Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Батюшка во флотском экипаже

26.07.2002
28 июля - День Военно-морского флота. Праздник вроде бы сугубо военный, но, как ни странно, Церковь к нему имеет непосредственное отношение, так как до революции существовал не только Военно-морской флот, но и Военно-морское духовенство.

Капитан и священник покидали
тонущий корабль последними

 28 июля - День Военно-морского флота. Праздник вроде бы сугубо военный, но, как ни странно, Церковь к нему имеет непосредственное отношение, так как до революции существовал не только Военно-морской флот, но и Военно-морское духовенство. Начало института флотского духовенства относится к тем же годам, что и начало самого российского Военно-морского флота - времени царствования Петра Первого. В апреле 1717 года высочайшим повелением государя надлежало «в Российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников». С этого указа и начинается история Военно-морского духовенства.

Первыми священниками на кораблях были представители белого (женатого) духовенства, направляемые в Прибалтийский край по разнарядке из разных епархий. Однако суровая служба в суровом краю оказалась под силу немногим. Кроме того, участие в «мирской затее», а именно так многим духовенством в то время воспринималось учреждение флота, считалось делом чуть ли не греховным. В любом случае, отрыв от привычного места и семьи на несколько месяцев плавания вряд ли был кому по душе. Неудачи с вызовом на флотскую службу священников из разных епархий побудили правительство привлекать для окормления флота монашествующих. На долгие годы привилегия поставлять священников на флот закрепилась за Александро-Невской лаврой. Старшим над всеми флотскими иеромонахами (монахами, имеющими священнический сан) назначался обер-иеромонах.

В пастырские обязанности флотского священства входило духовное окормление офицеров и матросов в периоды плавания, особенное внимание уделялось помощи больным и умирающим. Умирало же в походах немало. В таких случаях священник был обязан напутствовать умирающего причастием запасных Святых Даров и отпеть покойного по церковному уставу. Тело умершего, обернутое в саван, с привязанным грузом опускалось в морскую пучину. С этого места набиралась фляжка морской воды, и по прибытии в порт приписки священник совершал чин погребения парадной формы покойного вместе с этой фляжкой. Место захоронения фляги и одежды считалось местом погребения умершего моряка. К сожалению, работа среди грубой флотской среды накладывала на священников и другие обязанности. Так нередко приходилось им напутствовать в мир иной преступников, совершивших убийство во время плавания. В этом случае убийцу привязывали к убитому и погребали в морской пучине живого и мертвого. Не менее жестоки были наказания и за другие преступления. Так, если кто из моряков ударил товарища ножом, то рука его «к маште ножем же прибита та будет, дондеже сам у себя оную прорежет». Смягчить нравы моряков, среди которых было немало бывших преступников, являлось одной из причин создания института флотского духовенства.

После окончания летней навигации флотские иеромонахи на зимний период возвращались в свои монастыри. На следующую навигацию их зачастую направляли уже на другие корабли, что тяжело воспринималось священством, свыкшимся за время нелегких плаваний с командой. Поэтому некоторые иеромонахи стремились остаться на флоте и в зимний период, прикомандировываясь к какому-нибудь госпиталю или корабельному двору, что вызывало неудовольствие у церковного начальства. Так, в архивах Балтийского флота сохранилась жалоба наместника Александро-Невской лавры Иллариона на обер-иеромонаха Стефана (Прибыловича): «В Невский еще не прибыл, и я слышал, что не вельми и желает».

Постепенно присутствие на кораблях священников стало делом обычным, что не могло сказаться на улучшении микроклимата в матросской среде. Морская служба в прежние времена была наиболее экстремальной. Постоянная близость смерти даже в мирное время способствовала религиозности моряков. В жестком распорядке дня корабля немалое место уделялось времени для общественной молитвы - обязательные молебны утром и вечером, праздничные службы в церковные праздники и воскресные дни. Время молитвы считалось настолько важным, что в соответствии с морским уставом прибывающее на корабль во время общественной молитвы начальство предупреждалось специальным звуком рожка о том, что на корабле совершается молитва. Это означало, что начальству, независимо от ранга, положенной торжественной встречи оказано не будет, а примет их лишь дневальный как рядовых посетителей. Дневальными обычно в таких случаях были либо татары, либо евреи. К религиозным чувствам иноверцев на царском флоте относились уважительно. Мусульмане освобождались от работ для своих молитв в пятницу, а иудеи - в субботу.

Но все российские моряки, независимо от веры и национальности, являлись истинными сынами своего Отечества. История российского флота хранит множество примеров героизма, проявленного матросами ради спасения Родины и чести. И немало в героической истории флота страниц, посвященных мужеству флотского духовенства. Судовые священники проявляли в боевых действиях чудеса героизма, помогая раненым, напутствуя умирающих, с крестом в руке поднимая в бой моряков, сражающихся на суше. Известно немало случаев, когда священники покидали тонущие корабли последними вместе с капитанами. Иногда гибли они и вместе с кораблем. Так, 29 октября 1914 года недалеко от Севастополя огнем немецкого крейсера был поврежден минный заградитель «Прут». Чтобы не достаться врагу, капитаном был дан приказ открыть кингстоны и подорвать днище корабля. Отплывая от гибнущего корабля, уцелевшие моряки увидели на горящей палубе священника в полном облачении. Восьмидесятилетний иеромонах Антоний, много лет проплавающий на российских кораблях, не пожелал покинуть смертельно раненых моряков на гибнущем корабле и сам погиб с крестом в руках, до последней минуты благословляя свою паству.

Заградитель «Спрут» повторил подвиг крейсера «Варяг», песня про которого была популярна не только в царской России, но и в Советском Союзе. Но вряд ли кто из поющих и слушающих эту песню в советские времена знал, что знамя российского флота - Андреевский стяг, вьющийся над гибнущим «Варягом», посвящен апостолу Андрею Первозванному. Буква «Х» на Андреевском флаге означает форму креста, на котором по церковному преданию был распят апостол Андрей. И недаром первый корабль-церковь, основанный в Новосибирске несколько лет назад, был назван «Андреем Первозванным».

В настоящее время возрождаются многие забытые и порушенные традиции. Так недавно, по сообщению агентства InfoNews, корабли «Федор Ольшанский» ВМС Украины и «Цезарь Куников» ВМФ России, вышедшие из Севастополя, отправились в крестный морской поход. На борту судов находятся мощи святого праведного воина Федора Ушакова и чудотворная икона Божьей Матери из киевского Свято-Введенского монастыря. Святыни сопровождают монахи Киево-Печерской лавры, священнослужители, паломники из Украины и России. Участники крестного похода побывают в Херсоне, Николаеве, Очакове, Одессе, на острове Змеиный, в Варне, Новороссийске, Керчи и в начале августа возвратятся в Севастополь. А в Санкт-Петербурге заново отстраивается разрушенный в 1932 году православный храм-памятник, посвященный погибшим в сражениях российским морякам, - Спас-на-Водах. Правда, воссоздать его в первозданном виде средств не хватает, поэтому восстанавливать его будут в виде часовни. Возрождение уничтоженного храма предполагается закончить к 300-летию Санкт-Петербурга. Здесь вновь будут отпевать и совершать панихиды по погибшим морякам, поминать всех моряков, служивших на российском флоте и отдавших жизнь за свое Отечество. Будут поминать здесь и священников, которые совместно с моряками несли тяготы морской службы, так как были безраздельно преданы и Богу, и флоту.

Подготовил Валерий МЕЛЬНИКОВ
Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
9 баллов: город стоит в пробках. Автомобилисты Новосибирска негодуют – пятничный вечер испорчен. Много аварий. Только на Большевистской улице произошло четыре ДТП. Красный проспект превратился в гигантскую пробку от площади Калинина до ул. Фабричной.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.