Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Переживут ли медики реформу?

06.03.2002
Реформа здравоохранения, о которой нам так долго говорили, началась. Сокращаются больничные койки, некоторые городские поликлиники и больницы реорганизовываются или попросту закрываются. Что думают по поводу реформы те, кто сегодня лечит новосибирцев? На этот вопрос отвечает главврач клинической больницы скорой помощи N 2 Анатолий Лайвин.
Хранители жизни и здоровья. Фото Сергея ПЕРМИНА

 Реформа здравоохранения, о которой нам так долго говорили, началась. Сокращаются больничные койки, некоторые городские поликлиники и больницы реорганизовываются или попросту закрываются. В прошлую пятницу мы опубликовали письмо ветеранов здравоохранения, обеспокоенных этим. А что думают по поводу реформы те, кто сегодня лечит новосибирцев? На этот вопрос отвечает главврач клинической больницы скорой помощи N 2 Анатолий Лайвин.

- У нас есть уже первый результат реформирования, начатого еще в 1993 году, - это Октябрьский район. Там терапевтический, педиатрический стационары района и больницу скорой помощи объединили в одну многопрофильную больницу. И экономия налицо. Сократился административный аппарат, уменьшились административные, хозяйственные затраты, улучшились снабжение медикаментами, питание больных. Раньше, чтобы больного прооперировать, надо было перевозить его из терапевтической больницы в хирургический стационар по согласованию с главврачом, заведующим отделением и т. д. Но кто сказал, что такое мотание по городу под силу больному человеку? А травмированному? А старику на костылях? Сейчас же пациента доставляют к хирургу без проблем.

Ни в одной стране нет отдельно существующей гинекологической больницы или роддома. А у нас это сплошь и рядом. В некоторых роддомах нет необходимой биохимической лаборатории, рентгенкабинета. Зато есть классные медики-профессионалы, и терять их нельзя. Чтобы проводить реорганизацию в масштабах города, надо все хорошенько продумать. Больных, прикрепленных к определенным поликлиникам и больницам, взять и направить в другие лечебные учреждения. А не так, как получилось с 1-й гинекологической: потоки больных не убрали, а закрыть собираются.

Нам говорят: «Смещайте приоритеты в сторону амбулаторной помощи, сокращайте объем стационарной». Это, кстати, нашло отражение в постановлении главы областной администрации на нынешний год. Будто у нас в больницах люди часто лежат, чтобы подлечиться, «прокапаться», отлежаться. Мол, они могли бы получать помощь в поликлиниках. При этом ссылаются на положительный опыт организации здравоохранения на Западе. Например, в Германии больной с инфарктом миокарда лежит на больничной койке 10 дней, а у нас 20. Немецкий врач выписывает его в срок, несмотря ни на какие жалобы пациента, - ему так положено. А у нас... Не надо забывать, что в России люди по-другому живут. У нас вон дед лежит в гнойной хирургии. Еще передвигается с трудом. Мы его выставим за дверь, долечиваться дома, а он один живет. Дома печку топить надо, уголь на себе таскать.

Другое дело - создание реабилитационных коек, предназначенных для восстановления сил и здоровья человека, или профилактических. Вроде бы в руководящих структурах здравоохранения понимают их нужность.

Решили ввести госзаказ: вот столько коек - и не больше. А в нашей больнице люди в коридорах лежат. Правда, в этом нам, главврачам, пошли навстречу: если мы пролечим больных больше плана по госзаказу, то специальная комиссия проверит основания для госпитализации. Только вот какая комиссия придет и будут ли в ней компетентные люди? Нужно определиться с этими самыми «основаниями для госпитализации». Ведь одни считают, что с обострением хронического бронхита можно разгуливать по улице, другие - что место такому больному в больнице. Чтобы усовершенствовать это, нужны годы. Решения на скорую руку только усилят социальную напряженность среди людей.

Что касается дневных стационаров, то они в самом деле очень экономичны и удобны. Но для их внедрения нужна соответствующая база именно в поликлиниках, где человек мог бы проходить все первичные обследования, подготовку к краткосрочному лечению в стационарах. То есть в поликли-

нике должна быть современная диагностическая и лечебная аппаратура. А ее нет. Как, впрочем, нет и специального медперсонала. А если во время процедуры случится шок или, не дай Бог, остановка дыхания... Не лучше ли открыть дневные стационары не при поликлиниках, а при стационарах?

С повышением зарплаты убрали гарантированные законом доплаты медикам за дежурство в выходные, праздничные дни. Теперь, если врач заболеет, лечить больного будет некому - на замену к нему никто не пойдет, потому что никто за это не заплатит. Не будут платить и за то, что врача отправляют на учебу. Понятно, что люди начнут увольняться. У нас уже и так многие поуходили в частные структуры и в торговлю медпрепаратами. Последних часто встречаю, спрашиваю: «Ну, как вы?» «Честное слово, по ночам работа снится, - говорят, - но как семью прокормить на грошовую зарплату врача!» А сколько среди них классных специалистов - они по мастерству нисколько не уступают европейским. А еще хотим сохранить лучшее, что есть в нашей медицине - да мы же людей теряем!

Нельзя подходить к реформе однобоко. Сейчас много говорят о закрытии 7-й гастроэнтерологической больницы. И в это же время Железнодорожная больница открывает гастроэнтерологический центр. Не проще ли на базе 7-й больницы и создать этот центр, ввести амбулаторные приемы, консультации, пусть даже платные? В итоге и коллектив сохранится.

Вот 18 февраля пришел приказ от руководства здравоохранением, что с 1 февраля этого года 75 процентов всех медикаментов должно быть куплено через государственное учреждение «Новосибоблфарм». А мы уже набрали медикаменты - больных ведь лечить надо сейчас, а не когда приказ выйдет.

На мой взгляд, важные для социальной сферы Новосибирска вопросы по реформированию здравоохранения до сих пор решаются на уровне чиновников.

Резонанс
Новости
ЧП произошло в школе №13 Новосибирска – локоть ученицы 5-го класса застрял между секциями батареи отопления. Прибывшие спасатели боялись ошпарить девочку кипятком.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
Максим Галкин назвал размер пенсии своей супруги, Аллы Пугачевой. Пенсия певицы была в несколько раз ниже пенсии коллеги по цеху Валерия Леонтьева.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.