Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Меня игла пронзит прямо в сердце...

19.12.2001
Мой собеседник - Борис Тучин, главный нарколог Советского района, автор множества книг и статей по проблемам наркотизма. Он спокойно, без лишних эмоций рассказывает мне о том, чего, наверное, не знают те, кто впервые берет в руки сигарету с травой или шприц с мутной жидкостью, надеясь получить новые ощущения в этой скучной, как им кажется, жизни. Иначе они ни за что бы не поверили наркодилерам, уверяющим их вкрадчивым голосом, что наркотики - это легко и не навсегда.

 В моем подъезде часто собираются молодые люди. Они не пьют «продвинутое» пиво, не обнимаются по темным углам с девчонками и не играют в карты на деньги. Они наклоняются над теплой батареей, быстро и судорожно производят какие-то манипуляции, а потом просто сидят на полу, вглядываясь в ободранную стенку широко раскрытыми неподвижными глазами. Они не общаются друг с другом и не задирают спешно проходящих мимо них жильцов. Они просто молчат или тихо разговаривают о чем-то сами с собой.

Собственно, заголовок этого материала - строчка из песни группы «Сектор Газа», достаточно популярной в молодежных кругах. Там есть и другие строчки, рисующие вполне определенное будущее лирического героя песни: «...Меня придавит насмерть колесо, Косяк мне жжет глаза, словно солнце, И красный мак сотрет меня в песок». Почему-то эта песня впечатляет больше, чем зелено-черные цветы на рекламных щитах «Нет наркотикам!», чем привычные ужасы криминальной наркохроники, чем реклама с чьей-то исколотой рукой, лежащей на ступеньках.

Мой собеседник - Борис Тучин, главный нарколог Советского района, автор множества книг и статей по проблемам наркотизма. Он спокойно, без лишних эмоций рассказывает мне о том, чего, наверное, не знают те, кто впервые берет в руки сигарету с травой или шприц с мутной жидкостью, надеясь получить новые ощущения в этой скучной, как им кажется, жизни. Иначе они ни за что бы не поверили наркодилерам, уверяющим их вкрадчивым голосом, что наркотики - это легко и не навсегда.

- Борис Иосифович, в общих словах: что происходит с человеком, начавшим принимать наркотики?

- Изменения, происходящие с наркозависимым, можно назвать одним словом - деградация личности. Причем мы должны четко себе представлять, что в наркотизме существует столько вариантов деградации, сколько существует на свете наркотических веществ. К примеру, разрушение личности алкоголика (а алкоголизм - это тоже вид наркозависимости, как, кстати, и табакокурение) протекает сравнительно медленно и менее заметно, чем, скажем, деградация опийного наркомана. Алкоголики очень долго могут оставаться вовлеченными во многие сферы жизни. До тех пор, пока сильно пьющий человек уже не в состоянии выполнять свою работу или обязанности, налагаемые на него обществом. Разрушение же человеческой личности героинового наркомана выражается в том, что круг его разумной деятельности катастрофически сужается. Все его мысли и действия направлены на единственную отныне жизненную цель: добыть и принять наркотик.

- Однажды я слышала историю о том, что молодой человек, употреблявший ханку, исправно ездил на занятия в ПТУ, но каждый раз рано возвращался домой, так как, по его собственным словам, не мог найти в училище свою группу. Неужели такое возможно?

- У этого парня, скорее всего, под воздействием наркотика утратились способности к запоминанию и сопоставлению явлений, имеющих общий смысл. Конечно, это серьезная деградация умственных способностей. Однако мы должны иметь в виду, что такое состояние наркозависимого - не окончательный ему приговор. Если наркоману оказывать соответствующую помощь, то его вполне можно возвратить к адекватной оценке явлений. Только эта помощь должна оказываться массированно и профессионально.

- Судя по знаменитым рассказам о Шерлоке Холмсе, наркотики способны улучшить работу мозга. Это действительно так?

- Конан Дойл, хоть и был врачом, к сожалению, не ориентировался в истинном течении морфийной и опиумной болезней: уж ума от наркотиков точно не прибавляется. Вообще, «наркотических» художественных линий в классической литературе не так уж и мало, и употребление наркотиков трактуется в них как некое суперменство. В случае Шерлока Холмса - великий сыщик экспериментирует на себе, посещая опиумную курильню. Современная статистика и моя практика подтверждают: именно экспериментаторство, именно максималистская поза под названием «хочу в этой жизни попробовать все» и лежит в основе приобщения к наркотикам, особенно среди подростков. Но это дорога в один конец: «попробовать» моментально переходит в постоянное употребление, начинается зависимость, и человек деградирует.

- Значит, то, что наркотик способен вызвать прилив физических сил, тоже миф?

- А вот это как раз не миф. Так действительно проявляется действие некоторых наркотиков, так называемых психостимуляторов. В момент их применения наркозависимый испытывает необычайный прилив энергии, как ему кажется - ниоткуда. В этом-то и есть главная опасность - силы берутся не из «ниоткуда», а из внутренних резервов организма, из-за чего этот организм очень быстро истощается. Буквально в считанные месяцы такому наркозависимому нужны все большие дозы, периоды подъема сил сокращаются, периоды же депрессии, наоборот, увеличиваются - тогда ему и шевелиться тяжело. Таким образом, человек очень быстро становится инвалидом.

Хрестоматийный пример наркологии - ситуация в оловянных рудниках Боливии. Там рабочие жевали листья коки и могли не спать, практически ничего не есть и работать при этом в тяжелейших условиях рудника. Таким фантастически работоспособным рабочий оставался примерно до возраста тридцати лет. Затем три-четыре года он влачил жалкое существование, после чего умирал глубоким инвалидом. Вот наиболее типичный пример кокаиновой деградации.

- Правда ли то, что наркоманом можно стать только в подростковом возрасте - поэтому именно на школьников сегодня более всего и ориентируются наркодилеры?

- Не совсем правда. Человек может стать наркозависимым в любом возрасте. В моей практике был случай, когда взрослая женщина, мать троих детей, находясь в сложной жизненной ситуации приняла наркотик и попала в зависимость. Но это все-таки нетипичный случай. Наиболее часто наркоманами становятся в 16-17 лет. Это возраст, когда тяга к познанию всех сторон жизни оптимально сочетается с возможностью достать средства и доступностью наркотика. Что же касается более юных подростков, то среди них чаще встречаются иные зависимости - алкоголизм и табакокурение, начинающиеся иногда с дошкольного возраста.

- Как вы считаете, общество по-прежнему относится к наркоманам как к преступникам?

- Знаете, сегодня мы как раз переживаем динамику этого отношения: все больше людей осознают, что наркомания - это прежде всего очень тяжелая болезнь. В этом вся сложность проблемы: для наркозависимого добыча очередной дозы и денег на нее неизбежно приводит к преступлению. С одной стороны, к такому человеку как к преступнику нужно применять меры насилия, но с другой стороны, как больного человека его нужно лечить.

Трагедия общества в том, что оно пока не нашло адекватного подхода к личности, сделавшейся преступной в результате своего заболевания.

- Какие сегодня есть варианты лечения?

- В последние десятилетия, когда наркомания стала активно развиваться, наиболее распространенными у нас клиниками стали такие, которые снимают у наркомана острый синдром отравления. Они выводят человека из состояния так называемой «ломки» и отпускают его. Главный минус такого лечения - не устранение психологического влечения, сила которого приводит наркозависимого к очередной дозе.

Есть некоторые клиники, их очень мало, которые за очень большие деньги проводят полную - физическую и психологическую - реабилитацию наркомана. У нас, в частности, этим занимается областной наркологический диспансер. Многие пациенты таких больниц, к сожалению, не выдерживают строгой системы лечения и не проходят курс до конца, вновь срываясь на употребление наркотика. К тому же в большинстве своем эти клиники коммерческие, и материальная доступность лечения в них для малообеспеченных людей практически нулевая.

Существуют попытки организации особых общин для бесплатного лечения от наркозависимости. Это очень перспективное направление, но широкого распространения оно у нас не получило - нужны грамотные энтузиасты и опять-таки большие деньги на содержание самой общины. Так называемый силовой опыт излечения известен нам по Китаю: там наркоманов насильно изолируют от общества и лечат в закрытых режимных учреждениях. Это довольно жестокий метод, который в чистом виде у нас вряд ли приживется. Хотя, как я считаю, некоторые жесткие ограничения при лечении наркозависимых приносят ощутимую пользу.

- Что же реально может помочь наркоману вернуться к нормальной, здоровой жизни, и есть ли у него вообще такая возможность?

- Я думаю, что сегодня на первом месте из тех, кто действительно может вытащить человека из этой страшной зависимости, - это семья. Прежде всего матери, да нередко и отцы включаются в борьбу за возвращение к жизни своего ребенка, независимо, кстати, от его возраста. Родители добиваются своего! Наркоман со своими проблемами сегодня отвергнут обществом, и семья - единственное, что дает ему надежду и поддержку.

Я хочу посоветовать родным и близким тех, кто попал в такую беду: первое и главное - не отчаиваться! Нужно постоянно искать рациональные способы вывода человека из наркозависимости. Такие принципы поведения заложены в зарождающемся, но уже очень сильном движении «Матери без наркотиков». Нельзя оставаться наедине со своим горем. Очень важна психологическая поддержка друг друга в уверенности, что близкому человеку еще можно помочь.

Нужно обязательно идти к специалистам, чем раньше, тем лучше. Сейчас существуют литературные руководства к действиям, как вести себя в таком случае - такие книги, например, выпускает организация «Гуманитарный проект».

Кроме того, мы обязательно должны возразить очень распространенной фразе, которая в последнее время часто звучит даже из уст специалистов - «наркомания неизлечима». Сама постановка вопроса здесь неверна: приговаривать человека на медицинском языке к неизлечимости просто аморально. Мы должны бороться за каждую человеческую жизнь, и наша задача, задача врачей-наркологов и всего общества - продлить у человека на как можно дольше период ремиссии - воздержания от приема новой дозы наркотика. В лучшем случае - на всю жизнь! Это нужно и, главное, можно сделать.

Резонанс
Новости
Белый медведь Ростик, родившийся в Новосибирском зоопарке и полюбившийся местным жителям, сменил место жительства. Уроженца Новосибирска отправили в зоологический центр китайского города Циндао, сообщает официальный сайт Новосибирского зоопарка.
10.12.2018 Жилье. ДОМ
«Сиротские» дома проверили в Чановском районе Новосибирской области. В доме девушки-сироты обвалилась стена, и местные власти подали на нее в суд. Жительница Чановского района обратилась за помощью к общественникам и в СМИ.

Бесстрашный покоритель небоскребов, мостов и статуй набрал 110 миллионов просмотров на YouТube. За полгода ведения блога доход инстаграмщицы вырос до 80 тысяч рублей в месяц. Как прославились топовые блогеры Новосибирска – в материале VN.ru.
Главные зимние городки Новосибирска борются за посетителей в новогодние каникулы. Бесплатный Снежный городок на площади Ленина и экстремальный Ледовый на Михайловской набережной за 250 рублей – чем отличаются зимние забавы в двух центрах притяжения горожан?
Историю Максима Кузнецова из Куйбышева «Новости ОТС» рассказали месяц назад. Мальчику с ДЦП был необходим специализированный велотренажер. Деньги на его покупку удалось собрать благодаря неравнодушным зрителям. Теперь мальчику чуть легче станет разрабатывать мышцы и суставы ног.
Новосибирские ветеринары заново научили ходить собаку, которая потеряла все четыре лапы из-за обморожения. Полгода назад аляскинскому маламуту Руте сделали операцию, а теперь вернули возможность передвигаться.