Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Праздник отопления

20.10.2001
Начало отопительного сезона в нашем ЖЭУ похоже на последний день Помпеи, утро стрелецкой казни и взятие снежного городка одновременно.В углу большой комнаты, бывшего красного уголка общежития водителей большегрузных самосвалов, стоит огромный стол. За столом восседает начальник ЖЭУ Мария Спиридоновна, женщина необъятной стати и пудовых кулаков. Вдоль стены, на лавочке, потупив глаза, устроились четверо мужичков-слесарей...

Картинки с натуры

 Начало отопительного сезона в нашем ЖЭУ похоже на последний день Помпеи, утро стрелецкой казни и взятие снежного городка одновременно.

В углу большой комнаты, бывшего красного уголка общежития водителей большегрузных самосвалов, стоит огромный стол. За столом восседает начальник ЖЭУ Мария Спиридоновна, женщина необъятной стати и пудовых кулаков. Вдоль стены, на лавочке, потупив глаза, устроились четверо мужичков-слесарей. По левую руку от начальницы, мрачный, словно на похоронах, хмурит брови инженер Захарыч - мужчина средних лет в сером костюме, зеленой рубашке и черном галстуке. Прямо у входа, за столом, покрытым красной бархатной скатертью, явно прожившей нечеловечески долгую и бурную жизнь в президиуме разных собраний, сидит диспетчер - пожилая женщина с затравленным взглядом, поминутно отвлекающаяся на телефонные звонки. У стола диспетчера - жильцы из домов, обслуживаемых ЖЭУ: ветеран войны, молодящаяся дама в потертом пальто с лисьим воротником и я. Время - восемь тридцать пять утра дня начала отопительного сезона.

- Мать твою за ногу, Петров! - Мария Спиридоновна, продолжая начатый разговор, ударяет по столу своим кулаком так, что подскакивает и жалобно звянькает черный допотопный телефон, помнящий на своем веку лихих наркомов тридцатых годов. - Я тебя, паразита, спрашиваю - сколько домов вы вчера с Семеновым подключили?

- Восемь, - мрачно буркает Петров, не поднимая глаз.

- Что-о? - лицо Марии Спиридоновны медленно багровеет. - Я ж... Ты же... - от возмущения она жадно ловит ртом воздух, наливаясь, словно перезрелый помидор. - Ты гад! Ты сволочь!

Вся ее ненависть выплескивается наружу в очередном оглушительном ударе по столу пудового кулака. Бухгалтеры в углу пугливо озираются.

- Восемь? - к управдому возвращается нормальная речь. - Какого ж хрена восемь, когда в двенадцать вы с Семеновым сидели у ларька, а в два уже лыка не вязали! Вон - Тамара Иванна вас видала!

- У, стерва, - бубнит вполголоса Петров. - Гадина глазастая!

- Ты у меня еще поворчи, скотина, когда о тебе говорят. - Мария Спиридоновна приподнимается над столом. - Мне вчера на городском штабе что сказали? Гнать таких, как ты, к едрене ... - перехватив ошарашенный взгляд чересчур интеллигентного вида посетительницы, она прихлопывает рот ладошкой: - Согрешишь тут с вами! Вчера сам мэр задачу поставил - за неделю во все дома дать тепло! А таких, как Петров, - под зад коленом!

- Чё, прямо так и сказал - Петрова под зад коленом? - Петров поднимает глаза. - Он чё, меня знает, что ли?

- Заткнись! - кулак вновь обрушивается на стол. Инженер Захарыч подхватывает на лету соскользнувший телефон и бережно ставит его ближе к себе, от греха подальше. - Мэр сказал - гнать к чертовой матери всех саботажников! А вы и есть саботажники! Сколько в нашем ЖЭУ домов? Восемьдесят семь! Это в день сколько надо подключать? Люба, - кивает она бухгалтеру, - подсчитай там.

Люба старательно корпит над калькулятором.

- Двенадцать целых и четыре десятых, Мария Спиридоновна.

- Это ты за семь дней взяла?

Люба согласно кивает.

- Поняли? Почти по тринадцать домов в день! А вы только можете водку пить! Захарыч, у нас с трубами как - есть на замену? И что там с задвижкой в сорок втором доме?

Напряжение спадает, и наша очередь к диспетчеру, с интересом прислушивающаяся к утреннему разносу, оживает.

- Я вете-еран войны, - стоящий первым дедуля трясущимися руками сует диспетчеру прямо под нос свое удостоверение. - И мне-е положено, чтобы мою квартиру подключили к теплу бе-ез очереди!

- Да мы не подключаем квартиры! - теряет терпение диспетчер. - Наши слесаря обходят и включают сразу весь дом. В крайнем случае - поподъездно! А квартиры мы не обслуживаем!

- Я ветеран войны, - гнет свое старик, но, посуровев лицом, Тамара Ивановна уже обращается к следующей посетительнице.

- Женщина, что у вас?

- Тепла у нас нет! То есть - тепло когда у нас будет? И вы же знаете, я заявку давала - наш дом старый, летом ремонт делали, а трубу в подвале не заварили. Там сейчас такая дыра, и из нее вода льется. Это двадцать четвертый дом, - торопливо добавляет она.

- Горячая вода? - уточняет кто-то из слесарей, сидящих вдоль стенки.

- Нет, холодная.

- А-а, - равнодушно протягивает тот. - Тогда быстро не починим. Мы сейчас только по горячей воде специализируемся.

Внезапно с грохотом распахивается дверь, и в комнату влетает тщедушного вида мужичонка в отвислых тренировочных штанах, кедах на босу ногу и распахнутой телогрейке поверх застиранной майки.

- Заливает! - мужик бешено вращает глазами. - Кипятком заливает! Отключите отопление! Немедленно!

Интеллигентная дама, так и не решившая свой вопрос у диспетчера, смотрит на него с ужасом и завистью: везет же человеку - у него есть горячая вода!

- Дом какой? - энергично, по-деловому, встряхивается сидевший все это время безмолвно, словно сфинкс, главный инженер.

- Двадцать восьмой! Это за ЖЭУ, следующий!

- Я ж говорил вам, Марьспиридонна, что я его подключил, а вы мне не верили! - воспревает духом сникший было Петров. - Во - есть водичка-то!

По комнате прокатывается волна суматохи и паники. Все начинают бестолково метаться, натыкаясь друг на друга, хватая какие-то вентиля, ветошь, сумки с инструментами и выскакивая за дверь, при этом опасливо поглядывая на всесильную Марию Спиридоновну.

- Слесарь пошел, и вы за ним ступайте, - поворачивается она к ошпаренному жильцу.

Оценив мощь этой женщины, тот молча пятится задом и мгновенно растворяется, едва переступив порог.

- Захарыч, проконтролируй там все, - поступают короткие и четкие указания, как на учениях МЧС, показанных недавно по телевизору. - Тамара Ивановна, заявок на сегодня больше не берем! Люба, если придут с жалобой и заявлением на возмещение ущерба, пошли их... - она косится на интеллигентную дамочку, - в райсовет - пусть там разбираются.

Со своим импортным смесителем, который купил вчера и хотел бы уже сегодня установить в ванной, я чувствую себя белой вороной, случайно оказавшейся в стае черных акул, резвящихся в теплом океане.

- Тамара Ивановна! - я пытаюсь достучаться до сердца диспетчера. - Мне бы кран поставить в ванну...

- Кран течет? Соседей заливает? - в ее глазах возникает неподдельный интерес постоянного зрителя «Дорожного патруля» и «Катастроф недели».

- Да нет, не заливает. Новый кран. Импортный...

- Что вы! Какой кран! - в голосе проскальзывают нотки неподдельного ужаса. Диспетчер осторожно косится в сторону Марьи Спиридоновны, все еще перешептывающейся с главным инженером. - Вы же слышали - приказ есть: бросить все силы на отопление! И пока мы дома не подключим - никаких смесителей вам никто ставить не будет!

Я отлавливаю в дверях одного из слесарей и тяну его за рукав в сторону.

- Слышь, земляк, как насчет кран поставить?

Он опасливо косится на дверь, из которой только что вышел, тянет шею, оценивая, не услышит ли нас начальница, и, убедившись в соблюдении всех правил полной конспирации, что-то мучительно подсчитывает в уме.

- Можно. Только не сейчас. Сейчас - нет. Ни-ни, - он сокрушенно мотает головой. - После шести. Мы к тебе придем. Дом какой?

- Сорок седьмой, квартира тридцать четыре. Слушай, а как там насчет тепла? Когда наш дом подключите?

Слесарь недоуменно пожимает плечами:

- Может, сегодня. А может, через неделю. А чё у тебя, холодно, что ли?

- Холодно, - честно признаюсь я.

- Ну жди, в шесть придем, кран поставим, а заодно, может, и дом ваш подключим. Все равно эта мымра сегодня житья не даст.

Мы жмем друг другу руки, скрепляя наш договор, и я выхожу на улицу. Под ногами звенит асфальт, прихваченный легким морозцем, чуть стынут руки, но зато дышится легко и пьяняще свободно! На часах - девять пятнадцать утра долгожданного и великого дня, любимого всенародного праздника: Дня начала отопительного сезона!

(Имена героев изменены. Все совпадения считать случайными).

Резонанс
Новости
Комиссия по реализации контрольно-надзорной реформы в Новосибирской области будет создана под непосредственным руководством врио губернатора Андрея Травникова. Об этом руководитель региона сообщил 15 декабря по итогам встречи с министром РФ по вопросам Открытого правительства Михаилом Абызовым в рамках его рабочей поездки в Новосибирскую область.
Роман Бобров стал новым главой Барабинска Новосибирской области. За кандидатуру бывшего заместителя главы города 15 декабря проголосовали больше половины присутствующих депутатов на сессии городского совета.
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Калорийность рациона новосибирцев стала рекордно высокой с 2003 года. Она достигла 2675 ккал по итогам прошлого года, подсчитал Росстат. Молодежь не может устоять перед колбасой и шоколадом, а старшее поколение балует себя бужениной и ягодами.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подписал распоряжение об освобождении Юрия Прощалыкина от временно замещаемой должности заместителя губернатора по собственному желанию. Распоряжение подписано 15 декабря.
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.