Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Этот нескучный Джон Марк Эйнсли

29.06.2013 00:00:00
Татьяна Шипилова
Этот нескучный Джон Марк Эйнсли
Новосибирский академический театр оперы и балета завершает сезон в мировом тренде. Вслед за премьерами «Свадебки» и балета «Весна священная» Стравинского, вышедшими в честь 90-летия и соответственно 100-летия их создания, 22 июня, вниманию новосибирцев был представлен грандиозный международный проект – «Военный реквием»

Один из лучших теноров мира, участвовавший недавно в музыкальном проекте Новосибирского оперного, предпочитает метро лимузину, чтобы лучше понимать своих зрителей

Новосибирский академический театр оперы и балета – что для коллектива не редкость – завершает сезон в мировом тренде. Вслед за премьерами «Свадебки» и балета «Весна священная» Стравинского, вышедшими в честь 90-летия и соответственно 100-летия их создания, 22 июня, в день памяти и скорби, вниманию новосибирцев был представлен грандиозный международный проект – «Военный реквием» английского композитора Бриттена, 100-летие которого отмечает в этом году весь музыкальный мир.

И слово «грандиозный» не является здесь преувеличением ни в одном из аспектов. Во-первых, в проекте, осуществленном главным дирижером театра Айнарсом Рубикисом при поддержке министерства культуры России, Агентства Askonas Holt и Фонда Бриттена-Пирса (Великобритания), приняли участие два симфонических оркестра – Королевская Северная симфония и оркестр НГАТОиБ, а также взрослый и детский хоры НГАТОиБ, Барнаульский академический хор и Камерный хор новосибирской детской музыкальной школы №2, солисты (сопрано, тенор и баритон) – всего на сцене находилось более 240 артистов. Во-вторых, то впечатление, которое производит на слушателя эта масштабная, как в музыкальном, так и в духовном плане, оратория трудно переоценить. Антивоенный пафос, замешанный на констатации попрания человечеством христианских канонов, беззащитности добра перед торжествующим злом, звучали в этот вечер в стенах оперного как прекрасная музыка и одновременно нравственное открытие, глубоко затрагивая зрительские сердца.

Во многом этот эмоциональный эффект обусловлен структурой реквиема: текст традиционной латинской мессы, которую исполняют хоры и сопрано (Ирина Чурилова), комментируется двумя солдатами (тенор –Джон Марк Эйнсли и баритон – Максим Аниськин), протестующими против выхолощенности ритуала поминовения, лишенного раскаяния со стороны живущих… За основу здесь взяты стихи погибшего в первую мировую войну 25-летнего английского поэта Оуэна.

Дирижируя этим произведением, добиваясь ювелирного сочетания всех частей и крохотных деталей этой вокально-симфонической махины, тончайших нюансов их взаимообогащения, а главное – желая донести до слушателей защитительную по отношению к христианским ценностям мысль, Айнарс Рубикис, безусловно, совершил значимый профессиональный и человеческий поступок. Этот же настрой объединял и всех других участников проекта, где, без сомнения, чрезвычайно сильным звеном был один из лучших в мире исполнителей музыки Бриттена – тенор из Великобритании Джон Марк Эйнсли.

На сцене он был наполнен, что называется, до краев, и, когда не пел, поражал особой внутренней сосредоточенностью. Удивительно полнозвучно, объемно и драматически сильно звучал его голос. Именно из его уст мы услышали пронзительные и наиболее точно выражающие антивоенную идею автора слова о Христе: «На перекрестке всех дорог он с креста на битвы глядит – предан, поруган, одинок…»

Настоящая жизнь, не музейная

В общении вне сцены Джон Марк тоже оказался настолько обаятельным, чутким в диалоге, а также незаурядным в своих высказываниях собеседником, что первым моим вопросом был такой: не пишет ли он в свободное время прозу и откуда у него, тенора, явный дар философствования?

Господин Эйнсли удивился, засмеялся и постарался добросовестно выстроить генезис. Ну, во-первых, у него хорошее образование: в пору его детства и юности, ему посчастливилось бесплатно – за счет государства – выучиться сначала в школе, потом в Оксфорде. Был такой период в истории Великобритании, сейчас – образование платное.

– Семья тоже объясняет мой в определенной мере философский склад ума, философский подход к событиям, – объяснил он. – Мама у меня школьная учительница, а папа – священник в англиканской церкви. Поэтому некоторые люди, зная это, предполагают, что я как-то по-особому религиозно настроен. Да, у меня достаточно определенные взгляды. Но в нашей семье детям, что называется, давали волю. Чтобы мы удовлетворяли свою любознательность и получали как можно больше информации, а в итоге могли сделать правильный выбор, нам позволялись собственные исследования… Словом, я по природе довольно любознательный человек, да еще после тридцати лет карьеры в пении, после того, как я побывал в разных странах мира и увидел, как люди живут, как воспринимают искусство, мне кажется, стал человеком достаточно широких взглядов. Ведь музыкант думает не только о красоте музыки, но и о том, что внутри. Что кроется за композиторским замыслом. Только тогда получается удачное исполнение. Я не имею в виду аплодисменты, речь идет о людских лицах, эмоциях, которые они испытывают. Например, когда я ощущаю проблемы Ленского из «Евгения Онегина» как собственные, я создаю на сцене настоящую жизнь. Не музейное нечто, а очень живое. Но это работает только в том случае, если публика верит в то, во что ты веришь сейчас.

Мне, конечно, не хотелось бы произвести на вас впечатление скучного человека. Потому что в моей обычной жизни есть много разных событий – вплоть до выпить или съесть… И, вообще, я по возможности стараюсь вести такую жизнь, как люди, которым я пою. У нас, певцов, ведь странная жизнь – мы не как все. Но поскольку мы путешествуем, гастролируем, у нас есть возможность расширить свои горизонты. Я, например, люблю ездить в общественном транспорте, ходить пешком, посещать музеи и магазины. То есть пользуясь таким методом, я стараюсь не превратиться в высокого жреца культуры.

Лифт или Тауэр?
– Быть жрецом плохо?

– Есть хорошие священнослужители, а есть плохие… Хотя мне, наверное, надо быть осторожнее в параллелях с религией. Я вот что хочу сказать: когда я еще в юности наблюдал за музыкантами, у которых есть собственные отношения с композитором или Вселенной, мне как слушателю было сложно воспринимать эту музыку. Работа музыканта все-таки в том, чтобы передавать что-то публике. Если музыкант сверхсосредоточен на своих отношениях с произведением – это просто лифт для музыки.

– Башня из слоновой кости? Тауэр?

– О, да – Тауэр!.. Помимо езды в общественном транспорте, очень важно для меня чтение. Вот сейчас я читаю довольно темную вещь о докторе из концлагеря Аушвиц, на прошлой неделе читал комедию Ивлина Во… Бываю я в кино… То есть, если вы собираетесь высказываться со сцены о мире в качестве интерпретатора, вы должны быть частью этого мира. В общем, вы не часто меня увидите в лимузине! (смеется). Хотя основные вещи, с которыми мы, музыканты, имеем дело в музыке, они, конечно, универсальны для всего мира – любовь, смерть и секс…

– Ваша концепция познания жизни во имя творчества очень обаятельна…

– Скажу так: я оптимист, но я не слепой. Если в музыке существует какая-то тьма (а в «Военном реквиеме» Бриттена она есть!), ты в своей работе должен ее показать, чтобы ее почувствовали. Иногда это трудно и дорого обходится для твоей эмоциональной структуры. Еще признаюсь: будучи оптимистом и даже идеалистом, я не всегда вижу мир в ярких красках. В моей личной жизни были периоды депрессии, и, мне кажется, я понимаю, что такое тьма. Если же в том, что ты проходишь через депрессию, искать нечто позитивное, это, несомненно, то, что ты как художник находишься в контакте и с темной стороной жизни, и со светлой…

– Вы признаны одним из лучших исполнителей музыки Бриттена в мире. В год 100-летия композитора новосибирское исполнение его «Военного реквиема», какое для вас по счету?

– В этом году – пятнадцатое. А вообще я исполнял его раз 25-30… Замечу: сейчас особое время для этого произведения. И, знаете, почему? Мы, исполнители его, возможно, последние, кто еще застал фронтовиков второй мировой войны, кто видел и знает этих людей. Дальше эта связь прервется…

– Джон, если вы когда-нибудь приметесь за мемуары, на этой их странице я непременно заплачу…

– Нет, это говорю я хорошо, а писать не умею! (смеется).

Сибирская история
– Как вы решились приехать в Сибирь? И вообще, что это за история?

– Просто за 30 лет моей карьеры у меня не было такой возможности. Берлин, Токио, Париж, Москва уже давно знакомы, а я всегда пользуюсь возможностью узнать что-то новое. Сибирь – это увлекательно, и хорошо, что это происходит летом! Официально все было сделано моими менеджерами, а у меня с ними такие простецкие, можно сказать, отношения: они сообщают какого рода предложения поступили в мой адрес, какой репертуар, где это находится и с кем мне предстоит работать. Дальше я выбираю, то, что мне нравится. Я знаю, у многих музыкантов этот процесс организован иначе. Поэтому у меня один дом, одна машина…

– А вы бы хотели спеть у нас в оперном спектакле?

– Мне очень нравится Айнарс. Он очень точен, он думает, ощущает и пропускает материал через себя – и в то же время он доступен. Он маэстро, он бог, но он один из нас, и он находится среди нас. Я предпочитаю именно такой способ создания музыки и работы над ней… К тому же здесь все очень дружелюбны. Все производят впечатление, что они больше всего хотят хорошо сделать работу, а работают на общий результат. В этом смысле самое жуткое место, где я когда-либо работал, Ла Скала. Сам продукт, который там выдается на сцене, он, безусловно, хорош. Но очень трудно смириться с административным подходом к делу и отношениям. Знаете, я очень равнодушен к зданиям театров, как таковым. Тронуть слушателя можно и в гараже. Но есть какие-то особые приметы что ли. Например, вчера вечером я шел здесь через сцену и почувствовал какую-то особую атмосферу, ощущение, что на ней происходили какие-то необыкновенные по интенсивности вещи.

– У нас говорят: намоленное место.

– Да, это бывает в некоторых театрах и церквах, но не всегда…

СПРАВКА
Джон Марк Эйнсли родился 9 июля 1963 года в графстве Чешир. Начал свое музыкальное образование в Оксфорде и продолжает обучение вместе с Дианой Форлано.

Известен своим гибким голосом и серией чудесных интерпретаций барочных мелодий и произведений Моцарта. Он также один из ведущих исполнителей современной оперной музыки.

Выступал и выступает с самыми известными оркестрами и величайшими дирижерами современности – Минковски, Гардинером, Превеном, Хайтинком, Дэйвисом, Рэттлом, Озава, Норрингтоном, Джулини и другими. Его дискография, оперный репертуар внушительны и разнообразны. А будущие ангажементы включают сольный концерт в Лондонском Вигмор Холле наряду с концертами с Шотландским Камерным Оркестром под руководством Джорджа Бенджамина, Бостонским симфоническим оркестром и Чикагским симфоническим оркестром под управлением Шарля Дютуа, а так же с Берлинским филармоническим оркестром под управлением сэра Саймона Рэттла.

Именно Джон Марк Эйнсли исполнял партию тенора на 40-летии «Военного реквиема» для королевы Елизаветы II в 2002 году. А в 2007 году выиграл вокальную премию Королевского филармонического общества и является лектором в Королевской Академии музыки. (По материалам биографии, предоставленной британским агенством Askonas Holt)

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
  1. Ради чего вы готовы поставить прививку от коронавируса и получить QR код
  2. Ваш пол?


Новости
29.09.2021
Ежемесячная денежная выплата и единовременная денежная выплата положена некоторым категориям пенсионеров в октябре-2021. В Министерстве труда и социального развития Новосибирской области рассказали о мерах поддержки граждан пенсионного возраста.

30.09.2021 ДОМфото
Новосибирские дачники завершают сезон в срочном порядке. Последние фрукты и овощи на минувших выходных убирали из-под снега. В октябре погода, возможно, даст последний шанс подготовить участок к зиме и сделать все необходимое для будущих урожаев. VN.ru расспросил экспертов, как успешно завершить сезон и не беспокоиться до весны.


29.09.2021 Видео
Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.