Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Уроки бабая

2008-04-23
Зоя Тюрина
Уроки бабая
На машинном дворе фермерского хозяйства «Кусикеев» красуется пришедший накануне новенький трактор ХТЗ. Несколько крепких мужчин разгружают запчасти. Работа у них идет споро: молодым физический труд не в тягость — это как зарядка, чтоб кровь разогнать по жилам. На календаре апрель, скоро в поле да на новом тракторе — чем не повод для радости! Рядом с молодыми суетится бабай — дед, старший и, значит, самый почитаемый член семейства. Курман Касымович Кусикеев. Когда-то известный в Барабинском районе механизатор, руководитель полеводческой бригады, а теперь пенсионер и отец этих удалых молодцев.



Сыновья с ним разговаривают почтительно, никому и в голову не придет даже шуткой крикнуть: «Уйди, дед, не мешайся под ногами». Это совершенно недопустимый тон в общении с бабаем.

Всё, работа закончена. Люди утирают пот, расправляют плечи, и Курман Касымович представляет их нам: руководитель фермерского хозяйства Хаербай Кусикеев, его братья и надежные помощники Жумкен, Хамитулла, Шайдулла, родственники Рашид Хабибуллин, Нуретдин Дандыбаев. Всего у бабая пять сыновей и дочь. Семья хорошая, дружная и, как он сам считает, легкая. Живут все в согласии. Ругани в доме никогда не было и нет, а вот достаток есть. Что еще надо?

В прошлом году старшие Кусикеевы справили золотую свадьбу. Поженились они в 1957 году: Курману — 19 лет, Айслу — 16. Как увидел ее, сразу понял: именно она будет ему хорошей женой, а его детям — доброй матерью. Нисколько не ошибся.

— За воспитание детей жене спасибо и еще маме моей, теперь уже покойнице. А я что — с утра до вечера на работе. Они только грозили мальчишкам: «Вот отец придет, он вам задаст».

— Ну и задавали?

Курман Касымович простодушно смеется:

— Нет, никогда не задавал. Да и послушными они росли. Не отговаривались со взрослыми, свою работу по хозяйству выполняли.

Потом Хаербай выдал секрет отцовской педагогики:

— Не бил нас никогда — это точно. Но так умел поговорить, что охота похулиганить пропадала надолго.

В большом добротном доме Кусикеевых глаз сразу замечает, что живут здесь люди трех поколений, и у каждого свой мир. В комнате бабая и Айслу Жунусовны высокая кровать с горой подушек и, скорее всего, с толстой периной. А в гостиной уже современная мебель, телевизор с большим экраном. В детской — хороший компьютер, столы для уроков.

Кухне позавидует любая городская хозяйка. Просторная, светлая, обставленная новой мебелью. Невестка Балхия с гордостью рассказывает: сами провели воду, устроили канализацию, теперь можно пользоваться стиральной машиной-автоматом. Еще большое дело наметили — установить пластиковые окна, но мечту осуществят, когда мужчины управятся с полевыми работами.

— Навалятся всем гамузом и сделают, — вставляет Курман Касымович. — Дом так же строили.

Нынешний дом — уже второй на этом месте. А начинала семья свою жизнь в пластянке, мазанке, куда Курман и привел молодую жену. Жили они в деревне Кусикеевке. Там же начали готовить сруб для настоящего деревянного дома и через два года его поставили. Но уже в Новокурупкаевке, которая была больше и перспективнее их родной Кусикеевки.

В том небольшом доме выросли все дети. А в начале девяностых годов семья решилась на новое строительство. «Навалились всем гамузом», за одно лето убрали старый и поставили новый дом. Настоящий терем, один из лучших в деревне.

Сюда сыновья стали приводить молодых жен, и было время, когда под одной крышей жили три семьи — 10 человек. Нормально жили, дружно. Со временем же каждому из взрослых детей построили свой дом. Только Жумкен, как младший сын, остался с семьей в родительском доме.

Приучать сыновей к делу отец начал сызмальства. Они всё умели, к технике пристрастились в очень раннем возрасте. И порой крепко выручали отца. Курман Касымович рассказывает историю, над которой хоть плачь, хоть смейся.

Ферма у них была на хорошем счету, но по праздникам случались накладки. Доярки еще на работу выходили, а вот кормить коров — некому. Скотники и механизаторы отмечали праздник по полной программе, без отвлечения на работу. Что делать? Бригадир берет своего семилетнего сына и с ним едет за кормами. Хаержан уже видел, как тракторист управляется с грейферным погрузчиком, теперь попробовал сам, и у него сразу получилось. Конечно, мальчик не мог работать сидя, как взрослый механизатор. Но он встал между рычагами — и дело пошло. Хаержан грузит, отец отвозит корма на ферму. Так и выходили из положения.

Когда парни поступали в училище механизации, там быстро становились лучшими студентами. А Шайдулле при выпуске даже присвоили второй разряд, как опытному механизатору. Из них только двое пошли в другие профессии, но тоже сельские. Хаербай стал ветврачом, а Жумкен — электротехником.

Работать они старались всегда вместе и поначалу под руководством отца. В 1987 году Кусикеевы создали КИТ — коллектив интенсивного труда. Два года подряд занимали первое место по совхозу, за что были награждены турпоездкой в Алма-Ату. Однако в совхозной бухгалтерии посчитали, что держать такой КИТ невыгодно. Много работают — это хорошо, но много зарабатывают — это плохо. «В общем, разбомбили нас», — заключает Курман Касымович.

Но они не бросили землю. Когда «разбомбили» и весь совхоз, отец принял решение за всех сыновей. На чужую сторону, сказал он, никто не поедет. Жить будете своим хозяйством. Несколько лет они так и жили. По миру не ходили, обеспечивали свои семьи всем необходимым. Но потом глава муниципального образования Рахимулла Мухаметшин пригласил Хаербая на областное собрание фермеров: приглядись, мол, поговори с мужиками. Может быть, и ты решишься создать свое хозяйство. Хаербай съездил и понял, что фермерством занимаются не сверхчеловеки, а обыкновенные крестьяне. У них получается, значит, и у него получится.

Начинали они с нуля. Технику собирали из старья. Ездили за ним, можно сказать, по свалкам Омской области, Казахстана.

— Действовали, как папка учил: кто от тебя отмахнулся — проходи мимо, не трать на него время. А если человек хорошо отнесся — веди разговор, решай свою проблему.

Сейчас дела у семьи фермеров налаживаются. В прошлом году вовремя убрали урожай и нынче все готово к посевной. Удалось взять кредит на покупку нового трактора. Но и от личного подворья никто из Кусикеевых не отказывается. Прибыль в крестьянском (фермерском) хозяйстве пока незначительная, да практически все деньги идут на развитие производственной базы. А кормит по-прежнему подворье.

У бабая тоже подворье внушительное, но старики за скотом уже не ухаживают. Ну, в случае острой необходимости, наверное, мимо не пройдут, а основной-то труд лежит на Жумкене и Балхии. Молодые решили, что отец с матерью за семьдесят своих лет уже наработались, им нужен покой. К тому же Курмана Касымовича односельчане выбрали муллой. Он теперь проводит свадебные обряды, вместе с родственниками провожает в последний путь умершего мусульманина, читает молитвы в дни религиозных праздников. Такая работа действительно требует больших душевных сил.

Мечети в Новокурупкаевке пока нет. Мулла говорит, что деревня у них небогатая. Хоть на десять рядов пройти с шапкой из дома в дом, на строительство не наберешь. А к власти они по этому вопросу не обращаются. Той и социальных проблем хватает, причем первостепенных: надо дорогу строить, водопровод. А уж про мечеть будут сами верующие думать.

К Кусикеевым мы приехали вместе с главой муниципального образования. И Курман Касымович использовал случай переговорить с ним на животрепещущую тему. Похоже, это не первый их разговор о мечети, все варианты уже оговорены. Самый реальный — реконструкция. В деревне сохранилось здание бывшей конторы. Когда ликвидировали ферму, братья Кусикеевы «законсервировали» ее: попросту забили досками окна и двери, чтобы никто не разграбил. На этой основе можно создать мечеть. Реконструкция все-таки значительно дешевле, чем новое строительство.

— Наверное, это единственный выход, — делает вывод мулла. — Твои сыновья (у Мухаметшина сыновья тоже фермерствуют. — З. Т.) плюс мои сыновья соберутся с силами и сделают мечеть. Вот только маленько экономически на ноги встанут.

Да, на кого же еще можно положиться, как не на своих сыновей! Самая надежная опора в старости.

Мужчины неспешно общались между собой, говорили о самом обыденном, а мы смотрели на них во все глаза и слушали, боясь пропустить хотя бы слово. С первых минут было ясно, что находимся не просто в благополучной семье, а в настолько благополучной, что здесь комфортно и старым, и малым. Более того, единой семьей с родителями, а не просто родней ощущают себя давно отделившиеся взрослые дети. Они до сих пор духовно едины, необходимы друг другу.

Такая семья, безусловно, вызывает острый интерес. И хочется узнать ее большой-большой секрет, чтобы потом всем его рассказать, и тогда семей, похожих на кусикеевскую, возможно, станет больше. Результат ведь налицо: люди воспитали хороших детей, обеспечили себе достойную старость. Что же они знали такое, что не дается очень многим другим?

Мы проговорили с хозяевами до вечера, отведали вкусных мант, приготовленных мастерицей Балхией. И крестьянская философия воспитания более или менее определилась. Ребенок не игрушка, он член семьи, значит, тоже должен работать на общее благополучие. Должен понимать свою «подотчетность» родителям. И еще: родители и дети — это связь навсегда, она помогает держаться на плаву тем и другим. Всю жизнь.

А напоследок мы решились задать вопрос, который хозяину показался странным:

— Каждый член семьи делает свое дело и в результате приходят достаток и благополучие, но нельзя же постоянно работать и работать, должны быть праздники в жизни?

— Это вы о том, как мы тусуемся? — хитро смеется Курман Касымович. — У нас полдеревни родственников. К каждому на день рождения сходили — сколько праздников получается! У меня юбилей был — полная изба народа, золотую свадьбу справляли — то же самое. Так и тусуемся...

— А вечная проблема: свекровь и сноха, две женщины на кухне? Как вы мирили их, когда они ругались?

— Да никак не мирил. Они, мне кажется, и не ругались. А чего им делить? У каждой свои дела, старшая руководит. У нас было и три, и четыре женщины на кухне. 24 года, вплоть до своей смерти, с нами жила моя мама Сулу Майкеновна. Дом вела, за детьми присматривала. А Айслу обед готовила, невестки работали, коров доили. Что тут ругаться? Свои же.

— А сыновья до сих пор к вам за советом приходят?

— Теперь уж только по большим делам советуются, а так своим умом живут. Уже большие мужики.

— А бывало, что сыновья ослушались, не стали делать так, как вы им рекомендовали?

— Это почему же? Я ведь отец, а теперь еще и бабай. У нас зять был, дочерин муж. Решил он на вахту ехать, деньги зарабатывать. Работящий был, старательный, все умел. И убили его там. Мы думаем: денег больше заработал, чем другие. Или другая какая причина, но нет человека. Семья осталась без отца. А я своим сыновьям сказал: работайте дома. Разве я плохо посоветовал? Они это понимают.

...У его детей уже свои дети. Старший сын Хаержана Азамат преподает в Новокурупкаевской школе. Дочь Хаербая Гульмира замужем, работает в Барабинске. Это старшие внуки. С дедом живут двое младших, дети Жумкена. За все время нашего разговора они ни разу не вышли из своей комнаты. Гости пришли к родителям, к деду с бабушкой, мешать им — неприлично. Спрашиваем их — отвечают, но сами с инициативой не лезут.

На стене в детской — почетные грамоты. Вольготно раскинулись награды девятиклассника Жаслана: за учебу, за футбол, лыжи. У Амины стопка грамот поменьше, но девчонка и на четыре года младше брата. Последняя грамота — за первое место на районных лыжных гонках, посвященных закрытию зимнего спортивного сезона. Амина хорошо учится, играет в шахматы, собирается стать педиатром.

А Жаслан будущим летом поедет поступать в Куйбышевский педколледж. Все прошлое лето он работал на тракторе, готовил сено. Сначала с отцом, а потом уже самостоятельно.

Вот такие они, Кусикеевы!

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Вакцинацию препаратом от коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона» прошли первые пять добровольцев в возрасте 60 лет и старше, сообщили в пресс-службе Роспотребнадзора.
Добровольцы начали доставлять льготные лекарства пациентам из группы риска в Новосибирске - пожилым людям и тем, кто по состоянию здоровья не может прийти в поликлинику.
Фуд-корты, детские площадки и кинотеатры в торговых центрах попали под ограничительные меры с 16 ноября. Общепиту две недели можно работать лишь навынос. Новосибирцы стараются обхитрить систему и едят гамбургеры по углам, отворачиваясь от охранников. На самом большом фуд-корте в «Меге» посетители продолжают обедать за столиками некоторых ресторанов.
Наряду с обеспечением населения медикаментами в центре внимания и продовольственная безопасность. В правительстве региона обсудили, как помочь оптовым и розничным продуктовым рынкам в Новосибирске - они оказались в трудной ситуации из-за пандемии.
На дистанционное обучение с понедельника, 16 ноября, перешли 40% школьников региона или 140 тысяч учащихся. У многих из них возникают проблемы организационного и технического плана, а кто-то за три дня дистанционки успел получить двойку - за неподключение. Министр образования региона заявил, что так оценивать успеваемость сейчас недопустимо.
Пимокатный двор появился в Новосибирске. Открыл его умелец, который больше десятка лет делает обувь из шерсти, без каких-либо механизмов. Корреспонденты ОТС узнали, сколько времени мастер тратит на одну пару и почему носит повязку на голове.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^