Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Ни праздник, ни прошлое отнять нельзя

03.05.2002
Старшее поколение журналистов до сих пор не забывает, что 5 мая - День печати. Это был настоящий праздник.В праздновании всегда активное участие принимали журналисты «Вечерки». В том числе и Ольга Владимировна Семко. «Вечернему Новосибирску» 1 марта 2003 года исполняется 45 лет. Ольга Семко, тогда еще начинающая журналистка, принимала участие в подготовке первого номера нашей газеты.
Для Ольги Семко существует только один День печати - 5 мая. Фото Бориса БАРЫШНИКОВА

 Традиции - вещь довольно упрямая. Они трудно рождаются, но, сложившись, очень редко умирают даже под давлением обстоятельств. Одни уходят из жизни с людьми, с поколением, другие живут тысячелетия.

Старшее поколение журналистов до сих пор не забывает, что 5 мая - День печати. По старому стилю нашей жизни, так сказать, 5 мая 1912 года родилась газета «Правда».

Новый День печати, назначенный в честь выхода первого номера петровских «Ведомостей» на 13 января, пока приживается с трудом.

Старый журналистский профессиональный праздник был, конечно, изрядно идеологизирован. Ну еще бы: печать - приводной ремень партии! И все-таки это был настоящий праздник. Сначала где-нибудь в клубе Октябрьской революции или в Доме актера доклад, с которым выступал кто-нибудь из руководства Союза журналистов. Потом награждения и, разумеется, буфет. Это - святое дело.

В праздновании всегда активное участие принимали журналисты «Вечерки». В том числе и Ольга Владимировна Семко. «Вечернему Новосибирску» 1 марта 2003 года исполняется 45 лет. Ольга Семко, тогда еще начинающая журналистка, принимала участие в подготовке первого номера нашей газеты.

- Ольга Владимировна, вы до сих пор отмечаете День печати 5 мая?

- А иного для меня пока не существует.

- Но ведь тот праздник отмечали в день рождения «Правды»?

- А что плохого нам сделала газета «Правда»?

- Как получилось, что вы оказались в «Вечерке»?

- Окончила Томский университет. Вышла замуж и с мужем приехала в Новосибирск. Искала работу. В райкоме, а я была уже членом партии, мне подсказали, что организуется городская газета. Решила попробовать. Оставила в редакции свои документы. Меня пригласил на беседу Павел Александрович Пономарев, первый редактор газеты, и говорит: «Мне понравилось, как грамотно и емко вы написали свою автобиографию. Могу предложить вам должность литправщика». Так с 10 февраля 1958 года, за 18 дней до выхода первого номера «Вечерки», я оказалась в штате редакции.

Заместителем редактора был Абрам Ушерович Китайник. Ответственным секретарем - Владимир Алексеевич Мищихин. Журналистский коллектив был собран классный. Мищихин научил меня макетировать. Абрам Ушерович с самого начала говорил, что нет такого материала, который нельзя было бы сократить. Они и были моими первыми учителями.

Отделом информации заведовал Сергей Николаевич Стрижов. У него были колоссальные связи по городу. Это был высочайший мастер репортерского дела. Помню, у него была поговорка: неумело приготовлено, да красиво подано. Он мог подать любой материал очень изящно.

К сожалению, никого из них нет уже в живых.

- Что за атмосфера тогда была в коллективе?

- Без преувеличения - это было прекрасное время. Газета сразу пошла очень хорошо. Атмосфера в коллективе и Пономаревым, а потом и Гординым тщательно культивировалась. Смело могу сказать - это была атмосфера большой семьи.

- Видимо, сказывалась сама обстановка того времени?

- И это есть. Город бурно развивался. Рос Академгородок. Настроение в обществе было приподнятое.

- А потом пресс партийного контроля все же усиливался?

- Может быть. Но мне кажется, что мы этого не ощущали. Мы служили делу искренне. Кривить душой не приходилось, в отличие от сегодняшнего дня, когда журналистика сплошь и рядом становится наемной. Я, во всяком случае, никогда не ощущала какого-либо гнета. И очень любила свою работу.

- Но ведь приходилось же писать статьи за секретарей горкома, за других руководителей?

-Приходилось. Но, во-первых, это обычно делалось на основе докладов, каких-либо материалов. Мы были хорошо информированы. А во-вторых, ты проникался уважением к человеку, с которым в данный момент сотрудничаешь. Как правило, это были высокопрофессиональные и порядочные люди.

- Вам наверняка не раз приходилось бывать на предприятиях, когда вы работали в отделе промышленности. Как относились к корреспондентам в то время?

- Отлично. Помню, когда я пришла на «Сибсельмаш», то лично его директор Котов показал мне закрытые оборонные цеха. Те же отношения у журналистов были и с рабочими, и с итээровцами. Во всяком случае, я не помню ни одного факта отказа в получении информации.

- А если выходил критический материал?

- На критику положено было реагировать. Вы, наверное, помните различного рода полосы действенности, материалы под рубриками «Газета выступила - что сделано?» и тому подобное. При этом, если мы получали отписку, то выступали еще более резко. Действовало.

- Вы много лет руководили отделом писем. Что значила для вас эта работа?

- Для многих из нас работа определяла смысл жизни. Как, впрочем, и во все времена было. А работа с письмами была очень тяжелой. Десятки тысяч писем и жалоб в год. Тысячи встреч с людьми. Практиковалась и такая форма работы, как общественные приемные. Это была очень кропотливая и тяжелая работа. Каждое письмо строго фиксировалось, изучалось. И либо мы отправляли его в какую-нибудь инстанцию для принятия мер, либо корреспондент сам выезжал на место и разбирался в ситуации. А потом писал материал. Мне кажется, что с точки зрения профессионала это были наиболее ответственные публикации.

Учет писем и принимаемых по ним мер был строжайший и жестко контролировался партийными органами. За небрежную работу с письмами читателей запросто можно было потерять работу. Что, к сожалению, и случалось. И мне, право, как-то даже диковато, что сейчас редакционная почта почти исчезла. В редакциях в лучшем случае ею занимаются по одному человеку. То есть, я думаю, исчезла одна из главных составляющих прессы вообще - система обратной связи. Мало тут что зависит от конкретных коллективов. Разобщено общество. Вот что главное. Единого общественного организма просто не существует. Нередко издания работают в какую-то пустоту. Я помню, как редактор «Вечерки» Анатолий Викторович Гордин тщательно отслеживал ход распространения газеты и заставлял нас делать то же самое. Регулярно ему из киосков «Союзпечати» предоставляли информацию о том, как реализуется «Вечерка» в каждом отдельном киоске. И он заставлял нас выяснять, в чем причина, если газета «легла».

- Нечто подобное, то есть анализ реализации, мы предпринимаем сейчас тоже. Но как, по-вашему: почему пресса перестала быть столь массовой, как прежде? Когда за «Вечеркой» выстраивались очереди...

- Более того, если газету вовремя не подвозили в киоски «Союзпечати», то в редакции тут же начинали звонить телефоны: почему? И мы всегда разбирались в ситуации. Но я уже говорила, что само время было другое. Газеты стоили копейки. А не как сейчас, когда стоимость издания приравнивается к булке хлеба, а то и вдвое выше. И многие газеты просто дискредитируют прессу вообще. Ей перестают верить.

- Но должен сказать, что и сейчас еще нередко в «Вечерку» обращаются люди как в последнюю инстанцию.

- И слава богу. Значит есть еще надежда, которая умирает последней.

- Вас не томила мысль, что за свой труд вы в сущности получали копейки?

- Мы никогда не думали об этом. То есть о хлебе насущном мы, конечно, думали. Но общество действительно было довольно ровным. И в общественном сознании превалировала духовная жизнь. Достать билет на спектакль театра Вахтангова для многих было важнее, чем достать талон на машину. У нашего поколения журналистов мало что осталось материального. И мы на пенсии вынуждены сейчас все подрабатывать, чтобы просто выжить. Это ненормально. Но у нас, стариков, осталось такое прошлое, которое у нас никто не отнимет. Оно было в целом прекрасно.

Резонанс
Новости
12.11.2018 ЖКХ. ДОМ
15 человек эвакуировали из помещений поликлиники и продуктового магазина в Новосибирске спасатели. Путь людям преградила вода, хлынувшая в результате коммунальной аварии, сообщает ГУ МЧС по Новосибирской области.

Вместо диалога - конфликт, вместо интервью - силовые действия. Корреспонденты ОТС работали в пятницу, 9 ноября, над репортажем об отсутствии отопления в одном из многоквартирных домов в селе Верх-Тула. Люди там три недели мерзли, столбик термометра в квартирах не поднимался выше 14 градусов. Но, видимо, неудобные вопросы коммунальщикам не понравились.
Питание – это фундамент, на котором строится все лечение, уверены в госпитале ветеранов войн №3. С момента, как медучреждение возглавила главный диетолог Новосибирской области, здесь не только оздоравливают, но и вырабатывают правильные пищевые привычки.
Финальную тройку претендентов на то, чтобы его именем назвали аэропорт Толмачево, назвали в Новосибирске. Основателя Сибирского отделения АН СССР Михаила Лаврентьева в шорт-листе не оказалось.

Два крупногабаритных транспортных средства не поделили дорогу утром 13 ноября в центре Новосибирска. Автобус маршрута №18 протаранил попутный троллейбус №5.
Открутив от костыля ручку, в которую был вмонтирован клинок, мужчина накинулся на сотрудника Росгвардии. Так он попытался избежать ответственности за распитие в магазине неоплаченного алкоголя.