Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

В разведке всякое случалось...

2010-04-29
Юлия Журавлева
В разведке всякое случалось...
Двадцать четвертого сентября 1941 года мой прадед Сергей Лукьянович Василенко был призван в действующую армию. Сначала его направили в Омское пехотное училище, а с марта 1942 года — на Сталинградский фронт.

Молодого офицера определили в разведку. Вернее, он сам вызвался. Заманчивой и непростой была эта служба, и хотелось испробовать свои силы. Участок фронта, который оборонял 347-й стрелковый полк 308-й дивизии, был тем местом, где проходило направление главного удара немецко-фашистских войск на Сталинградском фронте. Стрелковая дивизия, в которой служил прадедушка, обороняла один из заводских районов Сталинграда, прикрывавшем подступ к Мамаеву кургану, высоте, которую немцы стремились взять во что бы то ни стало.

Из рук в руки
Несколько раз Мамаев курган переходил из рук в руки. 14 — 16 октября 1942 года шли самые ожесточенные бои. Там без передышки отражали воины 308-й дивизии атаки немцев. 16 атак отбила в один из этих дней дивизия, в которой сражался Сергей Василенко. Жуткую картину представлял из себя Сталинград. Прадед говорил, что: «Горело все, что могло гореть, и в этом пекле надо было не только остаться в живых, но и победить врага».

Вспоминал прадед одну историю: «…Были посланы в тыл три человека, в том числе и я, проследить за продвижением противника, направляющего свои силы на Сталинград. Прожили мы там три дня. В первые дни укрывались в погребе, на третий день перебрались на ветряную мельницу в подвал. Немцы заметили нас. Мы решили срочно возвращаться. По пути назад очень проголодались и ночью наткнулись на немецкую кухню. Одеты мы были в немецкую форму. Немного посовещавшись, решили подойти к немцам. Те молча покормили нас, приняв за своих. Затем мы связали их, обезоружили и стали пробираться к нашим».

За линию фронта
Будучи в разведке, моему прадедушке не раз приходилось добывать вражеских «языков». Охотились и немцы за нашими воинами и однажды сумели выследить один из «коридоров», которыми пользовались русские разведчики. В это время в полк из штаба дивизии прибыл майор. Прадеду поручили провести его в штаб полка. «Вместе мы спустились к Волге — вспоминал он. — Промелькнула какая-то тень и неподалеку от нас разорвалась граната, а вслед за этим мы увидели двух немцев. Я накрыл их своей гранатой. Поползли вперед и увидели еще одного немца, укрывшегося в окопчике. Я бросился к нему, оглушил, связал руки и вернулся к майору. Тот оказался тяжело ранен. Пришлось нести на себе обоих — и майора, и «языка».

11 ноября 1942 года 308-я дивизия, в которой служил прадед Сергей, понеся большие людские потери, была отведена за линию фронта на перегруппировку. В дальнейшем она участвовала в завершении Сталинградской операции, в боях против армии Манштейна, которая стремилась в 1943 году выручить из кольца окружения под Сталинградом гитлеровскую армию Паулюса.

Пушка «заговорила» снова
Шли тяжелые бои. В один из дней во взводе прадеда осталось всего 14 человек. Погиб артиллерийский расчет. Последняя пушка замолчала. Немцы начали новую атаку. Прадед бросился к орудию, в это же время к нему пробралась медсестра. Она помогла найти ящик с боеприпасами. Пушка «заговорила» снова. Немецкие танки повели по ней прицельный огонь. Одна мина разорвалась рядом. Хорошо, что прадед успел отползти. Следующий выстрел был удачным, загорелся немецкий танк. Еще два-три выстрела — и немцы повернули назад. В одном из таких боев мой прадедушка был тяжело ранен. Очнулся в медсанбате. Кто его спас? Может, та самая сестричка?

После санбата прадед попал в 351-й полк 308-й дивизии. Правда, этому предшествовал казус. Не захотелось отставать моему родственнику от своей дивизии, сбежал он из медсанбата. Не раз рассказывал он мне эту историю: «В штабе батальона документы спрашивают — они у меня были, предъявляю. Не верит капитан, вызывает медика: «Развязать рану!» Проверили — рана настоящая, заживать начинает. А начальник штаба все не верит, бушует: «Дезертир! Расстрелять!» Спасибо, комиссар вмешался: дескать, не с фронта парень бежит, а на фронт».

Такой «язык» был нужен
Из-за ранения назначили прадеда начальником пункта сбора донесений. «Пять телефонных аппаратов было передо мною, порою по два-три звонят одновременно. Из каждой трубки слышится почти одно и тоже: «Помогите… Погибаем… Нечем отбиться…» А ответ один: «Держитесь, до темноты держитесь!» — вспоминал прадед.

Когда Сергей Василенко выздоровел, перевели его во взвод разведки. Сменил его на пункте связи какой-то лейтенант, тоже раненый. И пошел прадед догонять своих.

Всякие были случаи с прадедом в разведке: «А бои в ту пору у завода «Баррикады» проходили страшные. Получили мы как-то приказ: «У немцев появился какой-то инженер. Такой «язык» нам нужен. Взять его!» Двое суток караулили мы штаб немецкого полка, но не смогли взять инженера, он всегда с охраной ходил.

С пустыми руками не возвращаться
На третью ночь решили: «Не возвращаться же с пустыми руками!» Слышим в развалинах немецкую речь. Переглянулись. Анатолий Давыдов, который немецкий язык знал, ближе к развалинам пополз. Вернулся, доложил: «Три немецких фрау». Решили, что двух свяжем, в рот — кляп, чтоб шум не подняли, а третью с собой заберем. Так и сделали. Наш капитан, как увидел женщину-«языка», заорал, махнул рукой. Потом уже эта фрау рассказала такое нашим командирам, что капитан смягчился.

Была еще одна интересная история: «Осень 42-го года. Разрушенный Сталинград. Прячась в развалинах, разведчики тащили «языка», наткнулись на подвал, в котором было, судя по количеству голосов, человек шесть-семь. Да не просто немцев, а эсэсовцев, по мундирам поняли. Однако мы прошли мимо. «Язык» наш был очень важным, решили не рисковать. Только после выполнения задания доложили начальству: мол, можно разгромить и даже поживиться. Командир разрешил атаковать вражескую группу. Убираем потихоньку часового. Я — у входа в подвал, Толя Давыдов и Дима Исаев заскочили в сам подвал. Похватали со стола планшеты (все три), да еще мундир ребята прихватили. И — деру.

Шум поднялся большой
А шум-то подняли большой. Позади нас стрельба разгоралась, что нам и на руку было. Добрались до передовой, и там на две наши зеленые ракеты перешли линию фронта благополучно, никого не зацепило. Комбат Рындин нас уже ждал. Сказал: «Пока отдыхайте!» Часа три-четыре всего поспали. Будят: «Вас в штаб дивизии. Да приведите себя в порядок!» Прибыли мы в штаб дивизии, чистые, выбритые. Комдива Гуртьева не было, принимал комиссар Свирин, полковник.

— Рассказывайте все — от и до!

Мы рассказали.

— Молодцы! — говорит. Пожал нам руки и вручил ордена Отечественной войны. А потом кивнул своему адъютанту: «Принимай ребят!» Адъютант завел нас в подвал за ширму — плащ-палатку. А там… котелок с водкой, буханка хлеба и три банки тушенки. Выпили, награды обмыли. Тут какой-то юноша вертелся с фотоаппаратом. Сфотографировал нас. До сих пор берегу ту фотокарточку далекой моей фронтовой молодости».

Снова — родная Черновка
После тяжелых ранений прадед был комиссован и отправлен в родное село Черновка.

В 1955 году прадед успешно окончил отделение физики и математики Куйбышевского учительского института.

До 1958 года работал в Красносибирской школе заведующим и учителем. Здесь он знакомится с молоденькой учительницей Прасковьей Семеновной, это моя прабабушка. Они создают крепкую, дружную семью. Затем молодых педагогов переводят в Кочковскую школу №2, которая была позже переименована в Новоцелинную среднюю школу.

В архиве нашей семьи много благодарностей, почетных грамот, фронтовых наград за многолетний безупречный труд моего прадеда. Сергей Лукьянович совсем недавно покинул нас, не дожив до 65-летнего юбилея Победы. Мы бережно храним память о нем как о замечательном Человеке и его боевые награды: орден Отечественной войны, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда» и трудовую награду «Отличник народного просвещения».

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год