Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Год звездопада

15.03.2002
Этот год для Ивана Алексеевича Гончарова особенный. Во-первых, ему исполняется уже семьдесят три. И сразу заметим: это отнюдь не старик, которыми становятся некоторые и в пятьдесят. Это подтянутый, очень работоспособный человек, который является инспектором по контролю при начальнике Западно-Сибирской железной дороги и председателем совета ветеранов Новосибирского отделения. Вся жизнь в труде, который стал главным смыслом его существования. И пятьдесят лет он работает на дороге.
Встреча на станции Инская. Второй справа во втором ряду - Иван Алексеевич Гончаров

  Этот год для Ивана Алексеевича Гончарова особенный. Во-первых, ему исполняется уже семьдесят три. И сразу заметим: это отнюдь не старик, которыми становятся некоторые и в пятьдесят. Это подтянутый, очень работоспособный человек, который является инспектором по контролю при начальнике Западно-Сибирской железной дороги и председателем совета ветеранов Новосибирского отделения. Вся жизнь в труде, который стал главным смыслом его существования. И до сих пор он занимается спортом.

Во-вторых, ровно пятьдесят лет назад он женился, сразу после окончания Томского электромеханического института инженеров транспорта.

Ну и, разумеется, пятьдесят лет исполнилось, как он получил «красный», то есть с отличием, диплом.

И пятьдесят лет он работает на дороге.

Есть у железной дороги, кроме всего прочего, одна особенность: не только ее делают и эксплуатируют люди. Железная дорога каким-то непостижимым образом влияет на судьбы людей. Сильных она делает сильнее, закаливая их, а слабенькие тут просто не удерживаются. Или те, кто не в ладах с самодисциплиной.

Весь уклад жизни дороги - достаточно консервативный. Но это как раз тот случай, когда консерватизм во благо. И в России с давних пор, еще со времен царей, так сложилось, что дорога всегда была полувоенной структурой. А одно время, уже при советской власти, дорожники так и ходили в погонах. А министр путей сообщения был членом Политбюро.

По-видимому, это одна из причин того, что здесь особое отношение к ветеранам труда. Пожилых людей у нас в обществе в целом уважают. И есть немало добрых примеров у нас в области, когда ветераны объединяются и ведут, кроме заботы о самих себе, большую общественную работу. Но все равно не так, как на дороге. Здесь свой уклад и свои порядки. И ветераны очень хорошо организованы. Мы уже рассказывали о том, как действует дорожный совет ветеранов. Он очень хорошо структуризирован. А совет ветеранов Новосибирского отделения - пожалуй, особенно. 55 первичных организаций, которые объединяют 21500 человек. На Западно-Сибирской стараются не забыть ни об одном пенсионере.

Есть организации и по тридцать человек, но есть и такие, которые насчитывают по полторы тысячи. И во всех идет планомерная работа с людьми.

Бывает до боли обидно, когда в редакцию звонят пожилые люди и жалуются на то, что в родном коллективе, на родном предприятии, которому они отдали десятилетия труда, о них попросту забыли. А бывает и хуже: в лихую годину «реорганизаторы» повыкидывали все архивы, чтоб мороки поменьше было. И мыкаются люди в поисках справочки о годах труда.

На железной дороге не так. Здесь ищут и находят тех, кто отдал ей жизнь. Всяко бывает: то сам человек не придал значения своему уходу и порвал с предприятием, закрыв за собой дверь проходной, то упустили из виду его уход товарищи по работе. Ищут и находят. И говорят: а что ж ты, друг? Мы вот колдоговор подписали, согласно которому администрация как минимум два раза в год материально помогает. Дровишек или угля тебе надо - привезем. Худо со здоровьем стало - подлечим в дорожной или какой иной больнице, а потом и путевочку раздобудем.

Но просматривается в этой заботе о ветеранах и сугубо практическая вещь: она очень прочно объединяет людей. И каждый работающий на дороге твердо знает, что он не останется один на один со старостью, когда придет его время. Дорожник, ушедший на пенсию, продолжает, по сути, оставаться членом коллектива, а это, согласитесь, для любого человека очень важно.

Обеспечение выполнения условий коллективного договора - одна из важнейших задач совета ветеранов. И на Западно-Сибирской Петр Филиппович Мысик, и в Новосибирском отделении Иван Алексеевич Гончаров - одни из известнейших людей. И отнюдь не по формальным признакам: дело поставлено так.

Совет следит, чтобы ветерана поздравили с праздником или с юбилеем. Если заболел или какая другая беда, Иван Алексеевич пойдет в территориальный комитет профсоюза и знает, что председатель Виктор Алексеевич Грищенко ему не откажет с помощью. Но ветераны не иждивенцы: они ведут большую воспитательную работу в профучилищах, школах, по месту жительства.

Здесь особое отношение к своему прошлому в целом. Видели на вокзале панораму на стендах? А музей в ДКЖ не посещали? Рекомендуем, когда через полгода Дворец культуры отремонтируется. И музей под открытым небом на Сеятеле немалый интерес представляет. И, безусловно, все это немалых денег стоит. Но это оправданные вложения, совсем не деньги на ветер. Потому что без крепких, десятилетиями выношенных традиций любой коллектив неустойчив. Дорога к таковым не принадлежит. Традиции - костяк Западно-Сибирской.

И - немаловажная деталь - когда в 91-м в одночасье рухнула стройная партийная система с партийным контролем и кое-где этим воспользовались лихоимцы и всякая пена, на дороге не растерялись - запас прочности был очень велик.

Спрашиваю Ивана Алексеевича: как пережили тот период, не тяжко ли было? Нет, отвечает, как-то особенно и не заметили, и на дисциплине это заметно не сказалось. Вот что такое традиции. Они придают особую прочность коллективу.

Иван Алексеевич почетный железнодорожник России, почетный ветеран Западно-Сибирской. Но это сейчас. А ведь на дороге он уже пятьдесят лет.

Судьба его в общем типична. Родился в предгорьях Алтая. Сейчас это Красногорский район. Красивейшие места. За Сростками, родиной Шукшина. Потом переехали в Бийск.

В 41-м отец ушел на фронт, и через три месяца пришла похоронка. Остались они с матерью и сестрой одни. Грамотешки у матери вообще не было никакой, поэтому ей пришлось делать то, что она умела: стирала белье. Белья были кучи, и Иван с сестрой как могли помогали: в их обязанности входило гладить его. Так что запах отутюженной ткани, казалось, въелся в него на всю жизнь.

Но школу тем не менее закончил хорошо, способный паренек был. Надо бы дальше учиться. И в 47-м он поехал в Томск, к материной родне. Хотелось стать железнодорожником. В Бийске жили они рядом с вокзалом. Учился он в железнодорожной школе. Был у него родственник, который очень неплохо зарабатывал машинистом. В общем, все к тому располагало.

Поступил в ТЭМИИТ.

К нужде ему было не привыкать. Жил на стипендию, на гроши. Подрабатывал немного на лесоперевалке. Здоровьем Бог не обидел. Но привычной одеждой на годы стала фуфайка, а обувью - сапоги.

Через дорогу от ТЭМИИТа был мединститут. Вечерами будущие врачи нередко устраивали танцы. Это были именно танцы, когда люди еще умели танцевать вальсы и танго. Тут он и познакомился со своей будущей женой, с которой и живет до сих пор. Она закончила институт на год раньше. Они сыграли свадьбу в 52-м, когда институт закончил он. С отличием. Инженер-лейтенант тяги. Приработки на лесоперевалке не помешали. Свободное распределение. Куда поедешь?

На Томскую дорогу, так она называлась тогда. Руководство было, однако, в Новосибирске. Приехал. В управлении нужда в кадрах была острая. Отправили на Чулымскую заместителем начальника электроподстанции. Это было, по сути, время революции на дороге: она переходила на электрическую тягу. Все начинали с нуля. Невероятно, но когда на месте небольшой электростанции они вели монтаж новой техники, им приходилось демонтировать еще допотопные локомобили. Это такая машина типа паровоза, вырабатывающая электрический ток.

Школу за год он прошел отличную. И начальство, видимо, знало, что делало. Потому что уже через год его перевели в Новосибирск, тоже в электросиловое хозяйство. Начальником электроподстанции. А потом он вырос до главного инженера отделения. Успешно работал, пока не подустал. Но на пенсии он был всего два дня. Его пригласили в управление и предложили работу инспектора - здесь цену опыту знали всегда. Вот так он и работает: инспектором и председателем совета ветеранов отделения.

Я спрашивал людей, хорошо знающих его: в чем отличительная черта Гончарова?

В скромности, отвечали мне. Иного, как говорят, на козе не объедешь. Этот прост и доступен для каждого. Наверное, и потому, что до сих пор хорошо помнит голод военных лет и телогрейку, в которой ходил в институт.

Резонанс
Новости
В Новосибирске владельцы «ГАЗелей» вышли на пикет. Причина недовольства – подорожание газового топлива. С начала года оно вдвое выросло в цене. Перевозчики пока не поднимают тарифы, но петицию в российское правительство уже составили и просят Москву повлиять на ситуацию.
Миллиард в одной коробке, вагон измельченных банкнот и императорские монеты показали 300 новосибирцам в самом закрытом здании на площади Ленина – Сибирском отделении Госбанка. Что происходит с грязными и рваными купюрами,  ошибается ли счетная техника, и сколько миллионов рублей может унести в руках один человек, рассказали сотрудники Банка России в День открытых дверей Госбанка.
Рискнувший перебежать площадь Ленина пешеход погиб под колесами Volkswagen Polo. Момент с трагическим исходом был снят на камеру видеонаблюдения и размещен в интернете.

Страшные находки времен раннего неолита обнаружены в Венгеровском районе Новосибирской области. В яме для консервирования были найдены человеческие кости, заготовленные в качестве «консервов», что доказывает существование каннибализма на территории Западной Сибири.

Столица Сибири вошла в рейтинг наиболее криминогенных городов Земли, составленный сервисом Numbeo. Всего в списке 327 городов, из них три – российских, и Новосибирск в этой тройке – самый опасный.

Исчезла еще одна бесплатная парковка в центре Новосибирска – около сквера на ул. Орджоникидзе (перекресток с ул. Советской). На ее месте мэрия обустраивает платную парковку на 40 машино-мест, которая начнет работать в тестовом режиме с 30 сентября.