Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Гадюка на обед, пойманная на пятый день лесного заточения, показалась мальчишкам несказанным лакомством

21.09.2001
Сокрушаться и причитать не надо. Никто в тайге, слава Богу, не терялся. Без снаряжения и провизии мальчишки оказались в лесу намеренно. Новосибирская школа выживания «Исток» проводила очередную робинзонаду.

 Сокрушаться и причитать не надо. Никто в тайге, слава Богу, не терялся. Без снаряжения и провизии мальчишки оказались в лесу намеренно. Новосибирская школа выживания «Исток» проводила очередную робинзонаду.

Робинзон Крузо отдыхает

Тяжело в ученье - легко в бою

 Если не считать, что у Робинзона Дефо было весьма мало шансов вернуться к людям с его затерянного в океане острова, любимый с детства литературный герой по сравнению с сибирскими робинзонами был куда в более выигрышной ситуации. Пока не обзавелся своим хозяйством, он мог питаться диким виноградом. С потерпевших крушение кораблей поживился, как мы помним, и ружьем, и еще кучей разного добра. Все, что берут с собой ребята из школы выживания, помещается в крохотной коробочке. Три навощенных спички, кусочек терки из спичечного коробка - «черкаш», пара крючков, моточек лески и кусок ваты. Это называется аварийная укладка. Вся провизия - килограмм сухарей.

Как и полагается робинзонам, ребята построили шалаш. Ночью по очереди дежурили - надо было следить за костром. Да сна особенно и не было. В минуты забытья перед глазами вставали мамины котлеты, тарелки дымящегося борща или вдруг найденный в пустом холодильнике кусок засохшей колбасы. К концу четвертого дня в мешочке с сухарями остались только драгоценные крошки. Рыба ни за что не хотела ловиться. От ягод и зелени чувство голода не исчезало. «Ломка», приходящая, по рассказам других робинзонов, именно на четвертый-пятый день, явилась к пацанам искушением: а не смотаться ли в ближайшую деревню за картошкой? После обсуждения идея была отвергнута: «Слабо, значит. Какие мы робинзоны, если по огородам будем шастать». А на утро и прошелестела в траве та гадюка, потом еще одна - вожделенный и сладостный обед. У обеих змей мальчишки отрубили хвосты. «Зачем?» - недоумевал потом инструктор. Ребята оправдывались: «Очень уж они били своими хвостами. Прямо укусят, кажется!»

В общем, свою робинзонаду ребята выдержали. В лагерь инструктора, который обычно располагается в километре от робинзонов, никто не кинулся. Это тоже было бы «слабо». Прийти туда раньше положенного срока, если не случилось чего-то чрезвычайного вроде поломанной руки-ноги, значило сойти с робинзонады. Тогда следующей не видать как своих ушей.

К своим робинзонадам ребята готовятся годами. Этапом на пути к ним прохождение «тропы выживания» - экстремальный поход, все снаряжение в котором - та самая аварийная укладка. Роль инструктора - завести группу в место поглуше. Задача участников - добраться до заданной точки. И уже «деды», прошедшие робинзонады и «тропу», удостаиваются чести выйти на «волчьи бега». Протяженность трассы 100 км и более. Без карты - она изучается заранее. «Волки» должны в одиночку добраться до финиша, опередив остальных участников. Дима Пацай, за умение обживаться в лесу его еще прозвали Маугли, в последние бега удивил даже авторитетов в выживании: «Ты не мог дойти так быстро. Когда же ты отдыхал, ел?» - «А я не ел!»

Когда Диму-Маугли просят рассказать о самом-самом, он чаще вспоминает об одном из первых своих экстремальных походов. «Замерз так, что не чувствуешь себя. Лыжи снял - иду, словно на култышках. Это не твои ноги! Первое, что сделал, когда дошли до места - купил булку хлеба. И мысль все время: «Я должен! Я это сделал!»

Зачем?

 В самом деле, зачем изнурять себя, сидя на подножном корму, ночевать зимой на снегу или в вырытой в сугробе пещере, когда самый большой экстрим, который приходится переживать горожанину, - период, когда в доме не включено отопление или последняя неделя до получки.

Виктор Пыженко, руководитель школы выживания, категорически не согласен:

- В социуме куда больше экстремальных ситуаций, чем в природе. Каждый день подтверждает - человечество вступило в эпоху катастрофизма. Мы не занимаемя подготовкой профессиональных спасателей, хотя некоторые и выбирают этот путь. В обычной жизни каждому приходится испытывать трудностей не меньше. Как мы готовим к ним наших детей? Да никак. За редким исключением родители действуют по принципу: нам не досталось - пускай у наших детей все будет. Но чем жестче условия, тем эффективней физически и психологически мобилизуется организм. На природе ничего не надо выдумывать. Там воспитывает сама среда.

То, чем занимаются в «Истоке», никогда не станет модой: слишком много это требует от человека. Не только в Сибири, по России школы выживания можно перечесть по пальцам. В Новосибирске такая одна - у Пыженко. Что пацаны ходят за Виктором Викторовичем табуном, понятно. Школа выживания для них просто большое приключение.

Как решаются на это мамы с папами, для меня вопрос. Вы-то как, отпустили бы своего драгоценного робинзонить с мешочком сухарей? То-то. В первые походы, как мне рассказали, многие отправляются со своими детьми. Особенно часто мамочки. Им доподлинно надо убедиться, как там их чадо, не обижают ли. На привалах поначалу бросаются к котлам и подозрительно хлюпают в платочек, когда сын объясняет: «Ты, мама, отдыхай. Мы все делаем сами. Я умею».

Ребята из «Истока» действительно умеют все - найти в лесу съедобные растения, сделать «мушку» на хариуса, построить шалаш и оказать первую помощь. Но и это тоже не самое главное. Они куда взрослей своих сверстников.

- Стихии нельзя противостоять. Сломает. Ты порожден этим миром. Он не чужой. Корабль ставят носом к волне - тогда не перевернет. И жить надо так же. Чтоб огромная волна не ломала тебя, а несла.

Эти слова семнадцатилетнего Максима Рыжикова меня просто сразили. «Они еще и стихи во время робинзонад пишут в дневниках, - добавляет Виктор Викторович, - признания родителям. У наших ребят есть время подумать». - И уже с улыбкой: «На Будду ведь откровение тоже снизошло на пятый день уединения в горах».

Авторская программа Пыженко «Безопасность и выживание» заслужила одобрение специалистов по выживанию в экстремальных ситуациях от Московской академии гражданской защиты до Новосибирского управления по делам ГО и ЧС. Для самого же Пыженко «корочки» и лицензии - дело второстепенное: «Каждый ребенок - это своя программа».

Спасение «выживающих» -
дело рук самих «выживающих»

 В школе «Исток» все как раз именно так. Негосударственная, с тем самым индивидуальным подходом, рекламируемым всеми частными школами.Только если там суперкомфорт, здесь - программа безопасности и выживания со всеми вытекающими отсюда последствиями. Углубленный курс иностранного языка, информатики, учителя-асы - это как водится. Но еще и физкультура шесть раз в неделю, походы каждые каникулы, праздники и выходные. На Алтай, в пещеры Хакасии, а уж область излазили вдоль и поперек. Каждый новый учебный год начинался с «тропы выживания» для всех с пятого класса по одиннадцатый.

«Ну, это уже чересчур! - отреагирует большинство из нас. - Платить деньги за то, чтобы твой ребенок тянул сухари или ночевал на снегу!» Я тоже выдала Виктору Викторовичу что-то подобное и услышала: «Многие просто спасали своих детей».

Кого-то затюкали учителя и ровесники, так что парень вздрагивал от громкого слова. Кого-то поставили в школе на «счетчик». Были так заласканные родителями, что в свои десять-двенадцать они уже ничего не хотели, включая учебу. Про двух невезучих братьев учителя из соседней общеобразовательной вообще говорили: «Кого вы берете? Они же дебилы!» А мальчики сейчас учатся в девятом на одни четверки и пятерки. «Тюфяки» в «Истоке» худели, слабаки наращивали бицепсы, родители тех, кто раньше заявлял, что в школе ему нечего делать и пускай ему учителя выписывают на дом, теперь допоздна не могли дождаться из школы своих чад. Но мамы и папы теперь были спокойны. Их дети были гарантированы от дурной компании и, не дай Бог, наркотиков. Какой «кайф» может сравниться с робинзонадой или «тропой выживания»!

Чиновники от образования любили демонстрировать школу в качестве примера эффективности педагогического процесса и оригинальной системы воспитания. По пресловутому ОБЖ (обеспечение безопасности жизнедеятельности) «Исток» со своим курсом практической медицины и вовсе был методическим образцом. Почему все в прошедшем времени? Негосударственной общеобразовательной школы «Исток» больше нет. Причины банальны, как всегда, - дефицит средств. Организовавшие школу Виктор Викторович и его жена Ольга Александровна, будучи опытными педагогами, в бизнесе оказались новичками. Можно было бы поднять плату за учебу - в большинстве частных школ она выше вдвое. А у них из 47 учеников шестеро вообще учились бесплатно. Плюс долги по коммунальным услугам. За школой они тянулись еще с тех времен, когда в ее помещении был детский внешкольный центр. Почему не помогли власти? Тут тоже ясно. Школа выживания? Частная? Вот и выживайте.

И все-таки она будет!

 Свое дело, которым он занимается уже десять лет, Пыженко бросать не намерен. Да и бросишь разве, если ребята приходят и звонят каждый день: когда занятия? А у старших, прошедших курс и получивших звание инструкторов, совсем скоро лицензирование на профессиональных спасателей. Теперь они будут самостоятельно вести занятия по системе выживания в трех городских школах. На месте же «Истока» решено организовать детский образовательный центр, где тоже будет программа выживания. Кажется, уже есть даже согласие на погашение коммунальных долгов. Не особенно рассчитывая на помощь, Пыженко думает, как зарабатывать деньги для своей школы выживания. «У нас готовы выделять миллионы, чтобы обеспечить наркоманов разовыми шприцами. Вместо того, чтобы протянуть страховочную веревку и по ней переправить всех». Пыженко мог бы переправить многих.

Резонанс
Новости
Самой красивой девочке России, которая живет в Новосибирске, сломали нос на уроке физкультуры. Мать ребенка возмутил тот факт, что ее дочери не оказали никакой помощи.
В избиении учеников обвиняют директора сельской школы под Колыванью. Адвокат бывшего директора утверждает, что в деле есть обратная сторона: его подзащитный, назначенный «варягом» в сельскую школу, сам стал жертвой интриг в женском педагогическом коллективе. Бывшему директору, недавно награжденному медалью ГУФСИН, теперь грозит внушительный срок.
Показательный снос незаконных построек устроили в Новосибирске. Как показывает практика, автомойки и шиномонтажки в частном секторе организуют сами жильцы, возводят целые предприятия, только ни с кем не согласовывают.
Этот район можно назвать особенным: на карте области трудно найти другое такое место, которое бы привлекало столько туристов. Но, по словам главы Сузунского района Лилии Некрасовой, живут здесь не только туризмом, хотя эта отрасль весьма перспективна. В районе производят зерно и молоко, перерабатывают сельхозпродукцию, развивают социальную сферу и верят в будущее.
На 25% увеличат размер страховой пенсии неработающим гражданам, живущим в сельской местности и имеющим сельскохозяйственный стаж не менее 30 лет. Новый закон предусматривает перерасчет фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности неработающим пенсионерам. Об этом сообщает ОПФР по Новосибирской области.
Значительно вырастает количество аварий и травмированных на улицах новосибирцев во время сильного гололеда. В связи с этим МЧС рекомендует тщательно выбирать маршрут следования, брать с собой все необходимое на случай непредвиденной ситуации и выбирать правильную обувь.