Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Иван Конев

2010-01-28
Иван Конев
Историки, исследуя боевой путь кавалера ордена «Победа», дважды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза Ивана Степановича Конева, произвели красноречивые подсчеты: из 1418 суток, в течение которых во Второй мировой войне существовал советско-германский фронт, Конев провел на нем 1365 дней и ночей. 72 суток на командном пункте 19-й армии и 1293 на командных пунктах Западного, Калининского, Северо-Западного, Степного, 2-го и 1-го Украинских фронтов.

Никто другой из советских военачальников в годы Великой Отечественной войны не командовал войсками фронтовых объединений столь продолжительное время, как Иван Конев, вступивший в войну генерал-лейтенантом, а в феврале 1944 года надевший маршальские погоны.

Всякое случалось на полководческом пути Конева. Он вместе с народом переживал не только вдохновляющую радость побед, но и горечь поражений. Не все из более чем 40 операций, в которых Конев руководил войсками, особенно в полном драматизма сорок первом, завершались победой.

Перед войной Иван Степанович приобрел солидный опыт управления крупными войсковыми структурами: зимой 1937 — 1938 годов командовал Особой группой советских войск в Монголии, через год — 2-й Отдельной краснознаменной Дальневосточной армией, затем войсками Забайкальского, а с января 1941 года — войсками Северо-Кавказского военных округов.

В мае 1941 года, когда у границ СССР запахло порохом, генерал-лейтенант Конев получил задачу сформировать из соединений и частей СКВО 19-ю армию и развернуть ее в районе Черкасс в качестве резерва наркома обороны СССР. Во главе этой армии Конев и принимал боевое крещение. В тяжелых оборонительных боях с превосходящими силами противника на Витебском направлении армия проявила себя достойно. Имя ее командующего часто упоминалось на страницах газет. Участвуя в стратегически важном Смоленском сражении, 19-я армия с июля до сентября сковывала крупные силы врага, нанесла ему ощутимые потери и в составе Западного фронта немало сделала для срыва планов немецко-фашистского командования прорваться к Москве с ходу.

Самое трудное за всю войну испытание выпало на долю Ивана Конева в сентябре — октябре 1941 года, когда он в звании генерал-лейтенанта, а затем генерал-полковника командовал Западным фронтом. Этот фронт вместе с Брянским (командующий генерал-лейтенант Андрей Еременко) и Резервным (командующий Mapшал Советского Союза Семен Буденный) непосредственно прикрывал столицу на дальних подступах. При общем превосходстве противника в силах и средствах от наших командующих требовалось полководческое предвидение, умение искусно организовывать разведку, оперативно перебрасывать войска туда, где враг готовился прорывать оборону, с второстепенных участков. На том этапе войны практики управления массами войск на большом пространстве нашим командующим фронтами еще не хватало. Иван Конев не стал исключением. Западный фронт, как и Резервный, Брянский, не выдержал сосредоточенных ударов противника, и большая часть его объединений, в том числе особенно близкая сердцу Ивана Степановича 19-я армия, попали в районе Вязьмы в окружение. На Московском направлении в нашей обороне образовались бреши, закрыть которые было нечем: все резервы уже были израсходованы.

В тот драматический момент особую роль в судьбе Ивана Конева сыграл генерал армии Георгий Жуков. Назначенный сначала представителем Ставки Верховного главнокомандования с самыми широкими полномочиями, а затем командующим Западным фронтом, вобравшим в себя и остатки упраздненного Резервного фронта, Жуков, зная Конева как крупного и талантливого военного руководителя, попросил Сталина назначить его к себе заместителем. Коневу был доверен относительно самостоятельный участок — руководство Калининской группой войск. В том же октябре 1941 года группа была преобразована в Калининский фронт, Иван Конев стал его командующим.

Этот фронт во главе с Коневым на Селижаровском и Торжокском направлениях остановил наступление противника и сковал 13 дивизий группы армий «Центр», которые так и не были переброшены к Москве. В ходе контрнаступления войска фронта умелыми действиями выбили врага из Калинина и отбросили сначала на 60 — 120 километров, а затем еще дальше — к Ржеву. За Коневым закрепилась репутация командующего, обладающего исключительным организаторским мастерством, решительностью и твердой волей. На долгом и тернистом пути к победе слава его с тех пор лишь крепла, имя обрастало легендами.

...Родился будущий полководец 28 декабря 1897 года в селе Лодейно Вологодской губернии (ныне это Подосиновский район Кировской области). Александр Василевский, Георгий Жуков, Константин Рокоссовский были на год-два его старше, Иван Баграмян, Леонид Говоров — его одногодки, Родион Малиновский — на год моложе. Детство у всех этих людей, связавших судьбу с армией, военной службой, было непростым. У Конева, пожалуй, — особенно трудным. Мать его умерла при родах. Воспитывала Ваню сестра отца. С девяти лет он уже сам зарабатывал себе на пропитание.

Во время Первой мировой войны призванный весной 1916 года в армию Иван Конев осваивал артиллерию в школе унтер-офицеров. Февральские события 1917 года застали его в Москве. Он, хотя и был направлен на фронт, участия в боях не принимал.

Вернувшись в феврале 1918 года в родное село, Конев тут же был назначен военкомом Никольского уезда. Затем на Восточном фронте он участвовал в боях с колчаковцами. В разном качестве — командира отряда, комиссара бронепоезда, стрелковой бригады и дивизии, штаба Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Под знаменитой, прославленной в песнях Волочаевкой Конев встретился с девушкой-крестьянкой Аней, которая впоследствии стала его женой и выхаживала Ивана, когда того свалил тиф.

Как и многие другие командующие фронтами в годы Великой Отечественной войны, Иван Конев получил основательную практику управления подчиненными на посту командира полка. 50-й стрелковый полк, где он пять лет был в одном лице командиром и комиссаром, дислоцировался в Нижнем Новгороде.

О том, что значит полковое звено для становления будущего военачальника, говорили Георгий Жуков, Александр Василевский. Высказался по этому поводу и Конев: «Я с радостью вспоминаю то время. Там, в полку, я приобрел все, что так пригодилось потом и в дни мира, и в дни войны. Можно сказать, в полку я набирался сил и находил самого себя. Вообще командование полком — основа военного опыта. Больше того, смею утверждать, что без практики командования полком нельзя стать настоящим полководцем».

Оценивая сказанное маршалом с позиций наших дней, можно констатировать, что не только в военное, но и в мирное время военачальник, не получивший серьезной практики на посту командира полка, бригады, не познавший в этом звене своих способностей, истинного потенциала, будет испытывать по мере служебного роста немало трудностей.

В Военную академию имени Михаила Фрунзе, на ее специальный факультет Конев поступил с должности командира стрелковой дивизии. После ее окончания был направлен в Белоруссию, где командовал дивизией и корпусом. А затем, как уже сказано выше, его ждали высокие командные посты на Дальнем Востоке, в Забайкалье и на Северном Кавказе.

Исследователи не без оснований утверждают, что превосходство советских полководцев над германскими, хотя оно проявилось не сразу, не в первые месяцы войны, основывалось как раз на их богатой и разнообразной войсковой практике. Она не была равноценной боевому опыту, который гитлеровские генералы и фельдмаршалы обрели, покоряя Европу, но позволила сохранить выдержку, выстоять в сложнейших условиях 1941 — 1942 годов, сорвать планы блицкрига и, добившись коренного перелома в войне, провести ряд блистательных наступательных операций такого масштаба, которого история военного искусства еще не знала. Такие операции не были противнику по плечу даже в триумфальном для него сорок первом.

В Курской битве Иван Конев командовал войсками Степного военного округа, 9 июля 1943 года переименованного в Степной фронт. Это довольно мощное формирование включало 5 общевойсковых армий, 5-ю гвардейскую танковую армию, 5-ю воздушную армию и 10 отдельных корпусов и составляло стратегический резерв Ставки ВГК. Перед Степным фронтом стояла задача предотвратить глубокий прорыв противника со стороны Орла и Белгорода, а при контрнаступлении нарастить мощь удара из глубины. Однако обстановка сложилась такой, что часть сил Степного фронта пришлось направить на усиление Воронежского фронта. Благодаря оперативным действиям Конева задача, поставленная Ставкой ВГК, была решена в кратчайшие сроки, и под Прохоровкой гитлеровцы неожиданно столкнулись с нашей танковой армией и в ожесточенном встречном сражении потеряли до 400 своих новейших танков и штурмовых орудий и около 10 тысяч солдат и офицеров убитыми.

С 3 августа 1943 года Степной фронт вместе с Воронежским перешел в контрнаступление на Белгородско-Харьковском направлении. Через двое суток войска Степного фронта выбили противника из Белгорода, и вечером 5 августа Москва впервые салютовала победителям.

При подготовке и ведении операций командующие фронтами в чем-то были похожи — одна ведь школа. И тем не менее детальное изучение документов далеких военных лет, отчетных карт, лент телеграфных переговоров, поведения военачальников при докладах о принятых ими решениях, планах операций в Ставке Верховного главнокомандования убеждает: у каждого из полководцев был свой, только ему присущий, больше всего отвечающий складу ума и характера почерк. Своеобразен, неповторим был и Иван Степанович Конев. Если в октябре сорок первого ему, как и командующим соседними фронтами, не удалось разгадать замыслов противника, определить участки, где тот готовится прорывать линию фронта, и принять контрмеры, то в последующем Конев как раз и отличался умением проникать в психологию врага, предвидеть и упреждать его возможные действия. Летом 1943 года он с высокой точностью определил, как именно поведет себя противник в полуокруженном Харькове. Не ошибся, предполагая, что будут делать гарнизоны Бреслау, Глогау, других городов-крепостей, когда войска фронта, обойдя их, устремятся дальше на Запад.

Для Конева было характерным постоянное стремление окружить противника, расчленить его войска и разбить по частям. Этого он добивался, планируя и проводя большинство своих операций, и, как правило, добивался успеха. С особой полнотой его полководческий талант раскрылся в Корсунь-Шевченковской операции, где он во взаимодействии с войсками Николая Ватутина окружил и разгромил в «котле» более десяти дивизий врага. Не менее искусно операция на окружение была проведена под Бродами (в кольце оказались 8 вражеских дивизий), южнее Рютцена (20-тысячный гарнизон), в Глогау, где в капкан попали 18 тысяч гитлеровцев, в Бреслау с его 40-тысячным гарнизоном, в районе Опельна, где были вынуждены принять последний бой около 5 гитлеровских дивизий. А в финале Великой Отечественной войны, командуя 1-м Украинским фронтом, Иван Конев сделал все от него зависящее для окружения полумиллионной группировки гитлеровцев в Берлине и южнее столицы Третьего рейха, а затем еще более крупной группировки в районе Праги.

В действиях маршала Конева напористость, решительность и твердость сочетались с осмотрительностью, а готовность идти на риск подкреплялась точными расчетами. В Львовско-Сандомирской операции Конев решился ввести в сражение сразу две танковые армии по коридору, пробитому в обороне противника, шириной всего шесть километров, причем в условиях, когда противник готовил контрудары на флангах с целью ликвидировать эту брешь. Никто другой, кроме Конева, на такой риск не пошел бы. Но у командующего была убежденность: все сложится по задуманному. И, действительно, получилось. Именно прорыв крупных масс танков в оперативную глубину противника предопределил исход сражения.

В октябре сорок первого на дальних подступах к Москве нашим командующим не всегда удавалось найти противоядие против стремительных танковых прорывов Хайнца Гудериана, но и он, пожалуй, не отправил бы в горловину, простреливаемую с двух сторон, лавину из тысячи танков. Теперь уже битые немецкие генералы ничего не могли противопоставить нетрадиционным, не прописанным ни в одном наставлении действиям Красной армии.

Маршал Конев по-своему, не так, как предписывало классическое военное искусство, использовал артиллерию, которую изучал еще унтер-офицером, и особенно танки. Для него был характерным смелый маневр высокомобильными танковыми объединениями. В Корсунь-Шевченковской, а затем в Уманско-Ботошанской операциях он скрытно для противника и в сжатые сроки перебрасывал 5-ю гвардейскую танковую армию на такие участки, где ее появление ошеломляло и обескураживало противника.

«Казалось, — писал после войны отважный танкист дважды Герой Советского Союза генерал Давид Драгунский, — что он, командующий фронтом, выжимал из танков и из нас, танкистов, все, на что способны. Его смелые перегруппировки и решительные маневры танковыми корпусами, целыми армиями в ходе сражений... порой казались неожиданными не только для противника, но и для исполнителей». В Пражской операции маршал Конев определил место танковых армий в первом эшелоне фронта, чего до него еще никто не делал. Но это дало огромный выигрыш во времени, цена которого в тот момент была чрезвычайно высокой.

Константин Симонов так описывал внешний облик Ивана Конева: «Стоило увидеть его впервые, как сразу же приходило на ум: вот настоящий старый Солдат. Хоть и маршал. Глубокие, твердо высеченные годами черты несколько простоватого лица. Умные, спокойные глаза чего только не повидавшего на своем веку человека. Он был не в военной форме, а в штатском, и одинаково походил на вышедшего на пенсию сталевара или еще работающего председателя колхоза. Но больше всего именно на Солдата. Пишу это слово с большой буквы не из-за почтительности к маршалу, сказавшему как-то в разговоре, что в конце войны под его началом было миллион двести тысяч человек, а потому, что передо мной был действительно Солдат — революции, трех войн, партии, народа».

Сегодня, рассказывая о личности исторического масштаба, мы избегаем слов, еще вчера привычных, часто обязательных. Времена неизбежно меняются. Но сама история неизменна, воле людей уже неподвластна. И память об Иване Коневе, патриоте Отечества, его защитнике, одном из творцов нашей Великой Победы, вечна.

Из воспоминаний Натальи Коневой
В Германии в 1945 году отец побывал в штольнях, где его солдаты нашли картины из собрания галереи, испорченные грунтовой водой. В то время из Москвы даже была срочно вызвана группа реставраторов во главе с Натальей Соколовой. Они просмотрели находки и сказали, что их надо срочно эвакуировать. Среди них, кстати, была картина Рафаэля «Сикстинская мадонна» — любимое полотно отца. Папа предложил: «Давайте, я дам вам свой самолет». Женщина всплеснула руками и сказала: «Иван Степанович, это же страшно». «Почему страшно? Это очень надежный самолет. Я сам на нем летаю», — ответил отец. «Ну вы же маршал, а она Мадонна», — ответила реставратор. После этого на фронте солдаты шутили, если надо было сделать что-то трудное: «Ну я же маршал, а не Мадонна».

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
До конца недели в Новосибирске дополнительно развернут 992 койки для пациентов с коронавирусом. Об этом 19 октября в прямом эфире НГС рассказала главный инфекционист региона Лариса Позднякова.
Новосибирские генетики получили грант на исследование причин сезонной депрессии. Не секрет, что с наступлением осени многие замечают резкую смену настроения. Одна из причин такого состояния - нехватка солнечного света, который вырабатывает жизненно необходимый гормон. Чтобы выяснить, почему люди становятся раздраженными, учёные провели эксперимент на аквариумных рыбках.
Рост заболеваемости коронавирусной инфекцией серьезно увеличил нагрузку на всю систему здравоохранения Новосибирской области. Как в этих условиях работают бригады скорой помощи и почему кареты с красным крестом увозят в больницу далеко не всех пациентов, VN.ru рассказала главный врач станции скорой помощи Ирина Большакова.
Несмотря на вторую волну коронавируса, в Новосибирске, около 3500 человек пришли писать ежегодный Тотальный диктант-2020 на очные площадки днем 17 октября. В этом году знания горожан проверяли более чем на 50 площадках, начиная от университетов и библиотек и заканчивая мэрией и тюрьмами.
COVID-19 продиктовал человечеству новые стандарты чистоты рук. Если раньше это было обычным ежедневным ритуалом, о котором никто не задумывался, то теперь стало предметом чуть ли не научных исследований. О том, как правильно мыть руки, выпускают методички, а люди спорят, какую песню напевать в процессе — «Червона рута» или «В лесу родилась ёлочка». Vn.ru ко всемирному дню мытья рук, который отмечают 15 октября, собрал основные правила не такого уж бесхитростного процесса.
Подготовку к «Фестивалю тюльпанов» начали в Новосибирске. В планах - высадить на Михайловской набережной 56 тысяч луковиц. Их привезли из Голландии по инициативе одной из крупных торговых сетей. Праздник цветов в разных российских городах проводят уже восемь лет, в нашем мегаполисе - второй год. Но этой весной парки были закрыты - увидеть красоту можно было только на фотографиях.
x^