Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Откуда берутся смертники?

2010-12-28
Алина Владимирова
Откуда   берутся   смертники?
Феномен терроризма нужно обязательно изучать.

В книжном магазине «Плиний Старший» состоялась презентация первой научно-популярной книги на русском языке, посвященной теме феномена терроризма смертников. Автор книги «Терроризм смертников: проблемы научно-философского осмысления» — кандидат философских наук Сергей Чудинов.

Столкновение цивилизаций?

Почему терроризм смертников настолько популярен в мусульманских странах Востока? Прежде всего, нужно обратить внимание на взаимодействие цивилизаций. У современных западной и восточной цивилизаций есть серьезные противоречия, и это — объективная основа для роста экстремистских настроений в мусульманских странах. Обе религии, лежащие в основе двух этих цивилизаций, христианство и ислам, имеют одинаковые универсалистские претензии, то есть то, что они проповедуют, и есть истина в конечной инстанции. Они претендуют на распространение во вселенских масштабах.

Ислам — последняя религия божественного откровения, мусульмане стремятся к тому, чтобы все приняли ислам, а христиане стремятся к тому, чтобы все приняли христианство. Крестовые походы в средние века имеют много общего со «священной войной» мусульман... Мусульманская цивилизация сейчас находится скорее в состоянии кризиса, чем подъема. Для нее актуальна тенденция возрождения общества на основе собственно религиозных ценностей — возврата к исламу и его введение во все сферы жизни. Поэтому возникают протестные настроения и движения. Многие процессы в современной культуре и политике связаны со взаимодействием христианской и исламской культуры.

Дело в том, что современный Запад — это уже скорее постхристианская цивилизация, а если обратить внимание на систему ценностей, то это — либерально-демократическая цивилизация со светской идеологией и системой ценностей, которая имеет христианские истоки, но не христианское мировоззрение. В частной жизни верующего человека религия занимает какое-то место, а в пространстве публичной жизни — почти нет.

Современное культурное состояние Запада обычно именуется эпохой постмодерна. Это значит, что ценности любых культур, любых эпох равнозначны — можно принимать любой образ жизни. Между нормой и патологией нет границ — каждый живет так, как хочет. А для мусульман все это неприемлемо. Мусульманский Восток частично модернизировался в ХХ веке, а сейчас там, наоборот, происходит откат и стихийный духовный протест против Запада, который навязывает свой образ жизни, — это и есть основа для рождения религиозного экстремизма. США, например, считают себя вправе вторгаться и в пространство мусульманских стран; это вмешательство во внутренние дела вызывает еще больший протест, и происходит исламизация — своеобразное возрождение, когда стало модно жить в соответствии с традиционными идеалами.

Внутренний кризис мусульманской цивилизации они пытаются объяснить тем, что во всех бедах виноват Запад, а отсюда и утопичные проекты фундаменталистов — если возродится ислам, тогда будет идеальное общество. Но и сам Запад тоже находится в состоянии духовной деградации — он проповедует не те ценности, которые нужны здоровому обществу.

Проблема — радикализация ислама

Ислам состоит из разных течений. Менее всего с экстремизмом связаны традиционный ислам и модернизм. Чаще — фундаментализм. Но любое из этих течений ислама может радикализироваться в силу каких-то определенных причин.

Есть и учение о джихаде — это усердие на пути Аллаха, усердие в распространении веры, но необязательно «священная война». Есть и концепция мученичества, как высшего идеала для мусульманина. Мученическая смерть — самая высшая награда, которой человек может удостоиться от Аллаха.

С фундаментализмом связано больше экстремистских течений, потому что он выступает за возрождение ислама в целостном виде, он говорит о том, что политика и религия не должны разделяться. На этом фоне зародилось очень много радикальных движений. Но радикальный ислам может возникать и на традиционной основе, так что не всех террористов и экстремистов, которые исповедуют ислам, можно назвать фундаменталистами.

 Например, то, что происходит в Чечне и на Северном Кавказе. С чего началось противостояние экстремистов с федеральным центром? Прежде всего они хотели независимости — отдельное светское государство со своим президентом, то есть господствовала националистическая идеология, которая затем исламизировалась. Шамиль Басаев принял ваххабизм, а это — радикальный ислам. Но многие лидеры чеченских сепаратистов не были ваххабитами и не были фундаменталистами. На самом деле ислам может радикализироваться и в других формах, но для этого должны быть серьезные социально-политические противоречия и объективные причины.

Доказано, что идеологическую поддержку терроризму смертников оказывали и оказывают до сих пор очень известные и респектабельные богословы, занимающие высокие посты и исповедующие традиционный ислам! Например, ректор одного из самых авторитетных и крупнейших университетов в Египте, а это очень важное богословское учреждение мусульманского мира, выступал в свое время за поддержку атак смертников в Палестине. Он даже приводил богословские аргументы в их поддержку. А лидер австралийской общины мусульман, которая насчитывает более 300 тысяч человек, несколько лет назад тоже выступал в поддержку палестинских акций экстремистов, он говорил, что это вполне по-исламски, приводил аргументы. Но оба они — представители традиционного ислама. Получается, что самая большая проблема — то, что традиционный ислам радикализируется.

Где и как зародился терроризм смертников?

В христианстве есть запрет на самоубийство — это большой грех. Но в исламе тоже есть такой запрет, и не менее строгий! Проблема идеологов для терроризма смертников заключается в том, чтобы найти такую хитрую лазейку в религии и обосновать, что на самом деле смертники — не самоубийцы. И в исламе такая лазейка есть. Это учение о джихаде и о мученике — шахиде. Если человек надевает на себя соответствующее снаряжение — пояс смертника — и идет и взрывает себя либо в толпе, либо преследует военную цель — штаб армии, как это было в Ливане. Как это расценивать?

Учение о джихаде — это намного более широкое понятие, чем просто война. Это — любое усердие на пути веры. Распространение веры, пропаганда ислама — это тоже джихад. Какие-то ученые, богословские концепции тоже могут быть джихадом. Есть малый джихад и великий джихад. Это традиционное разделение, поскольку великий джихад — это духовное усердие, а малый — это война. Но для радикалов война с неверными выходит на первое место. Шахид — прежде всего человек, который гибнет во время военных действий, настоящий мусульманин, который защищает свою родину и свою веру. Если он гибнет, то он шахид.

Но нужно учитывать и тот факт, когда именно на исламские земли вторгается противник — не мусульманин, например, когда в Ираке находились американские войска, то это было поводом для возникновения разных повстанческих движений. Американцы для них — люди другой веры, либо атеисты. Прежде всего, в исламе шахид — это мученик. Например, если человек защищал свою семью и свой дом перед разбойниками и погиб — он мученик. Женщина, которая умерла при родах, тоже считается мученицей. Но мученик самого высокого ранга в глазах Аллаха — тот, кто вел войну с неверными за свою родину, за веру и погиб; соответственно, ему достанется и большая награда — он попадает в лучшие покои рая.

Идеологи экстремизма берут эти изначально традиционные концепции ислама и доказывают, что смертник, даже если он совершает атаку на гражданское население, — это не терроризм, а мученичество, потому что других форм борьбы якобы нет или они невозможны из-за огромного превосходства врага. Существует мнение, что терроризм смертников восходит к древности, к I веку нашей эры, — была радикальная организация, выступавшая за освобождение тогдашней иудейской Палестины от римского владычества. Это были настоящие националисты, действительно готовые отдать свою жизнь за спасение родины. Многие из них были готовы умереть, и когда их ловили на месте преступления, то они даже не пытались бежать.

В средние века тоже были подобные секты — ассасины, особая форма радикального ислама — секты исмаилитов. Они боролись не с неверными и не с представителями других цивилизаций, а с другими мусульманами — империей сельджуков. Они боролись за независимость, совершая акции против своих политических противников. Убийцы не совершали бегство с места преступления. Считается, что это и были первые атаки смертников, потому что люди не отступали и были готовы умереть.

Атаки смертников — это такие атаки, при которых исполнитель обязательно гибнет, он должен быть уверен, что у него практически нет шансов выжить. Самоподрыв в таком случае — идеальный способ.

Современные атаки смертников восходят к иранской революции. Впервые такая модель была продемонстрирована иранскими представителями отрядов народного ополчения. В 1979 году в Иране произошла революция, и пришел исламистский режим — фундаменталисты шиитского толка взяли власть и свергли проамериканское правительство. Буквально через пару лет Ирак развязал войну с Ираном, которая длилась восемь лет. И идеологи прибегли к такому ходу — организовывали сознательную гибель на поле боя как акцию мученичества. То есть, если человек идет с гранатой и подрывает танк, то это мученичество, а не самоубийство. Это сложилось стихийно, а идеологическая основа была подведена позже. Но эти отряды организовывались государством, и в условиях настоящей войны терроризмом это назвать сложно.

Далее эта модель использовалась в 1975 году в Ливане, где шла гражданская война. Ливан — многоконфессиональная и полиэтническая страна. Там существуют очень сложные противоречия. После того как эта территория получила независимость и перестала быть колонией, между разными слоями начались столкновения и противоречия. С одной стороны вторглись израильтяне, с другой — сирийцы, а также миротворцы — европейские державы с целью наведения порядка и стабилизации обстановки на Ближнем Востоке. В условиях гражданской войны Ливан был оккупирован. Но ливанские группировки, которые боролись между собой, восприняли все эти вторжения негативно, и исламисты — представители религиозного фундаментализма, небезызвестная организация Хизбалла, шиитская организация, совершила первую известную акцию смертника. А впоследствии другие конкурирующие с ней группировки стали готовить такие атаки против израильской армии и миротворцев. 23 октября 1983 года состоялась самая трагическая такая атака, унесшая множество жизней, и после многие теоретики экстремизма, а не только исламисты, переняли эту форму. Последние страны, которые были затронуты такой формой экстремизма, — Ирак и Иран, там самое большое количество атак смертников. В последние годы это явление появилось и в Афганистане, Пакистане, где раньше такого не было. А в Палестине, наоборот, наблюдается спад — атак смертников не было уже несколько лет.

Доказано, что терроризм смертников никак не связан с экономическим благосостоянием населения. Нельзя сказать, что в самых бедных странах повышается рост этого «мученичества», смертником может стать и бедный, и богатый. Они — абсолютно вменяемые люди, сознательно идущие на этот шаг. Экстремизм — проблема, которую нужно исследовать не только методами социологии и политологии, она требует и глубокого философского осмысления, чего нам и не хватает в академической среде. Обычно все сводится к социальным, экономическим и политическим аспектам. Вопрос хорошо исследован на Западе, у нас тема терроризма смертников не так сильно привлекает исследователей, хотя для нас она не менее актуальна. На Западе терроризм и экстремизм воспринимаются как социальное явление, которое можно объяснить рационально.

Бороться с радикалами, с экстремистами путем их физической ликвидации — это тупиковый путь. Экстремизм никуда не уходит. Поэтому нужно, во-первых, укреплять основы своей культуры, возрождать свои духовные ценности и, во-вторых, устанавливать равноправный межкультурный и межконфессиональный диалог.

 

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год