Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Юрий Назаров. Актер от Бога и неспокойная душа

18.01.2002
Когда у него спрашивают о городе детства, он непременно отвечает: «Я всегда говорю, Новосибирск - самый лучший город, потом Париж, дальше все остальные, уже по мелочи!..»
Братья Назаровы. Юрий слева (фото из семейного архива Назаровых)

 С известным киноактером, бывшим новосибирцем (уже почти полвека как москвичом) Юрием Назаровым беседуем в доме его родного брата Бориса. Борис - солист камерного хора Новосибирской филармонии, тоже, кстати, заслуженный артист России. Его юбилею мы и обязаны визитом знаменитого Назарова-старшего, приехавшего по приглашению Новосибирской филармонии. Представлять его специально не надо - более 150 фильмов, в том числе «Андрей Рублев» и «Зеркало» Тарковского, «Адъютант его превосходительства», «Земля Санникова», «Трактир на Пятницкой» и «Маленькая Вера», ставшая его визитной карточкой («Это какой Назаров? А, тот, который папа маленькой Веры»). Хотя сам Назаров фильма про маленькую Веру не любит и роль Вериного папы в число его любимых не входит. И вообще, признается актер, сниматься в фильме было не очень приятно:

- Это же чистейшей воды чернуха, там нет никакого просвета...

Где эта улица, где этот дом...

 Дом брата, где по приезде в Новосибирск всегда останавливается Юрий Назаров, находится буквально в пяти минутах ходьбы от квартала, где жил актер в свой «сибирский период». Хотя дом его детства по Колыванской, 3 давно снесен. Квартира была трехкомнатная, коммунальная - в соседних двух комнатах проживало еще с десяток человек. Потом переехали в Левобережье, тоже в коммуналку, но менее густонаселенную:

- В принципе всегда стремились к бессоседью, но его не имели, - вспоминает тогдашнее житье Юрий, - но все было замечательно, никого это не угнетало. Может, взрослым было и не очень хорошо, но нам, ребятне, было замечательно.

В артисты

 В школе сложилось неразлучное трио - Юрий Назаров, Виктор Лихоносов и Эрнест Малыгин. Будущие знаменитый киноактер, замечательный писатель, без которого не обходится ни один пристойный учебник литературы, и будущий доктор химических наук, лауреат Ленинской премии, ныне работающий в поселке Кольцово... Друг для друга они на всю жизнь так и остались Юркой, Витькой и Элькой. Покорять Москву после школы тоже поехали втроем:

- Услышали по радио «Здравствуй, наша Москва, дорогая Москва, наша лучшая в мире столица» и рванули... Эрика Витька определил в Химико-технологический им. Менделеева, обнаружив в нем химические задатки. А про нас он точно знал, что надо идти в артисты, я ему безоговорочно верил, он был мастер, авторитет. Я дома наврал, что еду в геологоразведочный, как-то стыдно было признаваться, что иду в актеры, казалось нагло и самонадеянно.

«До полной гибели всерьез» увлекался театром, бредил актерством и всерьез намеревался поступать в театральный именно Виктор Лихоносов, Назаров же ехал с ним просто так, за компанию.

- И в школьном драмкружке он был на первых ролях, а я так себе... Меня всерьез никто не принимал. В «Гимназистах», помню, я играл мелкого кляузника-наушника, а он меня бил по морде. Так всегда, если надо кого по морде, то морда обязательно была моя... Играли, влюблялись... В основном в девчонок постарше, даже, скорее, в их компанию, с ней было тепло, светло и радостно. Потом девчонки ушли, поступили в институты, меня взяла тоска и я из драмкружка ушел. Помню, в слесарном кружке какой-то ключ матери выпилил...

Назаров вообще был «разновекторный» - привлекало все сразу. Жизнь в нем кипела, бурлила, била ключом, бросала в крайности и из одного увлечения в другое - влекло то слесарное дело, то морское, то военное. Бабушка и дедушка прочили его в архитекторы, а мама-энергетик водила на экскурсии на свою электростанцию, чтобы он определился в сторону серьезной профессии.

У Виктора Лихоносова есть замечательный рассказ из раннего, называется «Чистые глаза» о прекрасной поре молодости «самой доверчивой и требовательной, самой неуспокоенной поре жизни» и о трех друзьях, подавшихся из Сибири в Москву. История узнаваема. Димка (читай, сам Лихоносов) с треском проваливается в театральный, счастливец Егорка (читай, Юрка) поступает, чувствует себя очень виноватым: «Ты в тысячу раз талантливее меня, и мне, дураку, просто везет во всем...».

- От крестьянства своего, что ли, от переизбыточных чувств ли - увидал там всех народных, весь затрепетал, как овечий хвост, - не знаю, почему он не поступил. Может, отрывок не тот для чтения выбрал?

Теперь-то очевидно, что все было правильно, и жизнь все расставила на свои места. Назаров - теперь актер от Бога, Лихоносов - писатель, тоже от Бога. Но тогда это казалось трагедией и высшей несправедливостью. Друзья даже ходили к завучу Щукинского, и Назаров убеждал, чтобы Витьку непременно посмотрели-попробовали еще раз: «Ведь он такой хороший, такой талантливый, такой настоящий, а я так себе, барахло».

На целину

 О чем, казалось, еще можно мечтать - Москва, Щукинское училище! Учишься у великих, от имен даже дух перехватывает... О таком месте под солнцем день и ночь грезят тысячи юных красавцев и красавиц по всей стране. Счастливый билет, который выпадает раз в жизни. Но Назаров уже передумал быть артистом, его влекли другие дали.

- Я рвался поднимать целину, за романтикой. Какой может быть театр - это все мура, надо народу помогать целину поднимать.

На целину он собрался уже в октябре, отучившись только полтора месяца:

- Ректор не отпустил, сказал: «Думаешь, ты один здесь такой сознательный, а мы ерундой занимаемся... Будь любезен отчитайся за то, что ты здесь проучился, сдай сессию». Думал, я перебешусь и останусь. Но я не перебесился и не одумался, я в Казахстан рванул к чертовой матери.

А летом они с тем же Лихоносовым поступили в Новосибирский сельскохозяйственный, чтобы уже поднимать целину по-настоящему, профессионально.

- Опять же ерунда вышла, - вспоминает Назаров. - Витька физику читает-мучается, а я читаю «Васек Трубачев и его товарищи» - самая пора... А Трубачев там говорит: «Пойдем в моряки?» - «Пойдем!». И меня потянуло в моряки, мне стало надо в Одессу. Мать покупать билеты до Одессы наотрез отказалась. Ей вообще надоело, что я дурью маюсь. Денег не дала, сказала, надо тебе, сам заработай.

И он устроился разнорабочим.

В артисты-2

 - А тут Элька из Москвы пишет, завлекает: «Приезжай, гульнем». И я к нему поехал на 7 Ноября, там в театральное зашел, так нежно встретили, особенно Вася Ливанов, я и решил вернуться. Обратно меня, естественно, уже не берут. Куда? Почти полсеместра прошло. Разрешили ходить вольнослушателем на вновь набранный курс. Ходил я ходил, посещал какие-то лекции, участвовал в каких-то этюдах... Но есть-то что-то надо, мы с Элькой наладились вагоны разгружать, и занятия я пропустил... Одним словом, профукал я это дело, и восстановить меня не восстановили. Это самое ужасное, когда все экзамены сдают, а ты один никому не нужен. И я рванул в Одессу. Продали мы с Элькой мое пальто, набрали денег мне на билет, Элька отдал свой кожушок, и я поехал осуществлять мечту о море.

В моряки

 - Ждала меня Одесса, как же, прямо пропадала без меня. Февраль месяц, минус 26, ветра... Все евреи поперемерзли, они же народ южный, к такому делу непривычный. Поошивался я в Одессе, какое там море, какая там работа!.. Ни навигации, ничего, люди ни в порту, нигде не требуются. Ночевал в Одесском мореходном училище - на вокзале было нельзя, гоняли... Было у меня рекомендательное письмо от какого-то маминого знакомого, кончавшего мореходку, охрана по нему меня три ночи пускала - в аудитории портянки по батарее развешу и сплю. Днем в кино хожу, в «картинке» по произведениям искусства с ума схожу. Но делать все равно нечего и жить негде... И я поехал в Вешенскую, к казакам, к Шолохову. Мы тогда с Витькой от «Тихого Дона» с ума сходили и Гришкой Мелеховым бредили.

«Одесса накрылась, еду к Шолохову...»

 - Витьке купил и отправил пять томов «Песен донских казаков» и дал телеграмму: «Одесса накрылась, еду к Шолохову», на почте у меня ее долго не брали. С пересадками, как меня научили, доехал в Миллерово, и далее 150 верст на открытой бортовой машине дорогой Гришки Мелехова - Ольховый Рог, Кашары, Каменка, Грачи. За Кашарами машины забились в снег, долго пробивались, тракторные сани нас перли... В Вешках пошел проситься ночевать, приняла какая-то Анка, пустила на сундук, ночью пришел ее друг Ванька, чуть история не вышла. Потом в райкоме комсомола напросился к казакам - хорошо, правильно, справедливо, героично. Направили за 18 верст от Вешек в кузню молотобойцем. Но скоро мне все это надоело, решил возвращаться домой, уже было хватит дурью маяться. Колхоз выдал курей на пропитание, в Миллерове продал пиджак, выручил немного денег, в Новосибирск добирался в общем вагоне с пересадками...

В артисты-3

 И он действительно «перестал маяться дурью» - на следующий год определился окончательно, заново поступил в Щукинское училище и дальше уже учился «без закидонов» все четыре года.

Лихоносов же тем временем поступил в Краснодарский педагогический... Любовь к Шолохову и казакам он пронес через всю жизнь, написал «Мой маленький Париж» - о кубанском казачестве. Сейчас редактирует журнал «Родная Кубань».

Когда читаешь его замечательную «Тоску-кручину» - исповедь вечно мятущейся, ищущей, неуемной души, живущей «в сладком предвкушении чего-то нового, огромного и неохватного», хорошо понимаешь, почему они по жизни вместе, Виктор Лихоносов и Юрий Назаров.

Роль первая...

 После Щукинского распределился в «Красный факел», но ни одной роли там не сыграл. Роман с театром ограничился двумя заявлениями: «Прошу зачислить актером в ваш театр» и «Прошу отпустить в связи с приглашением на съемки». Первой серьезной работой в кино стала роль капитана Новикова в «Последних залпах» по повести Юрия Бондарева. Было это на четвертом курсе, а на втором он чуть было не снялся в главной роли в «Балладе о солдате».

- Чуть было не снялся, конечно, громко сказано. Тогда всю Москву на роль перепробовали, и я в том первом потоке был. Утвердили поначалу Олега Стриженова с Лилией Алёшниковой, потом они показались слишком старыми, и тогда нашли Ивашова и Жанну Прохоренко. Но сценарий был, конечно, мечта... И как мне хотелось, как жутко хотелось... Я и на студию прорывался, и под дверями ходил, чтобы заметили, и самые невероятные истории, как кто доказал, какой он хороший актер, вспоминал.

От работы с Тарковским («Андрей Рублев», «Зеркало») впечатление осталось колоссальное.

- Скорее не от работы, а от того, что потом на экране видел. А работа что? Техника. Тем более, что у меня там заботы с лошадьми, с кольчугой, с помочами, с саблей...

В каком-то застолье Тарковский сказал: «Я не имею счастья быть другом Юры, но для меня было бы честью, если бы он назвал меня своим другом». Фраза была растиражирована СМИ. Мы ее тоже с удовольствием повторяем.

***

Занимательную историю своей жизни Юрий Назаров обещается рассказать в книге, которая будет называться «Только не о кино».

- Пишу о Новосибирске, о детстве, о любви, о стариках, о корнях... О чем угодно, только не о кино.

А когда у него спрашивают о городе детства, он непременно отвечает: «Я всегда говорю, Новосибирск - самый лучший город, потом Париж, дальше все остальные, уже по мелочи!..»

Резонанс
Новости
18.12.2017
Помещения специально под фермы для майнинга криптовалюты начали сдавать в аренду новосибирцы. Стоимость аренды этих помещений ниже средней цены по городу, сообщает портал по выбору недвижимости N1.RU.
В редакцию «Новостей ОТС» обратились жители многоквартирного дома на улице Котовского в Новосибирске. Доставщик питьевой воды своей машиной повредил козырек над подъездом и скрылся с места происшествия. При этом дорожные полицейские не проявляют активности в поисках нарушителя, несмотря на то, что известен номер машины.
На ретро-дискотеку 90-х в ЛДС «Сибирь» в Новосибирске пришли 2800 человек. Одной из самых ярких звезд стала Алиса Мон, чья песня «Алмаз» в 90-х годах прошлого века была очень популярна. Певица дала интервью корреспонденту VN.ru, в котором рассказала о том, как живет сейчас, как был написан хит, и поделилась секретами красоты.
Герой Советского Союза, ветеран войны в Афганистане - его часто сравнивают с Алексеем Маресьевым. Отец Киприан, в миру Валерий Бурков, посетил Новосибирск. Он побывал в школах, реабилитационных центрах и патриотических клубах. С человеком уникальной судьбы встретился корреспондент ОТС.
Главный городской каток передислоцировался с площади Ленина в Центральный парк, чтобы радовать горожан до самой весны. Сколько стоит прокат коньков, кофе и кабинки, и как оценили ледовое покрытие первые посетители, в материале VN.ru.
Временно исполняющий обязанности губернатора Новосибирской области Андрей Травников вышел к участникам пикета по вопросу расторжения концессионного соглашения в отношении создания и эксплуатации системы коммунальной инфраструктуры – объектов, используемых для обработки, обезвреживания и захоронения твердых коммунальных отходов. Активисты пришли 15 декабря к зданию Правительства Новосибирской области.