда выступаешь, но там нет такой борьбы, и это мне неинтересно. Там не нужно показывать, на что ты способен, — просто стартанул и бежишь. Ведь в биатлоне много нюансов — правильность прохождения дистанции, точная стрельба. Не каждый придет в биатлон. Кто без головы, либо фанатик — просто бежит, и все. Здесь нужно думать головой, нужны крепкие нервы, ведь это специфический вид спорта, который требует большой собранности, здесь же все с оружием связано.

— Насколько реально ребенку попасть в большой спорт?

— В основном развивают лыжные школы, а уже оттуда начинают набирать в биатлон. И сейчас очень мало школ, где есть биатлонные секции. И у нас в Новосибирске просто секция была в общежитии ПТУ N 55, у А. Чепурова — я у него начинал заниматься. Сейчас есть секция биатлона на базе школы N 163. С ребятами там занимается А. Филатов, вывозит их на стрельбище. У нас еще было стрельбище на Каинке, которое мы сами строили, но сейчас его нет.

— Своему ребенку пожелали бы будущее в большом спорте?

— Конечно. Только без таких трудностей. Чтобы финансирование было хорошим. А сам я пока два года побегаю (до военной пенсии). Если хорошо пойдет, то и дальше продолжу заниматься. А так — либо в тренеры, либо…

Уточнение

В «ВН» за 2 сентября 2006 года было опубликовано интервью с двукратным чемпионом Азии по биатлону Сергеем Русиновым. К сожалению, по техническим причинам за подписью автора исчезла сноска на источник, предоставивший нашей газете этот материал. «ВН» приносит искренние извинения администрации сайта Academ.info и лично автору Анне Анисимовой.

 

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Рыбак Антон Курдюмов похвастался трофейным уловом. Мужчине удалось поймать восьмикилограммового сазана.


13.05.2021 НАУКА
В прошлом году кровопийц в регионе было немного. Энтомолог, старший научный сотрудник лаборатории паталогии насекомых Института систематики и экологии животных СО РАН Юрий Юрченко рассказал VN.ru о предстоящем «комарином» сезоне.  
Количество бюджетных мест  в вузах Новосибирской области выросло почти на 8 сотен. В следующем учебном году оно составит 14 тысяч 847 мест. Об этом на встрече с журналистами 18 мая рассказал министр образования региона Сергей Федорчук.