Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Имена на каменных страницах

08.05.2002
Боль жива в людях не только, видимо, потому. что она рядом. До сих пор она хватает за сердце и тех, кто приносит цветы на солдатские могилы и сюда, к Монументу, каменные страницы которого хранят тысячи имен, и тех, через судьбы которых она прошлась жестоким рикошетом осколков войны. Они не знали эрзацев ни в жизни, ни в поступках. И их никто и никогда не убедит, что сейчас можно и даже нужно жить по-другому.

В День Победы у Монумента Славы

 - Как вы думаете, почему сюда в последние годы все больше приходит людей? - спрашивал я у тех, кто приходит к Монументу Славы воинов-сибиряков. У ветеранов с орденскими планками, и у тех, кто просто приносит сюда цветы, и у совсем молодых.

Немолодая женщина в простенькой кофточке и платочке, в стоптанных туфлях объясняет:

- Пришли с сестрой к нашему отцу. Вон там, на стене, наша фамилия. А сам он под Белгородом. Но мы однажды собрали денег, поехали и нашли братскую могилу, где отец похоронен.

- А как же мама?

- А мама здесь, на Клещихе.

- Вы помните начало войны?

- А как же! Нас было в семье пятеро ребятишек. Жили в Затоне. Воя какого-то особого не было. Но мама понимала: это конец хоть какому-то счастью - нормально жить, работать.

- И как же вы выжили?

- А как все! Учебу пришлось бросить. Так у меня три класса и осталось. Картошку садили, корову пасли. Мама работала там, где хоть что-то платили.

Немолодые мужчина и женщина. Оба - с орденскими планками.

- Вы из Новосибирска?

- Я - да. Она - томичка. Нас призвали с первого курса Политеха. Ушла вся группа, включая девчонок. Вернулись только мы двое. Вот и ездим друг к другу в гости по очереди.

Одинокая женщина на скамейке объясняет:

- Стоять тяжело. А уходить не хочется. Здесь из нашей Сибирской добровольческой дивизии вон их сколько на стене! И я бы там могла быть! - показывает искалеченную руку. - Я сама из Барнаула. Там и сейчас живу. А вот к своим ребятам свидеться тянет, приезжаю.

С каждым годом в этот день у Монумента все меньше седых участников войны и все больше тех, кто знает о ней только по рассказам своих да из книг.

Они прямо не отвечали на мой, в общем-то, довольно наивный вопрос. Они не философы, не публицисты, не социологи не профессиональные иссследователи нашей социальной жизни. Они просто русские советские люди. И останутся таковыми, видимо, уже навсегда.

Парни в форме, многие с орденами Мужества на гимнастерках, держатся гордо и несколько особняком у плит, где имена павших «афганцев» и «чеченцев».

Эти на разговоры не шибко-то охочи.

- Помяни с нами! - и протягивают стакан.

Боль жива в людях не только, видимо, потому. что она рядом. До сих пор она хватает за сердце и тех, кто приносит цветы на солдатские могилы и сюда, к Монументу, каменные страницы которого хранят тысячи имен, и тех, через судьбы которых она прошлась жестоким рикошетом осколков войны. Они не знали эрзацев ни в жизни, ни в поступках. И их никто и никогда не убедит, что сейчас можно и даже нужно жить по-другому. Это их своеобразный праздничный протест против многого того, что происходит сегодня.

Это ОНИ начинали свои письма домой стихами Симонова: «Жди меня, и я вернусь...», но это были и их стихи, потому что они жгли их душу и заставляли рыдать их любимых в далекой Сибири.

Власть опоминается. И она стала делать для НИХ больше прежнего. Не только материально. Главное, после безумных 90-х о НИХ вспомнили как о духовном стержне общества. А что страна и народ без духовного стержня?

Один мой родственник-фронтовик пошутил:

- О! О нас стали заботиться! Пенсию приличную дали! Мы же выросли в цене - нас теперь поштучно пересчитать можно!

Как всегда, шутка с горчинкой правды. Но все-таки главное не в этом. Общество просыпается. А значит, просыпается и страна.

Резонанс
Новости
Самой красивой девочке России, которая живет в Новосибирске, сломали нос на уроке физкультуры. Мать ребенка возмутил тот факт, что ее дочери не оказали никакой помощи.
В избиении учеников обвиняют директора сельской школы под Колыванью. Адвокат бывшего директора утверждает, что в деле есть обратная сторона: его подзащитный, назначенный «варягом» в сельскую школу, сам стал жертвой интриг в женском педагогическом коллективе. Бывшему директору, недавно награжденному медалью ГУФСИН, теперь грозит внушительный срок.
Показательный снос незаконных построек устроили в Новосибирске. Как показывает практика, автомойки и шиномонтажки в частном секторе организуют сами жильцы, возводят целые предприятия, только ни с кем не согласовывают.
Этот район можно назвать особенным: на карте области трудно найти другое такое место, которое бы привлекало столько туристов. Но, по словам главы Сузунского района Лилии Некрасовой, живут здесь не только туризмом, хотя эта отрасль весьма перспективна. В районе производят зерно и молоко, перерабатывают сельхозпродукцию, развивают социальную сферу и верят в будущее.
На 25% увеличат размер страховой пенсии неработающим гражданам, живущим в сельской местности и имеющим сельскохозяйственный стаж не менее 30 лет. Новый закон предусматривает перерасчет фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности неработающим пенсионерам. Об этом сообщает ОПФР по Новосибирской области.
Значительно вырастает количество аварий и травмированных на улицах новосибирцев во время сильного гололеда. В связи с этим МЧС рекомендует тщательно выбирать маршрут следования, брать с собой все необходимое на случай непредвиденной ситуации и выбирать правильную обувь.