Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Ходили слухи, что они вообще умерли»...

29.03.2002
Больше пяти лет потребовалось, чтобы сестры въехали в свое законное жилище. Считать их за бедных агнцев божьих, что пострадали от злых людей, я бы не стала. Хотя бы потому, что близнецы были совсем не юными девицами, когда рванули в южное государство за заработком, - им уж по 34 годка стукнуло. В «пирамиду», выросшую на их, мягко говоря, необдуманном поступке, были вовлечены еще несколько семей, в том числе многодетных.

Еще одна криминально-квартирная драма

 В феврале 1996 года сестры-близнецы Наташа и Саша Капустины, сойдя с ташкентского поезда, вдохнули морозный воздух и едва не расплакались - наконец-то дома. После всего, что им пришлось перенести, серый зимний город показался чуть ли не раем. Господи, как им хотелось скорее в свою квартирку на улице имени геройского генерала в Дзержинском районе. Но туда ехать боялись: перед отъездом из Ленинабада сестры позвонили соседке, и та им вдруг сказала, что видела, как из их квартиры выносили пианино. Так и сяк крутили они эти слова. Учитывая кошмарные «приключения» в Таджикистане, близняшки не поехали домой, а сначала позвонили по телефону. И услышали: «Вы еще живы? Сюда не приезжайте, ваша квартира продана».

Так начинается эта история, пожалуй, «классическая» - в стиле новейших времен, когда в нашем отечестве стремительно начал появляться вид новых собственников, на которых тут же нашелся подвид новых мошенников. Больше пяти лет потребовалось, чтобы сестры въехали в свое законное жилище. Считать их за бедных агнцев божьих, что пострадали от злых людей, я бы не стала. Хотя бы потому, что близнецы были совсем не юными девицами, когда рванули в южное государство за заработком, - им уж по 34 годка стукнуло. В «пирамиду», выросшую на их, мягко говоря, необдуманном поступке, были вовлечены еще несколько семей, в том числе многодетных.

Строго говоря, отсчитывать начало мытарств с квартирами, наверное, стоит с того момента, как медички Саша и Наташа вслед за отцом похоронили мать и остались одни. С того времени стал к ним часто наведываться некто Виталий Коверчук. Жаловался, что квартирка у них с женой маленькая, может быть, сестры комнатку подарят, обещал поискать обмен. Но близнецы отказывались, правда, как-то одну из них он склонил подписать какую-то вроде даже пустую бумажку. В октябре 1995 года друг семьи уговорил сестер поехать в Таджикистан. В квартире они оставили его жену - кормить собаку и кота. В Ленинабаде Коверчук поселил близняшек на какой-то квартире, адреса они не знали, однажды водил к знакомому Акмалу и его жене. Очень быстро он засобирался назад в Новосибирск, вроде как за сибирским уже товаром. Взял у сестер паспорта и деньги, сказал, что купит им обратные билеты, а вернется через десять дней. Дни миновали, от друга ни слуху ни духу. Пошли Саша с Наташей к Акмалу. А там их вроде как ждали. Посадили в автобус, увезли в горы. «Нас раздели догола, облили кислотой сестру, прямо в лицо, она была вся в ожогах. Хотели нас изнасиловать». (Из показаний Наташи в суде.) «Мы пешком за четыре дня дошли до Ленинабада, обратились в милицию, там сказали, чтобы мы убирались в свою страну. Денег у нас не было. В русской общине баптистов Сашу вылечили от ожогов и собрали для нас денег, на которые мы добрались до Ташкента. В военном госпитале заработали денег на дорогу и вернулись в Новосибирск». (Из заявления Натальи о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества.)

Выжили, а теперь надо было возвращать жилье. В квартире сестер жила женщина с тремя детьми - Полозова. И освобождать жилплощадь намерения не имела, потому как, по ее мнению, поселилась сюда законно. Ситуацию жулики так ловко запутали, что объяснять придется чуть ли не на пальцах.

Полозова купила эту квартиру через некоего Анатолия Букреева, которому якобы сестры выдали генеральную доверенность. Стали проверять - документик насквозь фальшивый - не только подписи Капустиных, но и нотариуса. Выдана доверенность якобы еще в 1993 году, хотя сам бланк отпечатан годом позже. Жулики, похоже, попались совсем наглые. Никакого Букреева Наташа с Сашей и в глаза не видели.

В августе 1995 года другой нотариус заверяет доверенность, якобы выданную Капустиными Коверчуку на право приватизации их квартиры. Нотариус утверждает, что у нее были сестры Капустины. Проводится судебно-почерковедческая экспертиза. По мнению эксперта, записи «выполнены с предварительной подготовкой карандашом с последующей обводкой шариковой ручкой». Не исключено, что одной из сестер «при воздействии на исполнителя временных сбивающих факторов, в числе которых могли быть как внешние, так и внутренние (неудобная поза, письмо в темноте, алкогольное опьянение, воздействие фармакологических средств и т.д.)». Две подписи за двоих сделаны рукой одной из сестер. Когда эти выводы приводятся нотариусу К., она в судебном заседании объясняет: «Я не заметила, чтобы доверенность подписывало одно лицо. Если это была заранее продуманная операция, то меня могли специально отвлечь». Еще факт: доверенность обычно составляется в двух подлинных экземплярах, они должны быть строго идентичны. И снова объяснения нотариуса К.: «Я делала две абсолютно одинаковые доверенности, почему в одной мой адрес указан на Римского-Корсакова, а в другой на Ватутина, не могу объяснить. У меня вообще уже возникают сомнения, что я эту доверенность подписывала».

Не случайно привожу эти так называемые документы, по-русски говоря, липовые, юридически - ничтожные. С их помощью друг Коверчук приватизировал квартиру, а мифический Букреев продал ее Полозовой. Значит, и договор купли-продажи от 30 декабря 1995 года тоже является незаконной сделкой. Заверявшая ее другой нотариус Ю. «не обратила внимания» даже на то, что бланк доверенности отпечатан позже, чем она сама составлена. Заостряю на этом внимание читателей, и не только потому, что бдительность в нынешние времена терять нельзя. Но еще и по другой причине: нотариусам, допустившим «недосмотр», придется отвечать рублем, что происходит редко, учитывая массовость таких «недосмотров».

А что же Полозова, многодетная мать? Как она-то попалась на удочку жулья? Не понимала? Жила раньше с детьми в двух комнатах трехкомнатной квартиры на проспекте Дзержинского, в третьей старушка обиталась. От матери досталась Полозовой однокомнатная. Могла бы старушку туда отселить, и все были бы довольны. Но посчитала, что за тринадцатиметровку квартиру отдавать - значит, продешевить. И тут на ее горизонте возникли некие Людмила Конденкова и Виктор Губин, вроде бы представитель заметной в городе риелторской фирмы. (В деле есть от фирмы справка, что он там работал, но вскоре был уволен и вроде прихватил с собой бланки. Короче, от него открестились). Псевдориелтор нашел покупателя на однокомнатную квартиру, сделку оформили за 50 тогдашних миллионов. Конденкова попросила ей их одолжить, вернула Полозовой только половину. Зато они с Губиным предложили свою схему устройства Полозовой. Старушку отселяют куда-то за город, вроде домик ей купили. На Полозову оформляют квартиру Капустиных. А освободившаяся трехкомнатная на проспекте Дзержинского была продана переселенцам из Средней Азии.

Вообще, огромное количество документов в трех томах этого «классического» дела заставляет задуматься о беспределе, что царил, да и сейчас еще процветает в наших жилорганах. Живут одни, зарегистрированы другие, третьих вообще не сыскать. Четвертые арендуют и неизвестно чем занимаются... Когда, например, нотариуса спрашивали в суде, интересовалась ли она, куда же денутся Капустины, ответ звучал по-детски: ей сказали, что они купили домик за городом - по состоянию здоровья. Сестры, вернувшись из южного государства, в своем ЖЭУ хотели получить паспорта. Но паспортистка внезапно умирает. Ее преемница объясняет в суде: «Та знала, что из квартиры Капустиных выбрасывали вещи. Когда пришел мужчина оформлять их выписку по доверенности, прежнюю паспортистку это удивило. По карточкам Капустины не выписаны до сих пор. Ходили слухи, что они вообще умерли»... Слухи ходят, вещи вывозятся, и никого это не волнует...

Нет возможности, да и необходимости отслеживать все хитросплетения криминально-квартирной драмы. Было возбуждено уголовное дело, проводились следственные действия. В розыск объявлялись упомянутые выше Губин, Коверчук, Букреев, кое-кто из них и сейчас разыскивается. И не только по одному этому эпизоду. Будут ли найдены мошенники - ба-альшой вопрос. По крайней мере, в нашем городе они не значатся в регистрации и не живут, за ними не числится ни недвижимости, ни транспорта.

После многочисленных, весьма непростых, нервных, порой и скандальных судебных разбирательств становилось все яснее, что приобретение Полозовой квартиры нельзя считать законным. Когда она сама, с помощью адвокатов, начала это понимать, подала встречный иск о признании сделки купли-продажи своих двух комнат недействительными. Потому что Губин ее обманул: по ее мнению, он мог знать, что с квартирой Капустиных нечисто, что доверенность Букрееву сестры не выдавали. А потому просила все вернуть, как было раньше, и вселить ее с детьми в прежние две комнаты. Но как вселить, если там совершенно законно проживает другая семья, тоже с четырьмя детьми?! Нынешние владельцы квартиры на проспекте Дзержинского тоже стали ответчиками.

Как видим, цепочка все множилась, вовлекая новых истцов, ответчиков, адвокатов тех и других. Полтора года назад Дзержинский суд вынес решение, которое областной оставил в силе. Итак, что же в остатке? Думаю, понятно, что все доверенности на исчезнувших жуликов суд признал недействительными и вернул ситуацию с квартирой Капустиных в первоначальное положение. Приватизация ее признана незаконной, квартира возвращена в муниципальную собственность, а сестрам - на условиях социального найма, то есть по ордеру. Полозова выселяется без предоставления другого жилья. Для вселения семьи в бывшие ее две комнаты суд не нашел оснований: она не смогла представить доказательств того, что Губин знал о поддельной доверенности на имя Букреева.

На выселение многодетной матери суд давал отсрочку. Еще во время судебных разбирательств одна из сестер Капустиных родила ребенка. Они наконец вселились в свою квартиру. Но и это еще не все. Полозова подала иск в суд на двух частных нотариусов о взыскании вреда и возмещении морального ущерба, справедливо посчитав, что из-за них она лишилась жилья. Сумма может быть достаточно значительной. Дело еще не рассмотрено, потому не называю фамилий нотариусов. Фамилии сестер и многодетной матери изменены.

Резонанс
Новости
Жители Новосибирской области стали чаще рассчитываться картами. За девять месяцев этого года жители региона оплатили картами товары и услуги на общую сумму 203 млрд рублей, это на треть больше общего объема платежей по картам аналогичного показателя 2016 года.
Незаконные действия при переезде в Австрию стали поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Натальи Юрченко – супруги бывшего губернатора Новосибирской области Василия Юрченко, который ранее также получил приговор.
Лягушку с необычайно ярко-желтым окрасом встретили на улице жители Новосибирска.   Специалисты предположили, что земноводное мимикрировало под цвет осенних листьев.
На Михайловской набережной Оби появится «Комната запахов». Так архитекторы проекта называют небольшую площадку под открытым небом, которая находится в парке «Городское начало». Вокруг нее высадили ароматные растения.
Новосибирская команда рискует установить антирекорд КХЛ. За восемь первых матчей команда не набрала ни очка. В клубе поменяли главного тренера, расстались с несколькими игроками, однако все тщетно. В чем причины ужасного старта – в материале VN.ru.

Отец шестерых малолетних детей ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности по их воспитанию, не заботился и часто избивал. Именно горе-родитель признан виновником пожара, который унес жизни его детей. После трагедии циничный папаша сбежал в Москву для участия у телешоу.