Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Новосибирские ворота государства Российского

31.01.2002
Нет поблизости пограничных нарядов с собаками, нет - а, возможно, и не будет - столбов с колючей проволокой и перепаханной следовой полосы с прожекторами. Да и сама граница сегодня смотрится неказисто - всего лишь двойная тракторная полоса по краю Карасукского района. Но внешний лоск в этой точке, может, не так и важен. Именно здесь начинается Россия...

Двойная тракторная полоса по краю Карасукского района -
это и есть сегодня граница с Казахстаном

Досмотр ведет сержант Олег Евсюков

 Предскажи кто еще лет двадцать назад, что Новосибирская область в скором времени обретет пограничный статус - такому Нострадамусу явно светил бы психиатрический диагноз. Но финты российской жизни, как известно, непредсказуемы, а пути неисповедимы. И вот уже в обиход нашего региона вошло новое понятие - государственная граница.

Жил-был себе в новосибирских степях небольшой провинциальный городок Карасук - Черноводск в переводе с татарского. Летом пыль и комарье с близлежащих солончаков, зимой мороз под сорок и снега по макушку - словом, обычное сибирское житье-бытье. И никто бы не подумал, что этой скромной точке судьбой уготовано быть в третьем тысячелетии одним из азиатских форпостов государства российского. Ибо по карте отсюда всего ничего до другой державы - теперь и впредь независимого государства казахского. Таможня, пункт пограничного контроля, полосатые шлагбаумы - вот чем приходится встречать сегодня Карасуку и его жителям поток транспорта, идущего с юга.

Заместитель главы администрации Карасукского района Александр Айснер:

- Что ж, закон есть закон, а граница есть граница. Понятно, что неудобств местному населению добавилось, но есть и плюсы. Прежде всего это рабочие места - тот же отбор через военкомат на пограничную службу, к примеру, а также дополнительные налоговые доходы в бюджет. Взять хотя бы существенный источник финансов для строительства и ремонта дорог района - созданную с помощью новосибирских дорожников службу весового контроля транспорта. Да и не только ее.

С казахской стороной деловые и дружеские отношения сохранены - хоть мы сегодня и по разные стороны государственной границы, но тем не менее... Сегодня, к примеру, оттуда к нам переходит хоть и бывшая в употреблении, но недорогая сельскохозяйственная техника в рабочем состоянии - в Павлодарской области сельское хозяйство сокращается, у нас, наоборот, стараются его развивать. Есть, конечно, и проблемы - та же самая саранча с выводимых из оборота казахстанских земель. Но с этой напастью мы научились бороться.

Начальник отделения пограничного контроля «Карасук» майор Олег Ендрашко внешне смахивает на большого добродушного медведя: этакий природный символ России в камуфляжной форме. Но о командире судят прежде всего по подчиненным. Глядя, как четко и профессионально работают карасукские пограничники, понимаешь, что офицер перед тобой - цепкий и жесткий страж границы из тех «людей государевых», что веками успешно охраняли рубежи нашего отечества.

Олег Ендрашко:

- Работают у нас на контрактной основе. Большая часть коллектива - местные жители. Проблемы? Есть, конечно, и бытовые в том числе, но не это главное. Серьезнее то, что сама граница между государствами пока официально не демаркирована, а это огромная работа, причем, разумеется, не на нашем уровне, а на государственном. Основная же нынешняя беда, на мой взгляд, в том, что пока нам приходится нести службу здесь, в Карасуке, а не на границе.

С командиром пограничников солидарен и начальник местного отделения Российской транспортной инспекции Владимир Ткаленко:

- Наша работа - учет и контроль пересекающих границу транспортных средств. Это особенно необходимо, поскольку часть прибывающего из республик Средней Азии транспорта по техническому состоянию, мягко говоря, критики не выдерживает: недавно наш инспектор для проверки сел за руль прибывшего из сопредельной державы КамАЗа, так этот руль у него в руках и остался. Случись такое на российской дороге за Карасуком - не миновать большой беды.

Нередко там нарушается режим труда и отдыха: гонят, к примеру, фуру с арбузами день и ночь, встречаешь водителя - у того глаза на ходу слипаются. Приходится оставлять такого прямо здесь, на посту, от греха подальше, пока не выспится. Много нарушений по документам: везет, к примеру, узбекский автобус таджикских граждан в Россию, чего, согласно межгосударственным соглашениям, делать не положено. Ну, автобус заворачиваем, пассажиров высаживаем, потом думаем, что с ними делать: семьи у кочующих таджиков немалые, а на нашем морозе им совсем невесело... Словом, работы хватает, но та же главная проблема, что и у пограничников - все-таки мы не на границе трудимся.

От нынешнего поста до границы, если точно - сорок четыре километра. На этом участке - около десятка сел и сотни километров полевых дорог. Надо провезти мешок героина или пресловутых Хаттаба с Басаевым - вроде бы нет проблем: просто объезжай пост, и все дела. Есть и другой вариант: тормози в любой точке по пути следования, пересаживай пассажиров на местный транспорт, переваливай груз на него же - и вперед, в Россию. Кстати, по той же причине худо и безвинным местным жителям: их машины пограничники досматривают так же серьезно, как и технику с заграничными номерами.

Олег Ендрашко:

- Ну, так уж и пересаживай - я бы не сказал. По дороге у нас погранзаставы. По селам, расположенным у границы, - специальные уполномоченные, по функциям напоминающие участковых милиционеров. Так что подозрительные явления мы стараемся отслеживать. Но по большому счету, конечно же, надо ликвидировать их первопричину - проводить досмотр прямо на границе. Чтобы четко: прошла машина через казахских пограничников и таможню, и прямо к нам, никуда не сворачивая, в пределах видимости. Вот тогда на этой машине на нашу российскую территорию не то что гипотетический Хаттаб - реальная мышь без документов не проскочит: я со своим личным составом за это отвечаю полностью.

По-государственному так и должно быть - прав Олег Игоревич на все сто процентов. Тем более что наша держава пока отстает: казахстанцы еще несколько лет назад отстроили свою таможню прямо у пограничной полосы. Увы, проблема пока чисто российская - в первую очередь, как водится на Руси, дорога.

Начальник Территориального управления автомобильных дорог Сергей Полещук:

- Дорога Карасук-Октябрьское-граница Казахстана для новосибирских дорожников - важнейший объект государственной необходимости. Когда создавалась граница, здесь была обычная сельская «грунтовка», непроезжая в любой хороший дождик. У местных жителей даже был в ходу частно-тракторный бизнес: за нынешние пятьсот-шестьсот рублей они буксировали тракторами большегрузные грузовики с фруктами от границы до самого Карасука. Теперь это практически ушло в прошлое.

За последние годы нашими подрядными организациями здесь проведена огромная работа: из сорока четырех километров на тридцати четырех уже уложено асфальтобетонное покрытие и на пяти километрах - щебеночное. Чтобы обеспечить круглогодичный проезд, в 2002 году мы заканчиваем последние пять километров у самой границы в щебеночном варианте, на что планируется затратить 16.6 млн рублей, с перспективой его замены в ближайшие годы на асфальтобетонное. Уверен, что новосибирские ворота государства российского будут выглядеть достойно - по крайней мере, дорожники делают и будут делать для этого все, от них зависящее.

А будет дорога - начнется и переезд «людей государевых» к той точке, которую им вменено в обязанность охранять. Уже в 2003 году реально переселение таможенных, пограничных и транспортных служб сюда, откуда я и заканчиваю свой репортаж: к бетонной стеле с трехцветным флагом и двумя надписями: чуть повыше - «Россия» и чуть пониже - «Новосибирская область».

Нет поблизости пограничных нарядов с собаками, нет - а, возможно, и не будет - столбов с колючей проволокой и перепаханной следовой полосы с прожекторами. Да и сама граница сегодня смотрится неказисто - всего лишь двойная тракторная полоса по краю Карасукского района. Но внешний лоск в этой точке, может, не так и важен. Именно здесь начинается Россия - и осознания этого факта для россиянина вполне достаточно, чтобы вцепиться, врасти корнями в эту по-январски промерзшую и продуваемую всеми ветрами сибирскую степь.

Резонанс
Новости
Помещения специально под фермы для майнинга криптовалюты начали сдавать в аренду новосибирцы. Стоимость аренды этих помещений ниже средней цены по городу, сообщает портал по выбору недвижимости N1.RU.
В редакцию «Новостей ОТС» обратились жители многоквартирного дома на улице Котовского в Новосибирске. Доставщик питьевой воды своей машиной повредил козырек над подъездом и скрылся с места происшествия. При этом дорожные полицейские не проявляют активности в поисках нарушителя, несмотря на то, что известен номер машины.
На ретро-дискотеку 90-х в ЛДС «Сибирь» в Новосибирске пришли 2800 человек. Одной из самых ярких звезд стала Алиса Мон, чья песня «Алмаз» в 90-х годах прошлого века была очень популярна. Певица дала интервью корреспонденту VN.ru, в котором рассказала о том, как живет сейчас, как был написан хит, и поделилась секретами красоты.
Герой Советского Союза, ветеран войны в Афганистане - его часто сравнивают с Алексеем Маресьевым. Отец Киприан, в миру Валерий Бурков, посетил Новосибирск. Он побывал в школах, реабилитационных центрах и патриотических клубах. С человеком уникальной судьбы встретился корреспондент ОТС.
Главный городской каток передислоцировался с площади Ленина в Центральный парк, чтобы радовать горожан до самой весны. Сколько стоит прокат коньков, кофе и кабинки, и как оценили ледовое покрытие первые посетители, в материале VN.ru.
Временно исполняющий обязанности губернатора Новосибирской области Андрей Травников вышел к участникам пикета по вопросу расторжения концессионного соглашения в отношении создания и эксплуатации системы коммунальной инфраструктуры – объектов, используемых для обработки, обезвреживания и захоронения твердых коммунальных отходов. Активисты пришли 15 декабря к зданию Правительства Новосибирской области.