Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Когда падут входные барьеры?

24.04.2002
Среди успешных предпринимателей Новосибирска есть немало тех, кто делал свои первые шаги, «опираясь» на поддержку Центра развития малого бизнеса. И если здесь знают о нем не все, что можно, то только потому, что малый бизнес переменчив, многолик и непредсказуем. Но и имеющейся информации достаточно для того, чтобы помочь тем, кто хочет стать богатым и свободным.Наш корреспондент беседует с директором Центра развития малого бизнеса Нонной Бархатовой.

Наш корреспондент беседует с директором Центра развития малого бизнеса Нонной Бархатовой

 Среди успешных предпринимателей Новосибирска есть немало тех, кто делал свои первые шаги, «опираясь» на поддержку Центра развития малого бизнеса. И если здесь знают о нем не все, что можно, то только потому, что малый бизнес переменчив, многолик и непредсказуем. Но и имеющейся информации достаточно для того, чтобы помочь тем, кто хочет стать богатым и свободным.

- Нонна Михайловна, какую долю занимает малый бизнес в экономике нашей области?

- Есть точная статистика, показатели, но я бы подходила к оценке существующего положения достаточно осторожно. Не секрет, что некоторые предприниматели используют вывеску «малое предприятие» в качестве прикрытия для других предприятий, чтобы получить определенные льготы. Реально сегодня к малому бизнесу можно отнести в основном те фирмы, которые работают в сфере услуг, общественного питания, торговли и транспорта. В меньшей степени это касается строительства и промышленности.

Доля занятых в малом бизнесе Новосибирской области составляет 18,4 процента, зарегистрировано около 25 тысяч предприятий и более 50 тысяч частных предпринимателей (без образования юридического лица). Есть другой, широко распространенный в мировой практике показатель уровня развития предпринимательства - число малых предприятий на тысячу жителей. В России он составляет в среднем от 6 до 10, в Новосибирске - 8,6. А вот в городах Нижний и Великий Новгород, Санкт-Петербург, Москва он варьируется уже между 15-25. В странах Евросоюза этот показатель составляет от 30 до 50 предприятий. Лидером являются Соединенные Штаты - здесь почти 70 малых предприятий на тысячу человек населения. В Европе малый бизнес обеспечивает занятость для двух третей экономически активного населения и насчитывает более половины всех предприятий в стране.

- Вопрос о поддержке малого бизнеса периодически поднимается на всех уровнях, и у меня часто возникает ощущение, что это какая-то очередная кампания, вроде уборочной, развития спорта, борьбы с курением...

- Да, на местный уровень транслируется позиция «сверху». Политика, как и в советские времена, спускается «вниз». Зачастую под лозунгом поддержки малого бизнеса поддерживаются крупные и средние предприятия-производители. Среди российских предпринимателей наблюдается тотальная неграмотность, особенно в вопросах правовых отношений с контролирующими органами, по юридическим и экономическим аспектам ведения бизнеса.

Что необходимо предпринимателям? Прежде всего справочная литература по бизнесу, в которой бы содержалась информация о том, что необходимо, чтобы стать предпринимателем, причем очень конкретно, например, по городу Новосибирску: куда пойти, чтобы зарегистрировать свой бизнес, сколько платить налогов, описание организационных форм бизнеса, типовые учредительные документы и так далее. Чтобы любой человек мог прийти в мэрию или какой-нибудь муниципальный фонд и сказать: «Я хочу заняться бизнесом. У меня есть идея, стартовый капитал такой-то, как вы считаете, с чего я могу начать? Где есть возможность снять помещение и на каких условиях? Какой риск я понесу в том или ином случае?». В идеале ему должны сразу представить базу данных: помещения - такие-то, цена аренды - такая. Подобные базы данных замечательно работают за границей! Более того, человеку сразу объясняют, на что он может рассчитывать в той или иной отрасли, какие есть риски, какие налоги он должен будет платить - словом, вся ситуация просчитывается при нем с калькулятором в руках. У нас же ничего этого нет, и в основном бизнес стартует за счет знакомств и личных связей. Идут «накатанными» путями, а потом удивляются уровню государственной коррупции в стране! Законодательство пока в большей степени на стороне представителей органов власти. Но если предприниматель будет знать, что тот или иной чиновник обязан в течение определенного количества дней предоставить ту или иную информацию и несет за свои действия определенную ответственность, то и поводов для обращения к нему по «неформальным» каналам окажется значительно меньше! За рубежом, в развитых странах, существует такое понятие как «входные барьеры». И налажена работа по их преодолению. А у нас даже ООО зарегистрировать самому практически невозможно.

- А могу ли я, например, прийти сейчас в нашу мэрию и получить там необходимую информацию?

- Да, там работает отдел по развитию малого предпринимательства, и люди туда обращаются. Хотя существовавший до недавнего времени «выборочный» подход к концепции поддержки малых предприятий, а вернее к ее реализации, основанной на принципах привилегий отдельным компаниям от имени всего рынка, приносил, на мой взгляд, вред с точки зрения налаживания конструктивных взаимоотношений между частным сектором и властью. Информация о том, какие предприятия и на каких условиях поддерживаются органами власти, распространяется очень быстро в предпринимательской среде. В результате имидж властей в глазах предпринимателей на долгие годы не располагал к общению. Сейчас мэрия сама делает шаги навстречу, и многие это оценили. Например, совместно с нашим центром под эгидой городской торгово-промышленной палаты проводят регулярное обучение предпринимателей (проект «Деловой четверг»), в котором принимают участие известные бизнес-консультанты. Проводятся конкурсы для предпринимателей. Но, опять же, беда в том, что нет широкого освещения этой работы. И поэтому даже победителей выбирают не всегда достаточно корректно: определяют лучших налогоплательщиков, лучшие идеи, лучшее воплощение среди тех, кого уже знают, кого сами выпестовали и поддержали. Хотя это должно быть действительно массовым смотром.

- Как вы считаете - последние решения правительства в области поддержки малого бизнеса дадут новый толчок его развитию?

- Закон будет принят только в следующем году. А пока все будут смотреть и примерять на себя те положения, которые обнародованы. Те, кому это выгодно, будут делиться и дробиться. Остальные - выжидать.

- А цифры и суммы: штат до 20 человек, оборот - до 10 миллионов рублей, на ваш взгляд, насколько они оправданны?

- Их также надо проверять. Хотя в других странах, например, к малому бизнесу относят предприятия численностью до 500 человек. А дальше они уже подразделяют - до четырех человек, до 10, до 50... Но льготы у них у всех общие, и разбиение идет только для статистики. Мне кажется, что 19 человек - это очень мало для предприятия. Оптимально было бы - до 50 или даже 100 человек. Хотя есть фирмы, например информационные, где всего лишь два-три сотрудника, а у них - миллиардные обороты. Но надо пробовать, применять разные системы льгот, налогообложения, причем желательно апробированные или основанные на предварительных исследованиях.

- Кроме льгот, правительство еще регулярно выделяет и деньги на поддержку малого бизнеса...

- Сейчас с этим стало значительно хуже, а в начале 90-х выделялись действительно серьезные средства и очень быстро «осваивались». Кредиты выдавались без конкурсов, часто носили безвозвратный характер, и деньги в результате уходили в никуда, просто распылялись. В последнее время стали вкладывать деньги в программы по развитию малого бизнеса, различные конкурсы, проводить обучение, организовывать консультации. Но это лишь начало, так как, по большому счету, всего этого еще очень мало для того, чтобы действительно способствовать масштабному развитию малого бизнеса.

- А есть ли данные о «выживаемости» малых предприятий - сколько их остается на плаву, скажем, через год, через пять лет?

- Специальной статистики по этим показателям не ведется. А тем данным, которые публикуются, сложно доверять, так как они не учитывают многочисленные фирмы-однодневки, открываемые и закрываемые с единственной целью - ухода от существующей системы налогообложения. Но уже точно установлено, что по своим психологическим параметрам предпринимателями могут быть только семь процентов населения, обладающие предпринимательской хваткой и талантом. Остальным нужно образование.

- Кстати, сколько, по вашей оценке, сегодня необходимо средств, чтобы начать свое собственное дело?

- В разных видах деятельности - по-разному. Но в среднем - где-то порядка 10 тысяч долларов надо иметь. И здесь есть серьезная проблема - где взять стартовый капитал? Невозможность получить заемные средства - одно из главных препятствий на пути развития малого предпринимательства. Источников финансирования не так уж мало, однако реально работают лишь единицы. Пока наиболее эффективно на этом рынке работает КМБ - банк, специализирующийся на кредитовании малого бизнеса, но, к сожалению, ориентирующийся только на уже существующий и развивающийся бизнес. А в финансировании стартового капитала, пожалуй, сегодня может помочь только областной Фонд поддержки предпринимательства. Но бизнес - это риск, и многие из начинающих не готовы к этому. Люди просят денег, однако не готовы заложить свою собственность - машину или какое-то другое имущество. Еще одна сложность - трудно найти деньги «под идею», обычно все готовы поддерживать уже действующие предприятия. Поэтому большинство предпринимателей обращается за стартовым капиталом к родственникам либо знакомым, хотя это не самый лучший способ - проблем иногда бывает неменьше.

- Кроме стартового капитала, какие еще есть проблемы у предпринимателей?

- Большой бедой, на мой взгляд, является несовершенство налоговой системы. Наше налогообложение - нестабильное и противоречивое. Это снижает возможность отстаивать свои права через суд. И экспертами давно уже определен тот предел, выше которого платиться налоги не будут - если заставить человека отдавать больше 45 процентов от прибыли, он обязательно будет уходить от налогов. И, кроме того, у нас еще сохраняется ностальгия по «золотому веку» предпринимательства в России - началу 90-х годов, когда бизнес платил минимальные налоги. И когда государство начинает «затягивать гайки», это вызывает некоторый шок. Правда, потом идет ответная реакция - на любое действие наши люди всегда что-нибудь изобретут, чтобы платить меньше...

- Вот интересно, что в списке проблем вы не назвали криминал, о котором много говорили еще даже в конце 90-х годов.

- Да, о проблемах, связанных с рэкетом, в последнее десятилетие говорилось очень много. Утверждалось даже, что чуть ли не все коммерческие структуры (или, по крайней мере, до 70% из них) вынуждены платить дань криминальным группировкам. Но сегодня уже это уходит в прошлое. Криминальный бизнес частично легализовался, государственные органы окрепли и научились противостоять преступным группировкам. И поэтому объект внимания преступников - прежде всего теневой, полулегальный бизнес. Насилие концентрируется там, где быстрее оборачиваются средства и проще характер хозяйственных операций. А если бизнес - «белый» и легальный, то риск «наездов» и «разборок» многократно уменьшается. Общеизвестно, что самую прочную и надежную охрану предоставляют государственные структуры. Помимо этого, их услуги еще и относительно дешевле, в силу низких издержек. Возможности у официальных структур шире, а риск - на порядок меньше, чем у нелегалов. За ними стоят закон, огромный профессионализм и суды, которые расположены решать дело в их пользу.

- И еще один вопрос, Нонна Михайловна, каким вы видите малый бизнес, скажем, через пять-десять лет?

- Я считаю, что политически наше правительство все делает правильно. А вот реально... Самое главное - легализовать малый бизнес, полностью вывести его из теневого оборота. Важно создать такую систему взаимоотношений предпринимателя и государства, при котором последнее не рассматривалось бы в качестве интервента, который в любой момент может произвольно вмешаться и изменить правила игры в бизнес. Необходимо снизить существующий сегодня уровень сверхрегулирования бизнеса, упорядочить взаимоотношения с контролирующими органами и максимально упростить систему налогообложения. Сейчас идет поиск путей, и я надеюсь, что спустя какое-то время будут выработаны те законы и нормы, которые удовлетворят всех. А значит - дадут возможность людям не бояться заниматься законным «зарабатыванием» денег.

Резонанс
Новости
ЧП произошло в школе №13 Новосибирска – локоть ученицы 5-го класса застрял между секциями батареи отопления. Прибывшие спасатели боялись ошпарить девочку кипятком.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
Максим Галкин назвал размер пенсии своей супруги, Аллы Пугачевой. Пенсия певицы была в несколько раз ниже пенсии коллеги по цеху Валерия Леонтьева.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.