Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Стойло Пегаса

12.10.2001
В стихах Валентина Демина, гостя сегодняшнего выпуска «Стойла Пегаса», все - правда. Впрочем, и с рифмами, и с метафорами тоже все в порядке. Но вот это - «всюду был, а в детстве не был. Будто детству задолжал» - нельзя придумать, это надо прожить.

 Есть у Валентина Катаева любопытные воспоминания о его первой встрече с Буниным. Гимназист принес известному литератору тетрадку первых своих стихов и через пару дней получил ее назад с пометками мэтра. Странное дело, они стояли отнюдь не над теми стихами, которые юный поэт считал лучшими. «Через много лет я понял, - писал Катаев, - Бунина интересовали не вычурные рифмы и образы, которыми я так гордился, он искал стихи, где все - правда». В стихах Валентина Демина, гостя сегодняшнего выпуска «Стойла Пегаса», все - правда. Впрочем, и с рифмами, и с метафорами тоже все в порядке. Но вот это - «всюду был, а в детстве не был. Будто детству задолжал» - нельзя придумать, это надо прожить. За его плечами - детство в сельском детдоме, куда он попал после гибели на фронте родителей, армия и целина, работа на металлургическом заводе имени Кузьмина, а потом в журнале «Сибирские огни» и Западно-Сибирском книжном издательстве. Но лучше всего о поэте расскажут его стихи. Они перед вами.

Валентин Демин

У синего окна

Если вам отпел, отщелкал
соловей,
Не ищите юность в зрелости
своей.
Не терзайте душу гордую
свою -
Пусть вам песни гуси-лебеди
поют.
Льну к прохладному и синему
окну,
Перед ней не нахожу свою вину.
По проспекту бродит ночь
давным-давно,
И творится что-то странное
со мной.
Для меня давно отщелкал
соловей,
Растеряв свои мелодии в траве,
Но вот вспомнил я
Грустиночку свою,
Гуси-лебеди мне песен не поют.

***

Мороз, колдуй! Мороз, лютуй!
Тебя люблю я иногда,
Пусть замерзает на лету
Моя падучая звезда.
Я посмеюсь, как молодой,
Мальчишкой поживу еще,
Пусть у меня с моей звездой
Последний шанс, последний
счет.
И снегири, и снегири,
Как утра зимнего пожар,
И лыжи быстрые мои,
Как два сверкающих ножа.
По всей земле твой чудный смех
И две взметнувшихся косы,
И на губах горячий снег
Зеркальной капелькой росы.

Дождь памяти

Шпарит дождь.
Куда мне деться?
Туфли сняв с усталых ног,
Я брожу в забытом детстве
Босоног и одинок.
Дождь играет, дождь искрится
И кружится голова,
И любимая стыдится,
Что я так чудаковат.
Если в жизнь мою вглядеться,
В душу, полную тревог,
Все увидишь, кроме детства,
Кроме детства одного.
Смейся, бей в ладони, дождик,
Не стыдись, голубчик, жарь!
В девять лет мне дали вожжи
И сказали: «Понужай!»
Понужал за пайку хлеба,
Рос, от холода дрожа,
Всюду был, а в детстве не был.
Будто детству задолжал.
А теперь куда мне деться?
Чьим-то взмокшим пацаном
Я брожу в забытом детстве,
Поседев давным-давно.
Семь ламповых стекол
У всех огоньки засветились
в глазах,
Когда на линейке директор
сказал:
«Семь ламповых стекол
доставил в детдом,
Семь ламповых стекол
достались с трудом.
Пока им на складе лежать
под замком,
А завтра их выдадут вам
вечерком».
А Рыжий шептал, наклоняясь
ко мне,
Что стекла такие на рынке
в цене,
Их можно барыгам толкнуть
на заре,
Нажраться до рыга, купить
сигарет...
Мы с Рыжим в ту ночь
подбирали ключи,
Семь ламповых стекол исчезли
в ночи.
А вечером вновь
керосиновый чад.
Девчонки старательно нас
сволочат.
У лампы угрюмо ребята
молчат.
И наши сердца беспокойно
стучат.
А Рыжий бубнит:
«Ты не вздумай сказать,
За это нас могут
с тобой растерзать.
Коль сделано дело, молчи,
не судачь,
Свои папиросы надежнее
спрячь».
Я жил, эту подлую тайну
храня.
Прошу вас, девчонки, поймите
меня.
За горькую правду
военного дня,
Прошу вас, ребята, простите
меня.

***

Я не жалею, что, покинув
город,
Добрался в эти тихие края.
Живу в избушке дедушки
Егора,
Где только он, сибирский
кот и я.
Мы вместе просыпаемся
на зорьке,
Друг другу улыбаемся в усы.
А за окошком на полыни
горькой
Мерцают капли
солнечной росы.
С сумой не надо волочиться
к рынку,
Где в очереди тесной
мнут бока.
Егор с улыбкой
извлекает крынку
Из ледяного царства -
погребка.
Затем, насыпав табачок
в кисетик,
Оставив в одиночестве кота,
Он говорит, осматривая
сети:
«Погожий день, айда
на омута».
Босые ноги травы нам
щекочут,
И песенки кузнечики стрекочут,
И делают крутые виражи
Над нами быстрокрылые
стрижи.
Забыты все обиды и утраты,
Натруженные руки так легки.
И, дева синеглазая, с утра ты
Встречаешь нас
на берегу реки.
На ярком фоне солнечного
диска,
Смеясь, рукою смуглой машешь
мне.
Таких красавиц нет
в Новосибирске,
Да и, пожалуй, нет
на всей земле.
Живи и здравствуй,
утренняя фея!
Вовек мне не забыть твои края.
Завидую тому, кого согреет
Улыбка белокрылая твоя.
Спасибо тишине, тебе и деду
За сине небо, за твои глаза.
Я очень скоро навсегда уеду,
Как уезжал двенадцать лет
назад.
Я впитываю мир, седой
и древний,
Бесхитростный, живой и
молодой -
Детдомовскую добрую деревню
И стрекозу над утренней водой.

***

Сегодня мне так хорошо!
К полудню под солнышком
рыжим
По городу дождик прошел,
Стуча каблучками по крышам.
К траве наклонившись,
замри -
И ты непременно услышишь,
Как доброе сердце земли
Спокойно и радостно дышит.

***

Вспомним, ребята, когда-то
мы молоды были,
Вирши слагали, не лгали
и горькую пили,
Тешились молча святою
мечтою большою,
Улицы темные наши
своей освещая душою.
Время ушло, я сижу
над разбитым корытом,
Многие други уже
под крестами зарыты,
Рядом со мной причитает
Россия с сумою,
И ото всех непростительно
пахнет тюрьмою.
Не унывайте, родные мои
стихоплеты,
Если минутное горе
настигнет кого-то.
Вспомним банкеты и звонкие
строки поэта,
И наплевать нам на жизнь
непутевую эту.
Братья мои, я сегодня вас всех
обнимаю,
Только за вас этот горький
бокал поднимаю,
Что бы ни сталось со мной,
будем вечно едины,
Выпьем за наши стихи и
за наши седины.
Выпьем и вспомним горячую
молодость нашу,
Вспомним Россию - суровую
нашу мамашу, -
Ей все одно, ну а мы-то ее
не забыли,
Мы у нее сыновьями хорошими
были...

***

Вгрызаясь в дебри бытия,
Листая спешно дни,
Любовь нетрудно потерять,
Труднее сохранить.
Коль я не раб, ты не раба
И слово за тобой,
К чему никчемная борьба
За право на любовь?
Но у несчастья на краю
Лишь нам сберечь вдвоем
Святую женственность твою
И мужество мое.
Резонанс
Новости
В Новосибирске владельцы «ГАЗелей» вышли на пикет. Причина недовольства – подорожание газового топлива. С начала года оно вдвое выросло в цене. Перевозчики пока не поднимают тарифы, но петицию в российское правительство уже составили и просят Москву повлиять на ситуацию.
Миллиард в одной коробке, вагон измельченных банкнот и императорские монеты показали 300 новосибирцам в самом закрытом здании на площади Ленина – Сибирском отделении Госбанка. Что происходит с грязными и рваными купюрами,  ошибается ли счетная техника, и сколько миллионов рублей может унести в руках один человек, рассказали сотрудники Банка России в День открытых дверей Госбанка.
Рискнувший перебежать площадь Ленина пешеход погиб под колесами Volkswagen Polo. Момент с трагическим исходом был снят на камеру видеонаблюдения и размещен в интернете.

Страшные находки времен раннего неолита обнаружены в Венгеровском районе Новосибирской области. В яме для консервирования были найдены человеческие кости, заготовленные в качестве «консервов», что доказывает существование каннибализма на территории Западной Сибири.

Столица Сибири вошла в рейтинг наиболее криминогенных городов Земли, составленный сервисом Numbeo. Всего в списке 327 городов, из них три – российских, и Новосибирск в этой тройке – самый опасный.

Исчезла еще одна бесплатная парковка в центре Новосибирска – около сквера на ул. Орджоникидзе (перекресток с ул. Советской). На ее месте мэрия обустраивает платную парковку на 40 машино-мест, которая начнет работать в тестовом режиме с 30 сентября.