Новосибирск
08.05.2002 00:00:00

Фото из журнала "Огонек"

 Матери уже всплакнули над первыми письмами новых рекрутов - 200 новосибирцев из весеннего призыва уже в учебных частях Сибирского военного округа. Около двух тысяч человек, призванных военкоматами области, ждут отправки со дня на день. Весенний призыв в самом разгаре.

- Всего на воинскую службу этой весной будет призвано около 3,5 тысячи человек, - говорит заместитель военного комиссара области Николай Макаренко. - Цифра стабильная последние три года. Постоянно и то, что примерно половина призывников остается служить на территории Сибири и Забайкалья. Хотя есть и новое. В соответствии с изменениями, внесенными в статью 24 Закона о воинской обязанности, теперь отсрочка до двадцати лет распространяется на юношей, обучающихся в средних учебных заведениях. Еще недавно, бывало, вместе с органами образования приходилось решать вопросы относительно восемнадцатилетних парней, которые учились в одиннадцатом классе. С переходом на 12-летнее обучение таких будут уже не единицы. В ту же 24 статью внесены уточнения относительно обучающихся в колледжах и вузах. Если они отчислены за нарушения дисциплины, про отсрочку им придется забыть.

С прошлого года наши призывники не поздоровели. Призывные комиссии и сегодня констатируют: из юношей призывного возраста годных к воинской службе всего 57 процентов. Среди забракованных медицинскими комиссиями по-прежнему велико количество парней с нехваткой веса. Лучше за последние годы мы, увы, жить не стали. Но еще больше медиков тревожит набирающая силу олигофрения. Тут усиленным питанием не поможешь. Третья причина - наркотики. Несмотря на то, что по поводу каждого из призывников делается запрос в наркологический диспансер, через 2-3 месяца на сборных пунктах наркоманы все равно выявляются. Так что к просьбам родителей взять парня в армию в военкоматах теперь относятся очень настороженно. Очень часто для испробовавших уже все средства домашних это способ вырвать парня из нежелательного окружения. Понимаем, говорят в военкоматах, но армия воспитывает, а не лечит.

С прошлого года наши призывники не поздоровели
 Впрочем, насчет воспитания тоже довольно проблематично. Сегодняшняя армия, с укоренившейся дедовщиной и опасностью «загреметь» в Чечню, скорей превратилась в школу выживания. Иначе вряд ли было бы столько желающих «откосить» от нее. Число уклоняющихся от службы в Вооруженных силах сегодня составляет в России гигантскую цифру - 25-30 тысяч человек. Сколько к ним прибавится в нынешний призыв, будет известно позже. Пока военкоматы дают данные только прошлого года. По ним только в нашей области в длительном розыске находятся около 300 человек. Шесть дел в 2001 году было передано в суд. Совсем недавно в Краснозерском районе один из таких закоренелых «уклонистов» был осужден на полтора года условно. Но даже и теперь парню от службы в армии не уйти.

Аргументировать отказ от службы идейными причинами, тем, что им не позволяют держать в руках оружие религиозные убеждения, не так просто. Четырнадцать молодых ребят, попытавшихся сделать это в прошлом году, тоже причислили к «уклонистам». Документы на них были переданы в правоохранительные органы.

Заявления о свое желании проходить альтернативную службу нынче подали всего двое. Что, в общем, естественно. Закон об альтернативной службе в Госдуме прошел только первое чтение, и когда будет наконец-то принят - непонятно. Слишком много вокруг споров, в том числе и по поводу четырехлетнего срока альтернативной службы. Заместитель облвоенкома Николай Макаренко, которого я спросила об этом, - «за», как и подавляющее большинство военных.

- То, что альтернативная служба должна быть, - бесспорно. У человека всегда должен быть выбор. И не только у тех, кто отказывается от службы по идейным убеждениям. Для них и прежде была альтернатива в качестве, например, того же стройбата. То, что альтернативная служба должна быть более продолжительной, совершенно определенно. Солдаты живут в казармах все 24 часа. Два года. Альтернативщики будут работать по восемь часов при пятидневной неделе. Считайте сами. Здесь тоже должна быть справедливость. В конце концов, солдат с ружьем для страны важней альтернативщика с «уткой». Уверен, вопрос об альтернативной службе не стоял бы так остро, если бы правительство больше занималось проблемами армии.

Примерно такая же позиция относительно альтернативной службы (но не ее сроков) у Комитета солдатских матерей России. Только более категоричная.

- Обсуждавшийся в Думе проект закона скорей скомпрометировал саму идею альтернативной службы, - считает руководитель Новосибирского отделения Комитета Римма Белик. - Предлагая ее в свое время, мы защищали не столько тех, кто отказывается служить из-за религиозных убеждений. Их не так много. Проблема с ребятами, которые по своему психическому здоровью просто не вынесут казармы. Они там физически погибают, возвращаются инвалидами. Как можно брать в армию мальчика с проявляющимися наклонностями к суициду или с психопатическими реакциями? Таких там или забивают, или они бегут из части, со всеми вытекающими последствиями. Решать, кому идти на альтернативную службу, должны прежде всего психологи и психиатры.

На мой вопрос о нарушениях во время призыва, которыми родители обычно заваливают Комитет солдатских матерей, Римма Александровна ответила кратко: «Сегодня их не так много. Пока набирают элитные части и спецподразделения, куда отправляют ребят с хорошим здоровьем. К концу призыва, когда начинают грести всех подряд, повалят и жалобы».

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей