Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Один среди людей

22.03.2008
Почти пятьдесят лет прожил человек, а в его окружении ни друзей, ни близких. Только подельники.

В погоне за наживой больше теряешь

За все время работы в следственном отделе я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы обвиняемые мстили потерпевшим или следователям. Но Елена Николаевна работала гораздо дольше меня, и однажды я с этим вопросом привязалась к ней.

В большом полутемном кабинете при свете настольной лампы она что-то аккуратно выписывала из лежащего перед ней уголовного дела. Когда я вошла, она подняла голову:

— Что у тебя, Вера?

— Елена Николаевна, у вас были случаи, чтобы обвиняемые вам мстили?

— Тебе кто-то угрожает?

— Слава богу, нет. Просто в голову пришло.

— Ты знаешь, Вера, не было. Но один обвиняемый после ознакомления с делом сказал: «Я знаю, кому я первому глотку перережу, когда на свободу выйду».

— Правда, что ли?

— Ну да. И так на меня посмотрел, что я сразу поняла, что глотку перережут именно мне. Как видишь, до сих пор жива и здорова. — Елена Николаевна посмеялась. — Хочешь, расскажу тебе, как дело было?

— Конечно!


…Некий Петров Алексей — весьма образованный и умный человек (экономическое и юридическое высшее образование) — в свои почти сорок лет обладал немалым трудовым стажем и неплохой зарплатой, но вдруг остался без работы. Его должность главного бухгалтера сократили, и Петров оказался на улице. Ничто так не стимулирует воображение, как безденежье. И, подрабатывая по мелочам, Петров придумал план.

Выбрав свободный день, он двинулся в один из крупнейших магазинов города. Легким шагом уверенного в себе человека зашел в кабинет заместителя главного бухгалтера и аккуратно прикрыл за собой дверь:

— Здравствуй, Егоровна.

— Здравствуй, Алексей, что-то давно тебя не видно было.

Петров знал Нину чуть ли не с университетской скамьи, постоянно сталкивался с ней по работе, был в курсе почти всех событий ее жизни и поэтому сделал ставку именно на нее. Она уже несколько лет одна воспитывала сына: муж ушел к другой женщине. На одну зарплату Нина с трудом обеспечивала сына, стараясь, чтобы он ни в чем не уступал своим одноклассникам. Да и сама старалась выглядеть достойно. В общем, Петров учел все.

— Послушай, Нина, я тут в отпуске был, а сейчас оборот нужно делать. Знаешь, я лазейку одну нашел, через которую деньги протянуть можно.

Что-то ты пугаешь меня, Петров, — отодвинулась от него Егоровна. — Ты ко мне с такими предложениями не подходи, мне еще сына поднимать.

— Да успокойся! Если я говорю, что все в порядке, значит, так оно и есть. Ты вот сидишь тут за свою нищенскую зарплату, света белого не видишь, а народ, посмотри на улицу, в это время деньги зарабатывает, и немалые. Мы и не рискуем ничем, я все возьму под свою ответственность, товар будем продавать через моих людей. Ты только, будь добра, накладные выписывай.

— Да ты с ума сошел! А расписываться кто будет?!

— Ты что, подпись главбуха не знаешь, что ли?

— Нет, Петров, ты меня не уговоришь, я на такую уголовщину не пойду. С кем потом Пашка останется?

— Да ты Пашке своему учебу в институте обеспечишь, дура ты.


Через час Петров вышел из кабинета Егоровны, вполне довольный результатом. Она согласилась, и он, потирая руки, прошел на склад магазина. Там он поискал глазами одного из грузчиков и негромко окликнул:

— Сань, подойди на секунду.

Они отошли поближе к железным воротам, где никто не мог услышать их разговор. Издалека можно было заметить, как грузчик возмущается, а Петров что-то спокойно ему втолковывает. Наконец, грузчик нехотя кивнул:

— Ладно, Петров, я сделаю, но это в последний раз, понятно?

— Ты мне тут пальцы не загибай, Сань, — ухмыльнулся Петров, — будешь бодаться, не только работу потеряешь. Сам знаешь, с какими людьми мы в начале девяностых дела делали. Забыл, как квартирку себе в центре приобрел?

На этом они и разошлись.


А дальше события развивались по сценарию Петрова. На свой страх и риск Нина Егоровна выписала несколько поддельных накладных на организацию Петрова, Красин благополучно отгрузил товар, а Петров арендовал склад и спокойно сбыл все по оптовой цене.

Первые несколько дней Нина все ждала звонка из компетентных органов, вздрагивала от каждого шороха, но никто за ней не пришел, и она отважилась на следующий шаг. В общем объеме финансовых бумаг никто не заметил пропажи небольшой части товара. Но аппетит приходит во время еды. И Красин отгружал все больше и больше товара, при этом и себя не забывая. Петров пребывал на вершине блаженства. Простая схема работала идеально, деньги поступали регулярно, а рассчитываться с подельниками он не спешил.

Но однажды ему позвонил Красин, явно выпивший:

— Слушай, хмырь, либо долю мою отдавай, либо завязываем с этим делом. Учти, мне с бригадиром рассчитываться надо, а то он сдаст нас со всеми потрохами.

Пообещав рассчитаться с ним в ближайшее время, Петров бросил трубку. Деньги он Красину отдал, но только половину, и тот, соответственно, не рассчитался полностью с бригадиром. Подождав еще неделю, бригадир понял, что денег не увидит, а дело заходит слишком далеко, и отправился прямиком в милицию.


На следующий день неприметная служебная машина сотрудников ОБЭПа отъехала от магазина следом за груженой «газелью», а в кабинет к Нине Егоровне постучали опера. Увидев их строгие лица, Нина сразу все поняла, осела на стул и закрыла лицо руками:

— Я так и знала…

В это же время Красин пытался убежать от оперов через запасной выход, но был повален на пол и закован в наручники.

Четко проинструктированные Петровым, Красин и Нина молчали на допросах у Елены Николаевны, как партизаны. Красина неоднократные судимости, как камень, тянули на дно. Поэтому он, зная, что выбора у него все равно нет, и будучи уверен, что явка с повинной прямая дорога в тюрьму, молчал как рыба.

А вот насчет Нины Егоровны все было не так однозначно.

— Ты знаешь, Вера, — сказала мне Елена Николаевна, пересказывая эту историю, — мне пришлось задержать Нину на трое суток, потому что с женщинами только так и нужно работать. Они уверены в своей красоте и неотразимости, а изолятор временного содержания действует на них отрезвляюще.

Следствию необходимы были ее показания и для установления «мозга операции», и для цементирования доказательств в отношении Красина.

— Нина Егоровна, я уже предлагала вам дать признательные показания и предлагаю это сделать еще раз, — обратилась следователь к подозреваемой во время очередной встречи в изоляторе. — Подумайте о сыне, у вас еще есть возможность избежать ареста и получить условную меру наказания. Завтра утром прокурору ляжет на стол уголовное дело, которое вы сейчас видите перед собой, и будет решен вопрос о вашем аресте.

Нина Егоровна некоторое время обдумывала слова следователя, представила себе сына, оставшегося без родителей, и согласилась:

— Я все расскажу.


…Петров был задержан у дверей своей квартиры с двумя небольшими сумками в руках. На его лице читалось неподдельное изумление, когда оперативник развернул красные корочки. В сумках ровными пачками были уложены деньги.

На допросе он буйствовал, негодовал, высказывал бесконечные претензии в адрес Елены Николаевны, возмущался задержанием и усмехался в лицо следователю:

— Вы никогда ничего не докажете, я ни одной подписи нигде не поставил.

Петров не знал о козырной карте следствия — показаниях Нины. Он рассчитывал и уповал на ее юридическую неграмотность. И поэтому никак не отреагировал, когда в следственный кабинет временного изолятора зашла Нина.

Начиная очную ставку, Елена Николаевна зафиксировала в протоколе, что Петров и Нина находятся между собой в дружеских отношениях.

— Следовательно, оговаривать друг друга у вас поводов нет, — сделала она вывод вслух.

И когда Петров услышал показания Нины, его глаза округлились, он приподнялся на стуле:

— Ты что делаешь, дура! Я отказываюсь давать показания, она все врет, я ничего подписывать не буду!

— Уведите, — спокойно отдала команду конвойным Елена Николаевна, и Петрова тут же увели в камеру, обратилась к Нине: — Спасибо, я думаю, суд сделает вам снисхождение.

Что касается Красина, то к концу следствия он окончательно успокоился и вообще перестал давать показания, Петров постоянно свои показания менял, но, несмотря на все его ухищрения, предварительное следствие было закончено. У Петрова почти каждый документ в уголовном деле вызывал бурю негодования. Он разражался гневными тирадами каждую минуту. Елена Николаевна только мерила шагами кабинет, иногда отпуская:

— Да вы читайте, Петров, читайте…

Через пару часов в кабинет заглянул давний знакомый Елены Николаевны Савинов, тоже следователь с большим стажем:

— А что это у вас тут происходит, Елена Николаевна? Вас же учили в университете не оказывать психологическое давление на обвиняемых, что же вы…

— Да, да! — обрадовался Петров, — она постоянно давит на меня, оказывает и психологическое, и физическое давление.

Савинов выслушал его, потом добродушно похлопал по плечу:

— А что ж ты хочешь, голубчик, система-то гулаговская…

Петров онемел.

— До свидания, Елена Николаевна, рад был видеть, — попрощался Савинов и вышел.

Именно после этого Петров, скрипя зубами, произнес свою коронную фразу, исподлобья глядя на Елену Николаевну:

— Я знаю, кому я первому глотку перережу, когда на свободу выйду…


Елена Николаевна задумалась на минуту, потом продолжила:

— Осудили их всех. Нине Егоровне условно дали, Красина посадили надолго, Петров семь лет реального срока получил, и то скостили, потому что деньги почти все изъяли и ущерб возместили. Он освободился через шесть лет после ареста, а через три года после освобождения неожиданно позвонил:

— Здравствуйте, Елена Николаевна.

— Здравствуйте, Петров.

— Вы помните меня?!

— Конечно, помню.

— А я, между прочим, звоню, чтобы сказать, что меня несправедливо осудили.

— Странно, — сказала Елена Николаевна. — У нас, как правило, вину не признают, но считают, что осудили их правильно.

— А еще вы не дали мне нормально ознакомиться с материалами дела!

— Господь с вами, Петров, вы могли это сделать в суде.

— Тогда было уже поздно!

Разговор завершился заявлением Петрова, что его не устраивает ни государство, ни правосудие в нем. Елена Николаевна предложила ему сменить место жительства, и на этом они попрощались.

Удивительным для меня в этой истории было не то, что Петров нашел Елену Николаевну спустя девять лет после их последней встречи, а то, что, по сути, поговорить ему, кроме следователя, оказалось не с кем. Почти пятьдесят лет прожил человек, а в его окружении ни друзей, ни близких. Только подельники.

Вера Щенина, старший следователь СО при УВД
по Центральному району г. Новосибирска,
старший лейтенант юстиции

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Кража такого велосипеда способна нанести владельцу большой ущерб. Но воры обычно не знают его стоимость. Дорогие велосипеды для опасных горных троп предлагают в Новосибирске по цене нового кроссовера.  Но и это – мелочь по сравнению с ценниками из мирового топа. Причем велосипеды из золота стоят дешевле, чем разукрашенные анимешными картинками.

Осиное гнездо над окном задания администрации Советского на проспекте Академика Лаврентьева послужило поводом для вызова спасателей. Ликвидировали жужжащую опасность с крыши в противогазе и защитном костюме. Насекомые не пострадали, гнездо вывезли в лесной массив.

18.07.2019
«Координационный совет в защиту общественной нравственности» требует от областных властей повлиять на хоккейный клуб «Сибирь» и не допустить сдачи в аренду ледовой арены доя организации концерта группы «Ленинград». В деятельности руководства клуба активисты увидели «коррупционную составляющую».
Несколько десятилетий подряд на одном и том же месте – у ТЦ «Меркурий» – в Бердске разворачивается стихийный рынок. Сегодня на нем благополучно уживаются и бабульки-пенсионерки, и торговцы из ближнего зарубежья. Несмотря на то, что уже третий год подряд власти пытаются бороться с продавцами-нелегалами, базарчик остается известной в городе точкой, где всегда можно купить свежую зелень, ягоды и огурчики с огорода.

Жители Новосибирской области активно обмениваются в социальных сетях фотографиями «себя в старости». Такую возможность предоставляет установленное на смартфон приложение. «Как с ума сошли», – высказывают недовольство те, кому «ваш FaceApp» уже надоел, и добавляют, что лучше бы уже из отпуска фото слали, не оригинально, но интересно.

Закончился срок подачи документов на выдвижение на должность мэра города Новосибирска в Новосибирскую городскую муниципальную избирательную комиссию. По данным избиркома, из числа подавших документы, статус зарегистрированных получили пять человек: Наталья Пинус, Данияр Сафиуллин, Анатолий Локоть, Евгений Лебедев, Дарья Украинцева.