Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Как сапожник с горкомхозом «бодался»

05.06.2002
Нэповское десятилетие историки не очень жаловали, предпочитая красочно описывать успехи первых пятилеток. Но именно при НЭПе центр Сибири переместился в Новосибирск. Десятки частных магазинов, сотни кустарей со всевозможными патентами - помним ли мы сегодня об этом? Почти нет, а зря: для нас, сегодняшних, время было поучительное.

75-летию первой новосибирской «крыши» посвящается

И такие «нэпманы» были в 20-е годы в Новониколаевске. На фотоснимках из архива - торговцы с базарной площади Новониколаевска

 История, как учил смешанный ныне с грязью Маркс, повторяется дважды: в виде трагедии и в виде фарса. Но не исключена и обратная последовательность.

Чем глубже ныряешь в документы по истории нашего города, тем больше иной раз чувствуешь: то, что мы видим сегодня, уже было, было, было... И гражданская война - тогда с Колчаком и тамбовскими мужиками, сегодня с мужиками чеченскими. И пережитая нами озверевшая инфляция: пять лет назад получка в сотнях тысяч рублей измерялась, восемьдесят лет назад - в миллионах. И капитализм мы уже проходили, причем не только при царе, а и при советской власти: его основы при социализме под названием НЭП, то бишь новая экономическая политика, формулировал лично Ленин.

Но между нашим предпоследним и последним капитализмом есть немалая разница. Тогдашнее советское государство в отличие от нынешнего российского любой, пусть самой суровой ценой рвалось вперед. И в те годы можно было жить, как сегодня, проедая то, чем природа на много лет вперед снабдила нашу территорию. Бензин тогда уже входил в моду, донбасским угольком немалая часть Европы грелась... Но задача ставилась иная: догнать, перегнать и выйти в мировые лидеры. И отнюдь не как сегодня - «через пятнадцать лет, если повезет, достигнуть уровня Португалии» - а прямо и непосредственно: встать в один ряд с ведущими странами мира.

И тут-то помог капитализм. Нэповское десятилетие историки не очень жаловали, предпочитая красочно описывать успехи первых пятилеток. Но именно при НЭПе центр Сибири переместился в Новосибирск. Именно тогда прокладывалась первая дорога города до ближайшего карьера в Мочище, давшего толчок к строительству благоустроенных дорог и улиц. Первые автобусы, появившиеся на улицах сибирской столицы, были частными, равно как и большинство лошадей и пролеток, составлявших основу транспорта тех лет. Десятки частных магазинов, сотни кустарей со всевозможными патентами - помним ли мы сегодня об этом? Почти нет, а зря: для нас, сегодняшних, время было поучительное.

Из постановления Новосибирской окружной прокуратуры от 13.12.1926 года:

«Рассмотрев жалобу гр. гр. Утюмовой, Мельникова, Чуриной, Власова и переписку горкомхоза, нашел, что указанные граждане произвели самовольную застройку по берегам реки Каменки. Впоследствии их участки были включены в число плановых. Однако горкомхозом по причинам формального порядка договоры с фактическими владельцами участков не были заключены. Участки были переданы другим лицам, а возведенные указанными гражданами постройки предписали снести. В частности, гражданке Утюмовой, имеющей постройку на участке N 13 квартала N 34, было отказано в закреплении участка на том основании, что она собирает тряпье и торгует им на базаре...»

Иногда одна маленькая бумага высвечивает для потомков куда больший срез жизни, чем солидный научный труд. Ведь именно так и строился город Новосибирск эпохи первоначального накопления населения: приходил человек, столбил, как в свое время старатель на Аляске, участок на берегу речки Каменки или Ельцовки, возводил нехитрый сарай или просто землянку, а потом...

А потом в действие вступали Змей Горыныч и Кощей Бессмертный всея Руси в одном лице - чиновник. Отметим, что паспортов в СССР в двадцатые годы не было, равно как и прописки. Тем не менее зависимость простого советского гражданина от кабинетных деятелей всех мастей была тотальной - как, впрочем, и простого российского гражданина сегодня. Не нашел ключик к соответствующему кабинету - и получил резолюцию типа «вас здесь не стояло»: гуляй, Вася, и строй новую землянку в новом месте, авось, ее утвердят...

Впрочем, если приглядеться к фигуре чиновника ТОГО капитализма, то персонаж получится весьма любопытный. Это отнюдь не замшелый бюрократ типа киношного Бывалова - тогдашнему начальнику Новосибирского горкомхоза товарищу Щукину город обязан многими толковыми решениями по жилью, дорогам и транспорту. И это не лощеный деятель нынешней эпохи, ворочающий в кабинете авторучкой, а за пределами кабинета - состоянием, не всегда укладывающимся в скромную зарплату, как принято говорить, по месту основной работы. В городском архиве сохранилось заявление гражданина Щукина - того самого! - с просьбой о материальной помощи. И резолюция на нем положительная - в связи с многосемейностью просителя и обследованными авторитетной комиссией весьма скромными условиями проживания: 7 человек в маленькой двухкомнатной квартирке без удобств.

Чиновник поры НЭПа - это классический образ коровы на коньках. Это ежедневная шизофрения на рабочем месте - как быть? С одной стороны, партия и ЦК предписывают давить буржуев и заботиться о пролетариях - понятно. Но, с другой стороны, что возьмешь с пролетария тех лет, если у него, как говаривали тогда, «в одном кармане вошь на аркане, а в другом - блоха на цепи»? Выходит, как ни крути, что именно растреклятые буржуи в лице нэпманов и кустарей - те самые основные плательщики в небогатый городской бюджет, которых не то что изничтожать как класс, а на мозолистых руках носить надо.

И так день за днем, как тот богатырь у покрытого надписями булыжника на распутье... Недодавишь социально чуждых - партбилет на стол и с вещами на выход. Переусердствуешь в давлении - соси потом лапу с финансовой тоски, как медведь в берлоге, с той же перспективой. В общем, впереди - светлое будущее, позади - небо в клеточку: повел народ не той дорогой, и пеняй на себя впоследствии где-нибудь на Соловках долгими зимними вечерами в бараке. Не случайно коммунальное хозяйство тех лет входило в систему НКВД - эту устрашающую аббревиатуру тогда не надо было расшифровывать. Вот и крутился новосибирский бедолага-чиновник ровно три четверти века назад обским карасем на милицейской сковородке...

Из записки заведующего горкомхозом тов. Щукина в окружную прокуратуру: «В ответ на ваше постановление от 13.12.1926 сообщаю, что гражданка Утюмова - бывшая крупная домовладелица г. Перми, имела 2 мельницы и ломовую биржу. Муж Утюмовой - контрреволюционер, находится в Харбине (Китай), где занимается торговлей. Данные на гр. Утюмову удостоверены 4-мя гражданами. На основании их заявления комиссия горкомхоза приняла решение отказать гр. Утюмовой в закреплении участка».

На фотоснимках из архива - молочница с базарной площади Новониколаевска
 Вот так, четко и по-классовому, на основе базы данных стукачей-сигнальщиков - ну, не было тогда иных компьютеров в мэрии, что поделать... Деятельница мелкого бизнеса (торгует на базаре!), муж - китайский «челнок», не разделяющий официальную идеологию, - гнать таких поганой метлой с нашей советской речки Каменки! И на сей раз действительно повезло - прокурор согласился с аргументами предка нынешней мэрии, и гражданке Утюмовой было отказано окончательно. Куда она с такой биографией делась дальше - история умалчивает, но скорее все-таки в солнечный Магадан, а не на хмурые Канары...

Впрочем, не все сходило чиновнику той поры так гладко. Ибо именно тогда теснимый в угол классово чуждый частный бизнес изобрел современное понятие «крыша». Сохранилось и имя одного из первопроходцев этого дела - хоть ставь ему сегодня памятник в честь семидесятипятилетнего юбилея изобретения.

Жил в Новосибирске 1927 года на улице Потанинской в доме номер 22 небогатый частник. Фамилия самая что ни на есть русская - Дурай, имя-отчество иностранные - Вильгельм Войцекович. Профессия - сапожник. Источник существования, он же рабочее место - киоск-будка в самой престижной точке города на углу родной Потанинской и Красного проспекта. Аккурат там, где впоследствии была построена «свечка» обкомовской гостиницы, ныне отеля «Октябрьский».

Жил товарищ-господин Дурай, не тужил, сапожничал помаленьку на радость новосибирцам, пока не приключилась в его жизни беда. Тот же самый горкомхоз мэрии в лице товарища Щукина решил, что частным киоскам на главной улице города не место (ничего из сегодняшней жизни не напоминает, а?). И предписали господину сапожнику съехать с облюбованной им точки в 24 часа по-хорошему - дескать, архитектурное решение у будки не то, и вообще светлое будущее сапожного ремесла не за дураями-одиночками, а за крупными специализированными предприятиями типа Домов быта.

Но заупрямился частник, права качать начал - дескать, капитализм у нас, как его завещал великий Ленин, опять же демократия и так далее. Ну, коль ты так, то и мы так - подловила тогдашняя налоговая полиция в лице окрфинотдела несговорчивого киосковладельца на несвоевременной уплате налога за будку в размере, страшно подумать, аж 11 рублей 70 копеек. И мало того, что будку снесли под корень, так еще и судебных приставов, по тогдашнему, исполнителей прямо на дом пригнали - чтобы знал, буржуй недорезанный, как бодаться с городской властью.

Выписка из документа городского архива, фонд 331, опись 1, дело 37, лист 11: «Горкомхозом с торгов 13.02.1927 года были проданы вещи гр-на Дурая в следующем виде: граммофон с рупором и тумбочкой за 2 р. 50 коп., стол черный туалетный за 2 р. 50 коп., кушетка за 1 р. 50 коп. И часы стенные за 5 р. 20 коп., которые, как говорит Дурай, я бы не отдал и за 30 рублей...»

В общем, чиновничий наезд в натуре - ободрали мужика, как последнюю городскую липку, и лишили источника существования. И не по понятиям, а по закону - комар носа не подточит. Нынешнему коммерсанту в такой ситуации хоть «братков» по «мобиле» организуй на стрелку, хоть киллера для поганца-чиновника на последние «баксы» нанимай - словом, есть варианты. А коммерсанту тогдашнему? «Стрелки» еще не изобретены. «Братки» новосибирские - не шкафы восемь на семь в «Адидасе», а так, мелкая фиксатая шпана: ну куда ей с горкомхозом тягаться? «Баксов» - ноль, да и рынок киллерских услуг не развит, не то, что сегодня. Словом, хоть топись в речке Обь от болотной тоски...

Но не зря говорят мудрые китайцы: «Кошка, загнанная в угол, страшнее тигра». Нашел-таки наш герой гениальное решение - то самое, что мы сегодня именуем «крышей»! Единственный «навес» для «стрелок» бизнеса тогдашнего и один из самых могучих для бизнеса сегодняшнего - угадали, он самый, милицейский.

Из письма помощника уполномоченного ОГПУ по Сибири в Новосибирский горкомхоз от 10.06.1927 г. «У гр-на Дурая описано имущество. Он по социальному положению - рабочий, вынужденный заниматься сапожничеством, живет на квартире, работы у него было мало, а зимой был безработным. Описанное вами имущество продано с торгов, на которых исключительно присутствуют одни спекулянты. По этим причинам считаю, что такие поступки горкомхоза и облфинотдела крайне невыгодны с политической стороны, и предлагаю принять к виновным соответствующие меры».

И шарахнула такая бумага ровно 75 лет назад по муниципальным зажимщикам капитализма почище нынешнего гранатомета - только щепки от руководящих кресел полетели. Буквально через пару недель под всеми документами Новосибирского горкомхоза поменялись начальственные фамилии. Бывшему рабочему с разорившегося еще в начале двадцатых годов заводика спешно вернули его малый сапожный бизнес - как говорится, от ОГПУ с его политической стороной подальше. Ну, а спекулянтов с торгов, по слухам, вскоре отправили строить Беломорканал - отныне на торгах присутствовали только идейно сознательные товарищи. Словом, полный хеппи-энд и торжество социальной справедливости - как и чаще всего и сегодня при достаточно мощном прикрытии, в погонах или без них.

Чем кончилась эта идиллия? Правильно, индустриализацией с последующей коллективизацией. Но это у нас еще впереди: поживем - ей-богу, увидим.

Резонанс
Новости
На 58 тысяч километров скручивают пробег машин в Новосибирске. У машин 2017 года выпуска скручивают в среднем «всего» 21 547 километров, у «трехлеток» — почти 40 000 километров. Сайт бесплатных объявлений о купле-продаже автомобилей изучил информацию о скрученных пробегах машин, выставленных на продажу.
Юрий Петухов рекомендован кандидатом для назначения на должность первого заместителя губернатора Новосибирской области, Виталий Голубенко – министра финансов и налоговой политики, Ярослав Фролов – министра труда и социального развития регионального правительства. Им предстоит согласование на сессии Законодательного собрания области.

Сразу три маршрута исчезли утром 18 сентября с левобережья Новосибирска. Советский район частично остался без муниципальных маршруток №5, 6 и 7. Минтранс Новосибирской области взял под контроль ситуацию с общественным транспортом, напомнив мэрии о необходимости тщательней информировать горожан об изменениях в движении маршрутов.
Сто крутых призов за креативные фото в день выборов нашли своих законных владельцев. Итогом фотоконкурса от Издательского дома «Советская Сибирь» в Новосибирске стала церемония вручения подарков за творчество, обаяние и изобретательность. Победители раскрыли секреты, как им удалось покорить фотографиями сердца жюри.
В Новосибирске рассказали о сроках осенней охоты 2018 на копытных и мерах для браконьеров, а также о выдаче разрешений на добычу лосей и косуль. Счастливчиков в октябре определит случай. Повезет лишь примерно каждому десятому.
В зоне рискованного земледелия безродное зерно хорошего урожая не дает. Минсельхоз региона направляет миллионы рублей хозяйствам, приобретающим элитный семенной материал. В 2018 году на этот вид господдержки выделили почти на 20 миллионов рублей больше, чем в предыдущем. Доля площадей, засеянных элитными семенами, посто­янно увеличивается, но не так быстро, как хотелось бы.