Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Ни одно экономическое преступление не может быть раскрыто без КРУ

03.05.2002
Когда мы договаривались о встрече Сергей Юрьевич Мартусевич сразу предупредил: «только не рассчитывайте на «жареные» факты, хорошо? А обо всем другом спрашивайте, сколько угодно». Мы встретились, и оказалось, что работа КРУ такова, что чего ни коснись, они - эти факты - так или иначе выплывают сами по себе.
Сергей Юрьевич Мартусевич.
Родился 10 августа 1951 года в Новосибирской области.
Образование высшее: в 1998 году окончил Институт народного хозяйства по специальности «экономика труда». А трудовую деятельность начал в 1968 году на Новосибирском заводе точного машиностроения токарем. После службы в армии вернулся на «Точмаш» и прошел путь от токаря до инженера. С 1988 года начал работать экономистом в управлении финансов обладминистрации. А уже со следующего года - в КРУ: сначала контролером-ревизором, потом - замначальника отдела, начальником отдела, заместителем руководителя управления. В прошлом году приступил к обязанностям руководителя.
Женат. Имеет двух дочерей: старшая - госслужащая, младшая - учащаяся 9-го класса. Внуку - 6 лет.

 Когда мы по телефону договаривались о встрече Сергей Юрьевич сразу предупредил: «только не рассчитывайте на «жареные» факты, хорошо? А обо всем другом спрашивайте, сколько угодно». Мы встретились, и оказалось, что работа КРУ такова, что чего ни коснись, они - эти факты - так или иначе выплывают сами по себе. Ну если уж не совсем «подгоревшие», то интересные - по крайней мере.

- Сергей Юрьевич, аббревиатура - КРУ - иных руководителей-хозяйственников тревожит не меньше, чем, скажем, слово «прокуратура»...

- Или раньше еще ОБХСС.

- Да. А кто из вас «страшнее»?

- Принципиальное отличие: прокуратура - надзорный орган и имеет право привлекать к уголовной ответственности. А мы - только контрольный. Проверили, и на этом наши полномочия заканчиваются. Потом уже результаты отправляем либо в прокуратуру, либо в казначейство, либо в управление финансов, а они уже реализуют наши материалы. То есть, от КРУ до суда несколько дальше, чем от прокуратуры. Мы не обладаем теми полномочиями, которые есть у казначейства, например, или налоговой инспекции. Они могут в случае отказа предоставить какие-то документы, прекратить финансирование или арестовать счета. Мы - нет. Если это акционерное общество, к примеру, то его руководитель может упереться - и все. Поэтому, кстати, мы зачастую предлагаем гражданам, обратившимся к нам, пойти в прокуратуру. А прокуратура обязательно обратится к нам, и вот под ее, так сказать, «крышей» КРУ сделает свое дело намного эффективнее.

- Так вы, оказывается, не так страшны, как кажется.

- Получается, что так. Но знаете, почему о нас складывается впечатление как о суровом карающем органе, хотя не в нашей компетенции кого-либо карать? Потому что ни одно экономическое преступление, сколько бы над ним ни бились прокуратура, РУБОП, ОБЭП, до суда не дойдет без нашей ревизии.

- И сколько раз за год правоохранительные органы обращаются к вам за помощью?

- В прошлом году - 84 раза, в нынешнем уже 18.

- А сколько всего проверок вы проводите за год?

- Обычно порядка 1000-1200. Мы как раз только что подготовили информацию для главы областной администрации об итогах работы за прошлый год. Так вот: в прошлом году было 839 проверок. То есть по количеству мы маленько снизили. Но если в 2000 году мы выявили нарушений примерно на 900 миллионов рублей, то в прошлом году - более чем на два миллиарда семьсот миллионов рублей. Это тот редкий случай, когда уменьшение количества привело к повышению качества. Эффективность проверок возросла почти в три раза.

- Ваши проверки, как я понимаю, в основном плановые?

- План у нас есть, но по нему, как правило, мы работаем очень мало. Работа осуществляется практически с колес.

- И откуда ж «растут» эти колеса?

- Во-первых, работаем по заданию Минфина. Во-вторых, по просьбе местных властей. И около 40 процентов наших трудозатрат уходят все-таки на работу по обращению правоохранительных органов.

- Если попытаться определить одну-единственную проблему, которая затрудняет вашу работу, какую бы вы назвали?

- Постоянно меняющееся законодательство, его несовершенство. В этом смысле Минфин творит просто «чудеса». Одно из последних - финансирование бюджетников на зарплату. Оно проводилось следующим образом: вот столько-то - на отпускные, столько-то - на зарплату, столько-то - на премию и т. д. Понимаете? В Москве расписали все, что должны делать тут, в Новосибирске, без учета, так сказать, местных условий и потребностей! И получается, что по воле Москвы человек в Новосибирске отправляется в отпуск летом, а отпускные получает осенью. Потому что Минфин уже распорядился, что на нужный работнику период для отпуска деньги ограничены. И тем самым Минфин толкал учреждения на нарушение КЗоТа. И мы при проверках - да, закрывали на это глаза. Нельзя так регламентировать! И если бы отправились по стезе Минфина, то за прошлый год мы показали бы не два миллиарда, а восемь! Потому что практически в каждом учреждении эти нарушения были.

- Ну, о несовершенстве законодательства сегодня не говорит разве что ленивый...

- Ничего удивительного. О профанации прошедшей Олимпиады тоже все говорили, потому что это теребит душу. Каждый говорит о том, что его больше всего трогает или тревожит. Здесь тот же случай. А наше больное законодательство приводит к тому, что разгильдяй-руководитель или хапуга-руководитель не несет ответственность за содеянное в той мере, в какой должен был бы. Представьте, что в каком-то институте или университете деньги на стипендию были израсходованы на приобретение оргтехники. Вопиющий факт: ректор компьютеризирует вуз, а студенты сидят на голодном пайке! Мы наказываем в таких случаях учреждения. Ассигнования уменьшили учреждению, которое объективно и так пострадало от того, что руководитель нечистоплотный. А что ректор? Да ничего! Он никакой ответственности не несет. И единственное, что мы можем, - это направить результаты дела в прокуратуру. На сегодняшний день мы в правоохранительные органы отправили 80 таких дел.

- Это ненормально.

- Конечно. Мы уже лет пять-шесть выходим с инициативой дать нам больше полномочий, но пока безрезультатно. Например, статьей 289 БК РФ, вступившей в силу с 1 января 2000 года, предусмотрено наложение административного взыскания на должностных лиц в форме штрафа за нецелевое использование бюджетных средств. И только с введением в действие Административного кодекса РФ с 1 июля нынешнего года начинает действовать его статья 15.14, предусматривающая наложение административного штрафа на должностных лиц и юридических лиц, допустивших нецелевое использование бюджетных средств.

- И все-таки подозреваю, что финансовые нарушения по большей части происходят не в бюджетных учреждениях.

- Совершенно верно. У бюджетников строже финансовая дисциплина. А вот в организациях и предприятиях других форм собственности картина иная: сказывается, видимо, то, что в них руководитель находится ближе к деньгам. Но там мы работаем, повторюсь, вместе с прокуратурой. Работа более трудозатратная, но и более интересная.

- Вы смогли бы назвать сферы экономики, которые вас как руководителя контрольно-ревизионного управления тревожат более всего?

- Все те, деятельность которых так или иначе касается кармана рядового жителя области - энергетика, транспорт, коммунальное хозяйство. Скажу вам, что проведенные нами ранее и проводимые нами сегодня ревизии показывают, что вовсе не обязательно было повышать по их просьбам тарифы на что бы то ни было. На днях вот наши ревизоры подготовили две справки о результатах ревизии на Западно-Сибирской железной дороге. Пожалуйста: по одному эпизоду выявлено, что дорогой предоставлено льгот на перевозку грузов с 1997 по 2002 год на сумму 1200 миллионов рублей, а по другому - с 1997 по 2000 год - на 77 миллионов рублей. И знаете, кому? Не непосредственно производителям - шахтам, заводам, лесхозам, а посредникам, которые и так наживаются на перепродажах! А сколько раз за этот период повышались тарифы на железной дороге, можно подсчитать? Другой пример - идущая сегодня проверка «Новосибирскэнерго». Об окончательных результатах говорить преждевременно - по самым оптимистическим прогнозам она завершится в конце мая, но уже сейчас можно сказать, что финансовых нарушений там достаточно.

- А когда закончите ревизию, сообщите о ее результатах?

- «Вечерке» в первую очередь.

- Проверки таких монстров наверняка требуют много времени...

- Да, иные ревизии длятся по полтора-два года.

- Вот даже как! А к примеру?

- К примеру, строительство международного терминала в Толмачево. Помните эту эпопею? Трудная была проверка: и следователей, помню, отстраняли, и фирм фигурировало много - само Толмачево, акционерное общество «Толмачево», «Транссибавиа», «АТТА», конкретных виновников тоже было много. Но, слава Богу, дело до суда все-таки дошло.

А бывает, что ревизия длится не так долго, но ревизоров привлекается много. Например, недавняя проверка исполнения областного бюджета прошлого года. В ней было задействовано около 70 наших ревизоров - считай, половина всего коллектива.

- Кстати, это же, кажется, вообще первая проверка КРУ исполнения бюджета области?

- Вообще-то была еще одна, когда губернатором стал Виталий Петрович Муха, но она была локальной. Ему уже точно было известно, какие статьи надо проверить после прежнего главы, мы их и проверяли. А такая глобальная проверка, действительно, первая. Это правительство решило проверять исполнение бюджета в дотационных областях. А наша область, как это ни парадоксально при ее огромном научно-промышленном потенциале, относится к дотационным.

- Интересно, а как она проходила? Были ли со стороны губернатора особые пожелания?

- Были, конечно. И даже не пожелания, а указания. Но не нам, а своим подчиненным. И они их выполняли точно: все документы в любом структурном подразделении нам выдавались без каких-либо проволочек, и вообще проблем не было никаких. И это несмотря на то, что по результатам ревизии мы отправили в Минфин отчет с достаточным количеством замечаний.

- Кстати, о «пожеланиях». Как часто к вам с ними обращаются?

- Да, сколько угодно. Обращаются не только ко мне. Но у меня есть правило: когда в КРУ приходит новый человек, мы с ним обязательно обсуждаем эту тему. И я ему говорю: «Во время проверок ты будешь видеть ведомости по зарплате, в которых суммы в десятки, а то и в сотни раз превышают твою. Не тушуйся и не подвергайся соблазнам, которые могут возникнуть. Тебе могут предложить посидеть в ресторане, либо помочь с путевкой на престижный курорт, либо отремонтировать квартиру. Приходи ко мне, мы все обсудим». В принципе, ничего предосудительного в ремонте квартиры нет, но при трех непременных условиях. Первое - обязательное заключение с этой фирмой договора на ремонт. Второе - стоимость его, конечно же, будет ниже, чем обычно в этой фирме, но чтобы она ни на копейку не была ниже себестоимости работ! Третье - заключать договор следует только после проведения ревизии. Да, есть еще и четвертое - обязательно надо требовать квитанции об оплате всего и хранить их, можно сказать, вечно.

- А были ли случаи, когда кому-то из ваших сотрудников не удалось избежать соблазна?

- К сожалению, да. Единичные, но были. Естественно, нам приходилось с ними тут же прощаться. Причем правило тут достаточно жесткое. Если пошли слухи, мы пытаемся выяснить их источник. Но даже если его найти не удается, вряд ли этот человек будет у нас работать и дальше. Как говорится, нет дыма без огня.

- Действительно, не слишком ли круто?

- Иначе нельзя. Слишком деликатным делом мы занимаемся, чтобы дать повод людям сомневаться в наших неподкупности, твердости и профессионализме.

- А по каким критериям Минфин оценивает работу региональных КРУ?

- Их несколько: количество ревизий, сумма выявленного ущерба, сумма возмещения ущерба и т. д. - в целом по управлению и в среднем на одного ревизора. Мне кажется наиболее показательным сумма возмещенного ущерба. Ну, что такое, скажем, количество ревизий? Нет ничего проще: направил всех ревизоров по более легкому пути - в десятки бюджетных учреждений - вот вам и рекорд! А возмещение ущерба - это реальные деньги, возвращенные государству. Если хотите, это показатель окупаемости нашей службы. Так вот, в 2001 году мы окупили себя более чем в 70 раз. Расходы на управление составили около 14 миллионов рублей, а возмещено всего один миллиард 920 миллионов, в том числе в федеральный бюджет - один миллиард 879 миллионов. То есть процент возмещения в федеральный бюджет составил 90 процентов. В среднем по России он равен 15-18 процентам. Есть области, где этот показатель соответствует двум-трем процентам. В Чечне, кстати говоря, вообще нулю. Ну, вы понимаете, да?

...А беседа наша прервалась с появлением секретаря. «Сергей Юрьевич, вы не забыли о встрече с ФСБ?». Я понял, что время беседы истекло, все-таки ФСБ - солидная, уважаемая контора и мелкими делами не занимается. Как, впрочем, и КРУ.

Резонанс
Новости
Номерные знаки по новому ГОСТу начнут выдавать в России с 1 января 2019 года, говорится в приказе Росстандарта. Изменения в первую очередь затронут мотоциклетные номера – они станут меньше в размерах. Знаки для праворульных авто примут форму, приближенную к квадрату.
Незаконные действия при переезде в Австрию стали поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Натальи Юрченко – супруги бывшего губернатора Новосибирской области Василия Юрченко, который ранее также получил приговор.
Лягушку с необычайно ярко-желтым окрасом встретили на улице жители Новосибирска.   Специалисты предположили, что земноводное мимикрировало под цвет осенних листьев.
На Михайловской набережной Оби появится «Комната запахов». Так архитекторы проекта называют небольшую площадку под открытым небом, которая находится в парке «Городское начало». Вокруг нее высадили ароматные растения.
Новосибирская команда рискует установить антирекорд КХЛ. За восемь первых матчей команда не набрала ни очка. В клубе поменяли главного тренера, расстались с несколькими игроками, однако все тщетно. В чем причины ужасного старта – в материале VN.ru.

Отец шестерых малолетних детей ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности по их воспитанию, не заботился и часто избивал. Именно горе-родитель признан виновником пожара, который унес жизни его детей. После трагедии циничный папаша сбежал в Москву для участия у телешоу.