Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Критическим временем в больницах был май» - главный инфекционист региона о COVID-19

10.07.2020
Артем Шершнев
«Критическим временем в больницах был май» - главный инфекционист региона о COVID-19
На вопросы VN.ru ответила главный инфекционист Новосибирской области Лариса Позднякова. Фото Алексея Танюшина.
Какова динамика распространения коронавирусной инфекции в регионе, насколько можно доверять результатам тестов, почему не каждый инфицированный попадает в больницу, как подсчитывают статистику смертей, сколько медиков и как заразилось, и сколько нам еще ходить в масках?

На вопросы VN.ru ответила в интервью главный инфекционист Новосибирской области Лариса Позднякова.

- Часто звучат мнения скептиков, не доверяющих официальной статистке о количестве зараженных коронавирусной инфекцией и смертей в результате заражения COVID-19. Объясните, как эти данные формируются, насколько корректны данные официальной статистики?

- Все положительные случаи, которые выявлены в результате тестов, трактуются как инфицирование человека. И неважно, имеет пациент клинические проявления или нет, достаточно уже констатации факта, что в мазке обнаружен коронавирус. В этом случае он пополняет общую цифру заболеваемости коронавирусной инфекцией, которую ежедневно предоставляет оперштаб.

- Может ли быть такая ситуация – у пациента был положительный тест, он госпитализирован с коронавирусом, позже скончался, но в статистку погибших в результате инфицирования COVID-19 не попал?

- Нет, такого быть не может. Любой погибший пациент, если он имеет прижизненный диагноз «коронавирусная инфекция», который подтвержден лабораторно, пойдет в статистику летальных исходов от коронавирусной инфекции. Возможно, не сразу. Когда человек погибает, есть медицинское вскрытие, которое выявляет, что является непосредственной причиной смерти. По итогам выдается свидетельство о смерти с протоколом вскрытия. Это первичный документ, а дальше проводится гистологическое исследование, достаточно длительное. По стандартам на такое исследование отводится от 30 до 45 дней.

TAN_7942.JPG

Поэтому, если человек погиб сегодня и не попал в статистику сегодня-завтра или в какое-то ближайшее время, это не значит, что случай скрыли, забыли или не подали данные.

Вопрос в другом: мы прекрасно понимаем, что очень мало людей абсолютно здоровых, которые заболели коронавирусной инфекцией и скончались от тяжелой формы пневмонии. У многих на фоне данной инфекции происходит обострение собственных заболеваний. Сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, очень много инфарктов. Но это вопросы профессиональные, медицинские, а

чтобы данные о ком-то не подали, не учли - это просто невозможно.

Все летальные исходы обсуждаются комиссией при областном Минздраве, куда входят главные профильные специалисты. Комиссия работает три раза в неделю, из каждой больницы, где происходит летальный исход, привозят все документы, решения принимаются коллегиально.

TAN_2373.JPG

- Есть ли вас данные о том, сколько медиков с начала эпидемии в регионе заразились коронавирусом? И почему это происходит? Не хватает средств защиты?

- По медицинскому персоналу за три с половиной месяца работы 713 человек, от врачей до младшего медицинского персонала.

Но существуют нюансы, когда говорят: «Заболел при исполнении профессиональной деятельности». Очень сложно при капельном пути передачи доказать, какая это деятельность. Если бы мы работали в закрытых госпиталях, все врачи здесь и не уходят домой, то тогда понятно. А если люди уходят домой и живут своей обычной жизнью, это другая ситуация. По каждому случаю профессионального заболевания тоже существуют определенные комиссии, при каждом лечебном учреждении и при фонде социального страхования идет эпидрасследование, где человек заболел. И это достаточно сложно.

Сегодня есть все защитные средства в арсенале, и возникает вопрос, как человек сам выполняет предписания по их использованию? Ты должен раздеваться в определенной последовательности, одеваться в определенной последовательности, еще масса обязательных действий. Но медики - люди, и они могут пренебрегать какими-то внутренними правилами. Понятно, что никто не может быть полностью застрахован, но в случае неукоснительного следования протоколу процент заболевших на работе врачей сводится к минимуму.

- Периодически в соцсетях появляются сообщения о переполненности ковидных госпиталей, что люди лежат в коридорах. Достаточно ли коек для нынешнего уровня эпидемии?

- Такая эпидемия в стране и в мире впервые, она неординарная. Все мы видели, что в Европе для приема больных разворачивали стадионы, там вообще не стоял вопрос о каких-то отдельных палатах. Когда у нас пошел резкий рост заболеваемости в середине апреля, с тяжелыми случаями, эти пациенты стали попадать на стационарную койку на длительный период времени. И относительно быстро мы выписать таких людей не можем, это первый фактор. Второе –

люди перепуганы, они ждут отрицательных мазков, не хотят с положительными мазками, даже если уже клинически здоровы, уходить домой.

Хотя выделение вируса в мазке может продолжаться до пяти недель после фактического выздоровления.

TAN_7075.JPG

Но к пониманию того, как течет инфекция, медикам надо было прийти. Поэтому самым критическим временем по койкам была вторая половина апреля и май – массовая заболеваемость, массовый привоз и дефицит людей, которые работают.

А в это же время, люди болеют не только коронавирусной инфекцией. Я считаю, что те действия, которые были предприняты Минздравом и вице-губернатором, курирующим здравоохранение, по перепрофилированию коек, развороту дополнительных мест, оказались верными. Последние четыре недели у нас нет проблем с местами в палатах. Да, до этого, когда массово привозили больных, кого-то приходилось оставлять в коридоре, пока не освободится место в палате.

- Когда обычные клинические больницы переоборудуют в так называемые «инфекционные госпитали», разве можно обеспечить необходимый уровень изоляции палат и других «грязных» помещений от остальной территории?

- Безусловно. Это несложно. Мы ведь больницы не переоборудуем в настоящие инфекционные клиники, у которых много профилей: воздушно-капельные, кишечные, нейроинфекции и так далее. У нас монозаболевание, тут все гораздо проще. Все госпитали, которые открываются, мы смотрим с главным эпидемиологом на предмет соответствия разделения «чистых» и «грязных» зон, сделано все очень хорошо.

- Сколько в среднем тестов на коронавирус ежедневно проводят в регионе? Этого достаточно, или необходим больший охват?

- Мы вышли на полную загрузку лабораторий, которые в регионе существуют, в день делаем от 2,5 до 3 тысяч тестов, иногда немного больше. Я считаю, что этого достаточно. Во всех вопросах должна быть рациональность. Мне, как главному специалисту, постоянно приходится слышать: «Хочу пойти сдать тест». Я всегда спрашиваю: почему? Ты себя хорошо чувствуешь, клинически здоров? - Да. – Тогда зачем пойдешь сдавать тест?

Вот ты сегодня сдал тест, он у тебя отрицательный, ты успокоился. А завтра он может быть положительный.

Ты же не будешь сдавать его каждый день! Понимаете, есть элемент паники, и люди идут сдавать, хотя они нормально себя чувствуют. И они фактически дают пустой объем. То есть, если у тебя появились симптомы респираторного заболевания, ты должен исключить или подтвердить коронавирус. А если нет, зачем бежать и загружать лабораторию?

- Каков процент достоверности этих тестов?

- 92-94%. В мире в принципе не существует никакой 100-процентной тест-системы относительно любого заболевания.

TAN_4160.JPG

- В соцсетях много историй людей, которые обнаруживали у себя симптомы заражения коронавирусной инфекцией, вызывали «скорую», а медики, осмотрев предположительного больного, советовали ему обращаться в поликлинику. Каков вообще должен быть алгоритм действий человека, если у него проявляются подобные симптомы?

- Если вы посмотрите на цифры статистики, которые выкладывает оперштаб, сможете понять, что примерно около полутора тысяч находятся в стационарах, и тысяча с небольшим – люди, которые лечатся дома. И здесь элемент ажиотажа опять присутствует.

Само наличие коронавирусной инфекции не говорит о том, что вы должны находиться в больнице.

Мы же с гриппом всех не кладем? Не кладем. Что делать пациенту, который болеет легко, в больнице? Зачем? Он может лечиться дома под наблюдением участкового врача. Стационарная койка на тяжелого и осложненного больного. Если у вас появились признаки респираторного заболевания и температура, например, 37,7, зачем звонить в «скорую»? Ведь при любой другой ситуации вы выпили таблетку аспирина или парацетамола, отлежались, наиболее ответственные вызвали бы участкового врача, и все. «Скорая помощь» - это на температуру 39-40, если вы пьете жаропонижающие, а они на вас не действуют. Другой вопрос – мы очень долго ждем «скорую». Но уважаемые люди, если у вас температура 37,5 и вы все в панике вызываете «скорою», не хватит ни машин, ни людей. И это вопрос профессиональной компетенции, кого оставить на дому, или надо срочно везти в больницу.

TAN_0698.JPG

- С одной стороны, ежедневное число вновь выявленных больных в области не уменьшается, с другой – власти снимают все больше ограничений. Некоторым кажется это парадоксальным. Каково мнение инфекциониста на этот счет?

- Я думаю, это правильные действия. Когда любая инфекция выходит на длительное плато, то, что мы видим сейчас, по математическим моделям дальше должно снижаться. При воздушно-капельном и контактно-бытовом путях передачи этой инфекции ограничительные мероприятия эффективны. Но мы с этим будем жить еще очень долго. А жизнь продолжается, экономика должна работать. Жесткие ограничения, которые были сначала, приучили людей, что это не просто так, как во время эпидемии гриппа. Мало походить неделю в масках. Эта инфекция будет циркулировать еще долго, может быть, всегда. Но теперь люди, в жестком режиме приученные к ограничительным мерам, должны сформировать в голове, что ответственность за твое собственное здоровье и нераспространение вируса дальше - на тебе самом. Маски, личная гигиена, социальная дистанция, - мы теперь должны научиться жить с этим. Ограничительные мероприятия не могут быть бесконечными.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Еще в сюжете
Похожие новости

Закон, в соответствии с которым россияне в возрасте 40 лет и старше получают право на один дополнительный выходной в год, вступит в силу с 11 августа. Это день предназначен для прохождения медицинского осмотра.

Резонанс
Новости
Патрульная группа центра защиты населения Искитимского района провела рейд в двух местах отдыха у воды, проверила работу спасательных постов 4 августа. Спасательные посты созданы в самых популярных местах массового отдыха на воде. Спасателям приходится останавливать нетрезвых купальщиков. Печальный антирекорд: только в июле в водоемах области утонули 37 человек.
Пилотный проект по чипированию крупного рогатого скота реализуют в Новосибирской области. Данные о животном, информацию из медицинской карты отправляют в Единый федеральный реестр.
Семеро скончались, в реанимации 67 инфицированных, выписано 72 пациента. Новые данные о ситуации с COVID-19 в Новосибирской области опубликовал оперативный штаб.
На границе Новосибирской области и Казахстана задержали иностранца, который, по некоторым данным, сбежал из новосибирского ковидного госпиталя и пытался прорваться в соседнее государство.
Жестокие разборки случились в СНТ «Лилия» в Первомайском районе Новосибирска. Там глубокой ночью вспыхнула дача заместителя председателя товарищества. Несчастный случай полиция исключила сразу: едва перепуганная Татьяна Светцова выбралась из горящего дома, как по ней открыли огонь из пистолета.
Списывать на ЕГЭ выпускники школ пытаются каждый год. Не исключением стало и «коронавирусное» лето 2020. Как организаторы ЕГЭ в Новосибирске ловят нарушителей и как реагируют дети, попавшиеся со шпаргалкой или телефоном? Почему маска-шпаргалка бесполезна, а учителям нельзя «понять и простить». Об этом VN.ru рассказал руководитель Регионального центра обработки информации Сергей Кондратьев.