Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Дикий вестерн на пыльной плоскости «Экрана»

23.03.2002
В самом начале марта специалистам Новосибирского территориального антимонопольного управления пришлось столкнуться со случаем, аналогов которому пока еще в их практике не было. Случай - несуразный, необъяснимый, дикий какой-то. Впрочем, одному из участников этого конфликта он кажется, как это ни прискорбно, вполне приемлемым.

 В самом начале марта специалистам Новосибирского территориального антимонопольного управления пришлось столкнуться со случаем, аналогов которому пока еще в их практике не было. Нет, заявления, сообщения и жалобы на нарушения Закона РФ «О конкуренции...» были, конечно, и прежде, но тут случай - несуразный, необъяснимый, дикий какой-то. Впрочем, одному из участников этого конфликта он кажется, как это ни прискорбно, вполне приемлемым.

...Закрытость завода «Экран» как оборонного предприятия - давно уже история. Сегодня только один его четвертый цех остается режимным и работающим на оборону, а потому охраняющимся соответствующим образом. Остальные подразделения - точнее сказать, оставшиеся (сейчас на предприятии работают примерно 2200 рабочих, а десять лет назад - около 8000) изготовляют стеклотару. Бизнес весьма перспективный - если учесть, что за Уралом больше нет производителей бутылок, - но и он объективно не мог и не может обеспечить содержание опустевших помещений и зданий, территории. И прежнее руководство завода во главе с его директором Анатолием Катаевым справедливо решило впустить на территорию «Экрана» другие предприятия: и им благо - появилась возможность работать в уже готовых помещениях; и заводу - во-первых, от субарендаторов какая-никакая денежка попадала в заводскую кассу, а во-вторых, сообща легче решать те же вопросы по содержанию и порядку на территории.

Так «поселились» здесь и солидные компании - «Россиб-Фармация», «Фрутос-Н», «НЭВЕЛ», Сибирская продовольственная корпорация, - и предприятия менее известные - ЧП, АО, ООО, ремонтирующие машины, разливающие масло и водку, что-то покупающие и продающие. Всего более 100 предприятий. Каждое из них занималось своим бизнесом и не мешало своим соседям - крупным ли, мелким ли - и помимо всего прочего содержало и территорию, и занимаемые помещения в том порядке, который был оговорен в договорах с администрацией завода. В общем, мирное взаимовыгодное существование ста субъектов с различной формой собственности.

Но с конца прошлого года ритмичность бизнеса всех (!) арендаторов оказалась нарушенной. И обычное - спокойное и цивилизованное - ведение своего дела не только превратилось в некое состязание со свалившимися вдруг «нововведениями» заводской администрации, но и поставило под вопрос вообще существование здесь большинства предприятий. С чего?

...В ноябре прошлого года совет директоров «Экрана» отстранил от занимаемой должности директора Анатолия Катаева и на его место назначил нового директора Сергея Васюкова. Тогда никого из арендаторов заводской собственности это не смутило и не обеспокоило - не их проблемы. Но думается, что наиболее дальновидные ничего хорошего от этой перестановки не ожидали. Тем более что фактическим и юридическим хозяином «Экрана» к тому моменту уже была РАТМ - промышленно-коммерческая группа. РАТМ скупила контрольный пакет акций «Экрана», и, следовательно, какой бы документ, приказ или распоряжение ни подписывал гендиректор, текст продиктован был именно РАТМ. А шлейф событий и явлений за промышленно-коммерческой группой тянется такой, что ее вряд ли можно отнести к категории выбирающих средства для достижения поставленной цели.

Следует, наверное, напомнить о некоторых из них. Весной прошлого года РАТМ со второй попытки установил своего человека у руля АО «Искитимцемент» Сергея Хохлова, и ратмовское «дыхание» едва ли не тут же стал ощущать единственный в Западной Сибири шиферный завод этого же города: «Искитимцемент» с завидной регулярностью прекращал подачу на шиферный сжатого воздуха для производственных нужд, срывая тем самым весь производственный процесс и принося ему убытки. Цель, вероятно, была одна - вынудить администрацию предприятия продать или отдать пакет акций стабильно работающего завода...

Летом того же года «РАТМ-энерго» подала иск о взыскании многомиллионной задолженности «Новосибирскэнерго» перед ним, что объективно не могло быть исполнено, поскольку таких денег у «Новосибирскэнерго» нет, да к тому же цена тонны угля с «РАТМ-энерго» вдвое превышала отпускные цены угольных разрезов региона, а качество его неуклонно снижалось. Это дало основание официальному сайту РАО «ЕЭС России» посчитать иск попыткой захвата энергокомпании...

В середине декабря 2001 года РАТМ удалось добиться ареста счетов энергокомпании, чем, по заявлению гендиректора АО «Новосибирскэнерго» Владимира Соловьянова, поставило под угрозу жизнедеятельность Новосибирской области.

А месяцем раньше РАТМ инициировала скандал вокруг продажи «Сибирского антрацита». Торги выиграл незапланированный президентом новосибирской группы РАТМ Эдуардом Тараном «Углеродпром». А поскольку победитель на тот момент уже имел соглашение о стратегическом партнерстве с компанией «Кузбассразрезуголь», которая незадолго до этого разорвала с РАТМ договор о закупках у него угля, то угольщики из бывших партнеров превратились в конкурентов. Это, конечно же, РАТМ было неудобно и невыгодно...

Вот такой след тянется за РАТМ, где бы она ни появлялась. И правы были те, кто ничего хорошего от полного ее господства на «Экране» не ждал.

И 20 декабря 2001 года директор «Фрутос-Н» и «Россиб-Фармации» Борис Шепель получил письмо от руководства завода, что с 8 января 2002 года въезд транспорта на территорию и проход людей на нее становятся платными - и даже прейскурант: сколько - за грузовой автомобиль, сколько - за легковой, сколько - за человека и т. д. По словам Бориса Шепеля, поначалу это письмо не вызвало никаких других чувств, кроме недоумения. Дело в том, что помещения, которые занимает крупнейшая за Уралом компания по поставкам фармацевтической продукции, ею приобретены на вполне законных основаниях в 1998 году на открытых торгах, проводимых мэрией. Земля, на которой они находятся, взята в аренду на десять лет, о чем есть договор с комитетом по земельным отношениям мэрии. И потому эта компания и завод «Экран» находятся в совершенно одинаковых «весовых категориях», и никто никому приказывать и устанавливать свои порядки не вправе.

Более того, въезд и вход к помещениям этих двух компаний осуществляется через так называемые восточные ворота, которые «Россиб-Фармация» сама же и соорудила по предложению прежнего руководства завода. Для обоюдного удобства: машины к фармацевтическим складам не будут теперь колесить по всей территории завода.

Еще одним пунктом «нового порядка» предусматривалась строгая закрытость предприятия от посещения его иностранными гражданами, потому что завод «Экран» - неожиданно вспомнили производители бутылок - предприятие оборонное. Но при этом «забыли», что режимным на нем остался один-единственный цех, который и охраняется положенным образом. А у «Фрутос-Н» и «Россиб-Фармации», к слову, в партнерах 276 компаний из 52 стран.

Удивленный директор после многократных попыток все-таки встретился с руководством истинного владельца «Экрана» - РАТМ. И руководство в беседе с ним не настаивало на неукоснительном выполнении распоряжения, но подписывать какой-либо договор об этом отказывалось.

Партнерство «по понятиям» вылилось в следующую дикую акцию «Экрана». Завод выставил на восточных воротах свою охрану в придачу к охране «Россиб-Фармации» и «Фрутос-Н». И на этом директор завода не остановился. Вскоре к ним еще примкнули и бойцы ВОХРа с автоматами, в задачи которых входило... обеспечить безопасность заводских сторожей! А за пару дней до этого заводские охранники вообще живой цепью преградили путь автомобилям к складам НЕ ЗАВОДСКИМ, чем нанесли существенный ущерб двум названным компаниям - около 200 тысяч рублей. Трехрублевый вход и пятнадцатирублевый проезд, кстати, им в год обойдется примерно в пять миллионов совсем не лишних денег.

Ситуация, конечно, анекдотичная. Представьте себе, что ваш сосед с первого этажа исправно требует с вас три рубля за то, что вы заходите в подъезд, в котором проживаете! Но она заставила Бориса Шепеля с начала нынешнего года заниматься не своим делом: он пишет письма, заявления и обивает пороги правоохранительных органов в поисках управы на нецивилизованного соседа. В прокуратуре ему сказали - пишите заявление, в антимонопольном управлении - зафиксируйте очередную противозаконную акцию, и мы разберемся. Нет сомнения, что разберутся и те, и другие. Только времени эти разбирательства потребуют много. А это означает, что сто предприятий будут вынуждены пока жить по диким законам РАТМа. Впрочем, уже не сто: ежедневно из восточных ворот «Экрана» выезжают автомобили, груженные имуществом фирм, у которых нет возможности и сил сопротивляться «всемогущей» РАТМ. Выезжают под бдительным надзором тройной охраны.

И трудно предположить, кому это может быть выгодно? РАТМ? Но даже если предположить, что его руководители совершенно безграмотные хозяйственники, все равно для них должно быть очевидно: своими силами и средствами содержать высвободившиеся вследствие идущего рэкета производственные помещения им будет не под силу. Впрочем, в печати все чаще появляются сообщения о новой тенденции на экономическом рынке России: более сильные, но не стабильные компании «съедают» более слабых чуть ли не из «спортивного интереса» - и препятствуют развитию компаний не менее солидных, чем они, хотя и работающих в других сферах. Так, следуя деревенской философии - если моя корова заболела, соседская пускай сдохнет!

И совершенно абсурдно предполагать, что это нужно какой-то из ветвей местной власти: зачем создавать ненужные проблемы предприятию, исправно «питающему» бюджет («Фрутос-Н» в прошлом году, следует напомнить, заплатил 80 миллионов рублей). Но тогда напрашивается еще один вопрос. Отчего же она, власть, бездействует, если к тому же областная администрация владеет так называемой «золотой акцией» «Экрана», позволяющей самым решительным образом влиять на ход каких бы то ни было событий?

Резонанс
Новости
Самой красивой девочке России, которая живет в Новосибирске, сломали нос на уроке физкультуры. Мать ребенка возмутил тот факт, что ее дочери не оказали никакой помощи.
В избиении учеников обвиняют директора сельской школы под Колыванью. Адвокат бывшего директора утверждает, что в деле есть обратная сторона: его подзащитный, назначенный «варягом» в сельскую школу, сам стал жертвой интриг в женском педагогическом коллективе. Бывшему директору, недавно награжденному медалью ГУФСИН, теперь грозит внушительный срок.
Показательный снос незаконных построек устроили в Новосибирске. Как показывает практика, автомойки и шиномонтажки в частном секторе организуют сами жильцы, возводят целые предприятия, только ни с кем не согласовывают.
Этот район можно назвать особенным: на карте области трудно найти другое такое место, которое бы привлекало столько туристов. Но, по словам главы Сузунского района Лилии Некрасовой, живут здесь не только туризмом, хотя эта отрасль весьма перспективна. В районе производят зерно и молоко, перерабатывают сельхозпродукцию, развивают социальную сферу и верят в будущее.
На 25% увеличат размер страховой пенсии неработающим гражданам, живущим в сельской местности и имеющим сельскохозяйственный стаж не менее 30 лет. Новый закон предусматривает перерасчет фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности неработающим пенсионерам. Об этом сообщает ОПФР по Новосибирской области.
Значительно вырастает количество аварий и травмированных на улицах новосибирцев во время сильного гололеда. В связи с этим МЧС рекомендует тщательно выбирать маршрут следования, брать с собой все необходимое на случай непредвиденной ситуации и выбирать правильную обувь.