Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Шаг вперёд как образ жизни

2009-07-24
Светлана Пахоменко
Шаг вперёд как образ жизни
Кризиса у меня нет, — сразу и твердо заявил Бугаков. Тон его возражений не предполагал. В принципе. Но вопросов от этого меньше не стало, даже наоборот. Как это нет кризиса? У всех есть, а в ЗАО «Племзавод «Ирмень» нет? А почему? И как удалось? Понимаю, что для знаменитого руководителя знаменитого же хозяйства весь этот ворох вопросов более чем предсказуем, но отказаться от них не могу. Нужны ответы — четкие, системные, непоказушные, как и все остальное в «Ирмени». Нужны не только мне, но и тем, кто сегодня только мечтает о возможности сказать: «Кризиса у меня нет».




Провозглашают — громко, много, на всех уровнях, — что нынешний кризис для крестьян обернулся благом. То ли горечь падений тем самым подсластить хотят, то ли действительно не понимают, но «...не так это было, совсем не так». Вот и Юрий Бугаков «спущенный сверху» миф с ходу развеял:

— Какое может быть благо, если сегодня мы столкнулись с тем, что животноводческую продукцию (растениеводческой пока нет, хлеб еще в поле) нормально продать, по сути дела, невозможно. Закупочные цены падают. Большинство хозяйств сегодня производит продукцию животноводства себе в убыток. А причина в том, что покупательная способность в городе Новосибирске стала ниже. Мы, например, ежедневно не можем продать 13 тонн молока — своей традиционной продукции. Приходится перерабатывать ее на масло у себя, отправлять на переработку как давальческую — на сыры и сухое молоко.


Здесь необходимо уточнить, что ежесуточные надои в хозяйстве по сравнению с прошлогодним уровнем выросли. И не на десяток-другой килограммов, а на десять тонн — за счет роста продуктивности. За прошлый год — плюс 900 литров на каждую ирменскую корову. За шесть месяцев нынешнего, 2009-го, прибавка составила еще 640 килограммов. Наверное, не будь этого увеличения, Бугакову работалось бы проще. Но для хозяйства развитие, бесспорно, является благом. «Если система не развивается, она умирает», — формула, многократно подтвержденная и маститыми учеными-теоретиками, и удручающей (на глазах ведь разваливались предприятия!) практикой.


На продовольственном рынке Новосибирска молоко сегодня не востребовано. Хотя в магазинах цены на него, мягко говоря, не падают.

— До бесконечности они и упасть не могут, — растолковывает Бугаков. — Сегодня в некоторых районах молоко принимают по семь-восемь рублей за литр. Это при себестоимости восемь-девять рублей.

Получается, самое лучшее, на что могут рассчитывать производители, это кое-как свести концы с концами. В худшем случае — работать себе в убыток. До начала кризиса неестественно большой (в разы!) разрыв между отпускной и розничной ценами на молоко был обусловлен преимущественно аппетитами переработчиков и продавцов. Теперь вступил в действие и другой чисто рыночный фактор снижения спроса — потеря работы, сокращенная рабочая неделя, задержка и убыль зарплаты отнюдь не повышают покупательную способность. Особенно если розничные цены, несмотря на падение закупочных, не сдают своих позиций и даже идут в наступление на отощавшие кошельки рядовых покупателей.

Всё это Бугаков прекрасно понимает. Как и то, что одно сельхозпредприятие, даже самое сильное в России, не поставит на ноги захворавшую глобальную экономику. Но сохранить и развить налаженное производство, не уронить достойный уровень жизни человека-труженика — это, по мнению Бугакова, сделать можно. А коль такая возможность есть, то Юрий Федорович, по своему обыкновению, возводит ее в ранг своих обязанностей. Личных. С личной же — перед самим собой — ответственностью. По принципу «можешь — значит должен».

Бугаковский антикризис при всей своей локальности всё же не удерживается в границах «Ирмени». На прилавках фирменных магазинов хозяйства товары — от молока и масла до хлеба и колбасы — дешевле, чем в супер-, мини- и прочих маркетах. Особенно если взять в расчет уровень качества. И все-таки сегодня в торговых залах фирменного магазина в Новосибирске куда свободнее, чем год назад, когда там постоянно были очереди. В Верх-Ирмени картина совершенно иная. Там количество покупателей осталось практически тем же.

А как же кризис?

Стоп. Вы, наверное, забыли, о чем говорил Юрий Бугаков: в «Ирмени» кризиса нет. Следовательно, есть и полноценный заработок, и соответствующая покупательная способность. Зарплата в «Ирмени» по сравнению с прошлым годом не уменьшилась ни на рубль. Достойная — 18 тысяч рублей в среднем по хозяйству. И «оптимизации численности персонала» (такой лукавый термин найден сегодня для увольнений) здесь, к общей радости, не случилось. И гарантированные предприятием социальные блага никуда не делись. Даже строительство жилья продолжается.

Хотя, если рассматривать ситуацию с особой придирчивостью, строгий (но, скорее, злорадный) критик разыщет мрачные кризисные оттенки и в ирменской стабильности. Да, зарплату не срезали. Но и не подняли же. А до этого она повышалась ежегодно, не уступая в этом продуктивности дойного стада и эффективности производства.

— Я тем, кто работает в хозяйстве, сказал, что этот год станет единственным за много лет, когда мы не будем увеличивать заработную плату. И они меня понимают, соглашаются, — говорит Бугаков.

С людьми он встречается каждый день, обсуждает текущие дела и далеко идущие планы. Знает: для того, чтобы дело стало общим, необходимо понимать и друг друга, и поставленные цели. Некоторые вещи непросто бывает растолковать даже единомышленникам. Особенно учитывая умение Бугакова предугадывать наиболее вероятные варианты развития экономики и просчитывать хозяйственные ходы на годы вперед.

Что это — точнейший расчет? Или все-таки дар предвидения?

— Может быть, — неопределенно пожимает плечами Юрий Федорович.

Так ли, нет ли, но именно это помогло нынешней «Ирмени» — бывшему советскому колхозу «Большевик» — выйти из финансово-экономического урагана 1990-х не просто невредимой, но окрепшей, своим трудом заработавшей новые силы и возможности. Пояса хозяйство и его работники затягивали как могли, но построили, оборудовали, наладили и собственные зерносклады, и производство для переработки животноводческой продукции, и фирменные магазины.

— Сегодня мы понимаем: не будь у нас переработки, вообще неизвестно, что было бы с хозяйством, с людьми. Понятно, что не держали бы 7000 голов крупного рогатого скота, 2400 дойных коров. И тысячу человек, которые сегодня каждый день приходят на работу, я бы тоже не удержал. Да, было трудно, — признается Бугаков. — Мы ведь вложили в это всё огромные деньги — сотни миллионов рублей. Не думайте, что руководителю решиться на такое легко и просто. Некоторые колхозники тогда говорили: «Лучше бы он нам эти деньги на зарплату раздал». Но заработную плату можно увеличивать бесконечно, и ее всегда будет мало. День-два после раздачи денег всем, конечно, будет хорошо. А потом-то что бы мы делали? Поэтому ходишь и всем объясняешь: будем делать так, чтобы не одним днем жить, не только сегодня, но и завтра, послезавтра, через годы...

Сейчас «Ирмени» помогает то, что было сделано здесь в течение предшествующих двух лет: кардинальная реконструкция животноводческих ферм, строительство новых коровников и сверхсовременного доильного зала, введение технологии беспривязного содержания животных. Только специального оборудования было куплено на 116 миллионов рублей. «Строит как ненормальный. Зачем? Мало ему славы?» — шептались за спиной Бугакова (сама слышала! — Прим. авт.) А он просто видел, чувствовал, знал: впереди кризис, надо запасать силы и возможности. И не просчитался. Вчерашние немалые, но посильные траты помогли избежать сегодняшних колоссальных издержек.

— Юрий Федорович, а о чем вам говорит предвидение сегодняшнее? Что вы делаете сейчас, чтобы избежать будущих кризисов, чтобы хозяйство жило и полноценно развивалось, как вы говорите, «и завтра, послезавтра, через годы»?

— Да, мы смотрим вперед, как делали это всегда. Поэтому строим еще один доильный зал, снова выделяем на это большущие деньги — примерно под 100 миллионов рублей. Мы вкладываем их в развитие производства, строительство жилья, соцкультбыт... Иначе нельзя. Если мы хоть один год «провернемся» на месте, вхолостую, это будет означать гибель «Ирмени». Хозяйство это большое, отлаженное и не допускает малейшего сбоя. А любая остановка в развитии для нас равноценна очень серьезному сбою.

Вот она, теория систем применительно к сельскохозяйственной практике. Что не развивается, не растет, то погибает. Потому-то, даже находясь в кольце кризиса, «Ирмень» закупает новое оборудование, строит жилье, окружает фермы цветниками, содержит лучший в области детский сад, помогает муниципальной школе, отправляет своих работников на лечение и консультации к лучшим новосибирским докторам.

В конце октября 2008-го хозяйство открыло в Верх-Ирмени прекрасно оборудованный медпункт. Чтобы не тратили ирменцы время и силы на поездки в районную больницу ради сдачи анализов, прививки, физиолечения или сеанса массажа. В медпункте постоянно работают врач, фельдшер и медсестра, приезжают и ведут прием женский доктор и терапевт общей практики. Даже галокамера есть. Скажете, излишество? Нет — шаг вперед. Развитие, без которого немыслима никакая жизнеспособная система.

В тот день, когда мы были в хозяйстве, ирменцы вели заготовку кормов. Ежеутренне выводили в поле около 40 единиц техники, «добивая» план по закладке сенажа. Коровки-кормилицы и сами должны быть обеспечены полноценными кормами, ведь от каждой из них за год хозяйство намерено получить в среднем 9500 (!) литров молока. Результат по нынешним российским меркам немыслимый. А по ирменским, по бугаковским — достижимый и закономерный. Потому что кризиса здесь нет.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
21.10.2020
При температуре и признаках ОРВИ гражданам следует оставаться дома и вызвать врача из поликлиники по месту жительства. Порядок лечения – необходимость госпитализации или лечения на дому определит медицинский работник, исходя из конкретной ситуации, пояснили в министерстве здравоохранения Новосибирской области.
Правительство России выделит Роструду из резервного фонда 35,6 млрд рублей на выплаты пособий по безработице в России до конца года. Отмечается, что у некоторых регионов сложилась задолженность по выплатам безработным.
20.10.2020 Видео
Новосибирцы жалуются на нехватку лекарств в аптеках. В первую очередь, жаропонижающих и противовирусных препаратов. Несколько обращений поступило в общественную приемную губернатора. В правительстве собрали совещание, на котором обсудили сложившуюся ситуацию. Корреспонденты ОТС отправились на стратегический склад, чтобы оценить запасы медикаментов.
Лодочные переправы, паромы, «передача», военный понтонный мост – эти ниточки связывали два берега великой Оби сотни лет. Наконец-то, в 1925 году на первом генеральном плане Новосибирска была нанесена полоска капитального моста. Именно в том месте, где он сейчас и находится. Но его постройка и открытие оттянулись на 30 лет.
20.10.2020
Как быстро и просто узнать, больны ли вы коронавирусом? Ответ на этот вопрос нашел врач-педиатр высшей категории, телеведущий, кандидат медицинских наук Евгений Комаровский. Доктор предложил понюхать тряпку, натертую чесноком.
Депутат Госдумы Евгений Фёдоров выступил с предложением продолжить выплаты детям от 3 до 16 лет. Фёдоров считает, что выплата в размере 10000 рублей семьям с детьми может быть начислена и в третий раз. По его мнению, такие выплаты должны стать регулярными.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^