Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

...Часовые родины стоят

17.07.2002
Реальные пограничники бдительно охраняют условную границу Российской Федерации с Казахстаном, протяженность которой составляет 7,5 тысячи километров, 317 из них приходится на Новосибирскую область. На юго-западе НСО с Казахстаном граничат четыре района: Карасукский, Баганский, Купинский и Чистоозерный.

Реальные пограничники бдительно охраняют условную границу

Протяженность границы Российской Федерации с Казахстаном составляет 7,5 тысячи километров, 317 из них приходится на Новосибирскую область. На юго-западе НСО с Казахстаном граничат четыре района: Карасукский, Баганский, Купинский и Чистоозерный.

Впереди Казахстан. Фото автора

 В 30-тысячном Карасуке с появлением пограничных и таможенных постов жизнь существенно не изменилась, - о ее близости говорит лишь заваленный китайским товаром городской рынок. Привозят его сюда из Казахстана мелкими партиями на легковушках и микроавтобусах. Для такого объема товара пошлина небольшая, а часто ее уплаты и вовсе избегают. Крупные же партии «китайки» по недавно введенным правилам от границы до пункта растаможивания обязаны сопровождать. Такое удовольствие для коммерсантов от границы до Новосибирска стоит ни много ни мало 6 тысяч рублей. Впрочем, редкий сегодня рынок в городах Сибири и других регионов России отличается от карасукского, поэтому эту китайскую примету вряд ли можно назвать приграничной особенностью...

Мое приближение к пограничному посту на окраине Карасука с приготовленным фотоаппаратом вызывает нервозность пограничников. Старший наряда, крепкий молодой парень вежливо, но твердо спрашивает документы и разрешение на съемку. Показываю корреспондентское удостоверение, а вот разрешения, увы, не имеется. Пришлось пожаловать в служебное помещение. Василий связывается по мобильнику с Сергеем Котунцевым, начальником Карасукского погранпоста, а тот уточняет мою фамилию, цель визита, номер командировочного. Просит подождать - проверяют. Понимаю - служба. (Позже выяснилось, что бдительные пограничники дозвонились до редакции в Новосибирске и успокоились).

У Карасука на въезде-выезде проводится досмотр транспорта и осуществляется паспортно-визовый контроль. Легковые машины с пассажирами стоят не более 10-15 минут, очередь у окошка «паспортистки» тает быстро. Посложнее с гружеными КамАЗами: рядом пост ГИБДД и транспортной милиции, которая проверяет вес машин с товаром, - он в большинстве случаев превышает норму, но еще допустим. Перегруз оплачивается в кассу, и дальше - на таможню.

Перед погранпостом в Карасуке
 Из-за нескончаемых дождей в это лето короткую дорогу на Павловку развезло, и груженые «фуры» идут через деревушку Новокарасук, по Студеновской трассе. Здесь, в Карасуке, их скопилось около двадцати.

Вокруг пассажиров и подъезжающих машин вьется и обнюхивает их симпатичный вислоухий спаниель-«наркоман» с жалобными глазами.

- Зарабатывает на харчи? - спрашиваю.

Боец отвечает уклончиво: «Работает». С начала года не было ни одного случая задержания с наркотой - то ли умело прячут, то ли...

Трасса до границы добротная - сплошной асфальт, размеченный и ровный. Вокруг - степи с редкими околками, болота, озера, окультуренные поля, стада коров и лошадей. Предмет особой гордости знаменитого некогда Карасукского лесхоза - большой массив молодых сосенок на песчаной гриве. Таких хвойных борков в районе немало, и только специалисты-лесоводы знают, какого огромного труда стоит акклиматизировать деревья в засушливой Кулундинской степи.

Позади полста километров. Студеное - последнее крупное село перед границей. Оно остается в стороне от трассы, а мы едем дальше, и скоро показывается Новокарасук.

До перестройки здесь шумел и здравствовал совхоз «Сибиряк». Благополучно скончался. Вокруг развалины коровников, брошенных домов, ржавые остовы разломанной техники в высокой траве. Сейчас в деревне хозяйничает фермер, взявший 700 га в аренду. Теперь это - его поместье: поля и красивый коттедж красного кирпича, который смотрится ужасно нелепо среди всеобщего раздрая.

У шлагбаума нас встречают два вооруженных автоматами бойца в камуфляжной форме. Ребята суровые, холодные - родом из Студеного. Моего сопровождающего, начальника Карасукского таможенного поста Владимира Шамрая знают в лицо. Его сотрудник отдает честь и коротко докладывает: «Происшествий нет». За смену через пост, если судить по журналу контроля и регистрации, проследовало 14 машин.

- По правилам любое транспортное средство, пересекающее госграницу, обязано быть зарегистрированным таможенной службой в течение 30 минут, - говорит Владимир Федорович. - Поэтому вслед за пограничниками мы также выдвинулись непосредственно к границе. Здесь в ближайшие дни будет сооружено отдельное помещение и для моих подчиненных.

А пока дежурный сотрудник таможни «живет» в военной теплушке вместе с погранцами. В ней все убранство состоит из печки-«буржуйки», мини-телевизора, топчана с солдатским одеялом, стола и стула. Убого, неуютно, но какая-никакая крыша над головой. Летом хорошо, а вот зимой приходится туго - чтобы поддерживать мало-мальски приемлемую температуру, надо топить без конца, жечь обогреватель.

Фотографировать мне и здесь запретили. Таможенники сослались на начальника пограничного отряда, ставка которого находится в Купино.

Шамрай направляется к казахским коллегам на сопредельную территорию по своим делам. Асфальт кончается. Железобетонная стела с надписью на русском и казахском уведомляет, что дальше раскинулось другое государство - вольная и независимая Республика Казахстан. Только эта стела и дает знать, что где-то здесь вот эту разбитую дождями дорогу пересекает граница, - никакой тебе распаханной земли, полосатых столбов, ограждений, проволоки - по обеим сторонам открытая степь. В обратном направлении никаких атрибутов России нет - на обочине только гаишный указатель: до Новосибирска - 440 км, до Карасука - 54.

Через полкилометра в перелеске расположился пост иностранцев. У села Сулу Агаш добротное кирпичное строение с государственным флагом Республики Казахстан на высоком флагштоке. Крупные парни в военной форме - таможенники, пограничного поста здесь нет. К въезду в Россию готовятся пять

КамАЗов с казахскими и узбекскими номерами. На скамеечке у дома две молодые казашки - видимо, местные, деревенские, в комнатных тапочках и цветастых платьях, что тут делают, только можно догадываться. В комнате дежурного два новеньких компьютера, большой телевизор, нормальная мебель - красиво. «Покруче обустроено, чем у нас», - шепчу Шамраю. Тот в ответ, громко, чтобы слышали и казахи: «У нас будет лучше. Совсем скоро!». Представители братского народа улыбаются на это недоверчиво и как-то загадочно...

Свои впечатления от поездки на границу попросил прокомментировать начальника пограничной комендатуры «Карасук» Ивана Озеряника.

- Кто те ребята, что стоят на границе?

- Сто процентов - только контрактники. Из местных. За плечами у них обязательно должна быть срочная служба в погранвойсках, ВС или МВД. У меня отбор жесткий: проверяется общеобразовательный уровень, физподготовка. Прежде чем разговаривать об условиях контракта, мы первым делом идем с кандидатом на стадион: кросс, турник и только после этого продолжаем или заканчиваем переговоры...

Пограничный отряд приступил к охране государственной границы в 2000 году. Встали мы здесь надолго и основательно. Организационный период закончился, все подразделения укомплектованы и обучены: главное теперь, собственно, - охрана границы. Пока она никак не обустроена, контрольно-следовой полосы нет и, наверное, не будет. Связь плохая, не хватает транспорта, душат жесткие лимиты на ГСМ. Нужно возвести хотя бы наблюдательные вышки. Более того, координаты линии границы еще даже не уточнены и не обозначены. Уже два года работает комплексная группа, которая совместно с казахскими специалистами занимается уточнением границ. Начали они с Волгоградской области, сейчас работают в Омской, скоро должны прийти к нам...

Обстановка сложная. Собственно такими проблемами, как контрабанда, провоз наркотиков, незаконная миграция, проникновение преступных группировок, и было вызвано решение об укреплении границы. В этом году наркотиков, правда, не было. Но это не повод расслабляться: значит или хорошо прячут, или плохо ищем. А задержания в приграничной полосе происходят ежедневно...

- Но граница настолько прозрачна, мягко говоря, что любой грибник или ягодник может стать нарушителем?

- Местные жители не лезут к границе. Это стало следствием определенной работы с населением, в частности, через СМИ. Попадаются мелкие воришки из Казахстана, коммерсанты, везущие небольшие партии товара мимо таможенных постов. Их наши дозоры и задерживают - штрафуем, направляем на таможню или обратно в Казахстан...

Вот такая она - граница. Лукавая, потому что назвать ее серьезной границей можно лишь условно. Через болота и перелески проходят сотни дорог и троп. В приграничном Казахстане валятся хозяйства - это всеобщее убеждение наших служащих и местных жителей. От того и необработанные поля - идеальная колыбель для саранчи, от того и вал стройматериалов, запчастей с разобранной сельхозтехники, продаваемых по дешевке. Все чаще за таким «товаром» прослеживается рука не предпринимателя или обычного селянина, а предприимчивого чиновника.

В такой «прозрачной» ситуации надо ли говорить, что наркотики или оружие пока могут быть без особых сложностей переправлены в Россию? Это понимают все - и пограничники, и таможенники, и милиция, и ФСБ. Неприятно удивило, что одни начальники говорили о совместных дружных действиях всех этих служб, а другие - о нескоординированности, превалировании ведомственных интересов.

P.S. 27 июня на трассе Карасук-Новосибирск в Кочковском районе задержана большая партия обуви китайского производства. Машина нелегально пересекла границу, и ее «вели» сотрудники оперативно-правового отдела Карасукского таможенного поста. О работе таможни в приграничье «ВН» расскажет в одном из следующих номеров.

Резонанс
Новости
13.11.2018 ЖКХ. ДОМ
Новым руководителем «Сибирской генерирующей компании» (СГК) назначен Степан Солженицын – сын писателя, диссидента и лауреата Нобелевской премии Александра Солженицына. Он сменит на посту генерального директора Михаила Кузнецова, сообщает официальный сайт СГК.

Вместо диалога - конфликт, вместо интервью - силовые действия. Корреспонденты ОТС работали в пятницу, 9 ноября, над репортажем об отсутствии отопления в одном из многоквартирных домов в селе Верх-Тула. Люди там три недели мерзли, столбик термометра в квартирах не поднимался выше 14 градусов. Но, видимо, неудобные вопросы коммунальщикам не понравились.
Питание – это фундамент, на котором строится все лечение, уверены в госпитале ветеранов войн №3. С момента, как медучреждение возглавила главный диетолог Новосибирской области, здесь не только оздоравливают, но и вырабатывают правильные пищевые привычки.
Финальную тройку претендентов на то, чтобы его именем назвали аэропорт Толмачево, назвали в Новосибирске. Основателя Сибирского отделения АН СССР Михаила Лаврентьева в шорт-листе не оказалось.

Два крупногабаритных транспортных средства не поделили дорогу утром 13 ноября в центре Новосибирска. Автобус маршрута №18 протаранил попутный троллейбус №5.
Открутив от костыля ручку, в которую был вмонтирован клинок, мужчина накинулся на сотрудника Росгвардии. Так он попытался избежать ответственности за распитие в магазине неоплаченного алкоголя.