Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Юрий Шиллер: неюбилейное

08.08.2002
В день своего юбилея режиссер-кинодокументалист Юрий Шиллер (заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии и «получатель» большого числа призов на отечественных и международных фестивалях) будет на съемках своего нового фильма в Карасуке.О себе он говорить не очень любит. Как-то на одной из встреч с журналистами, когда начали расспрашивать о кино, заявил: «Ребята, смешно вообще на эту тему разговаривать. Кино, которое мы делаем - это кино-призрак. Оно не призрак для «них» - для Польши, Германии... Они нас видят. А для граждан города Новосибирска этого кино не существует... Его нигде не показывают...»

 В день своего юбилея режиссер-кинодокументалист Юрий Шиллер (заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии и «получатель» большого числа призов на отечественных и международных фестивалях) будет на съемках своего нового фильма в Карасуке. Соберутся с ребятами в номере районной гостиницы, отметят тихо в узком кругу...

Так получилось, что личный юбилей Юрия Шиллера совпал с 45-летием ГТРК, в структуре которого он проработал более 20 лет. И разговор наш на добрую половину был о телевидении.

О себе он говорить не очень любит. Как-то на одной из встреч с журналистами, когда начали расспрашивать о кино, заявил: «Ребята, смешно вообще на эту тему разговаривать. Кино, которое мы делаем - это кино-призрак. Оно не призрак для «них» - для Польши, Германии... Они нас видят. А для граждан города Новосибирска этого кино не существует. Формально кино есть - мы его делаем, но фактически его для города нет. Его нигде не показывают...»

И все-таки о кино-призраке мы тоже поговорили.

«Русская школа кино уникальна,
и она может исчезнуть, если ее додавят...»

 - По большому счету, документальное кино существует сейчас в четырех городах, - говорит режиссер, - Москва, Питер, Екатеринбург и Новосибирск. В мире наше кино постоянно берет призы. Нам подражают, нам завидуют. Все остальное кино в мире, которое делается, делается преимущественно как кино информационное. Это то, чем занимается телевидение - рассказ о явлениях, кино просветительское, научное, фильмы о животных. Но есть уникальная отечественная кинематографическая школа...

Уникальность отечественной школы прежде всего в умении делать фильмы о людях, где, как в кино художественном, человек живой и настоящий. Это даже не документальное кино в его традиционном понимании - не случайно идут постоянные дискуссии о терминах - «документальное», «неигровое», «авторское». Делается такое кино как художественное, с той же образной системой, тем же поэтическим языком, только вместо актеров - живые люди...

Вопрос о состоянии сегодняшнего документального кино, считает Юрий Шиллер, надо рассматривать в двух ипостасях.

- В творческом плане - все хорошо. Вопреки всему делается много интересного, подрастает интересная молодежь. Последние фестивали в Рязани («Золотой витязь») и в Петербурге («Послание к человеку»), где довелось побывать, доказали, что с преемственностью у нас все нормально. И той бесовщины, которая существует в мировом кинематографе, я в кино молодых тоже не замечаю...

Но картины, говорит режиссер, делаются именно вопреки, а система, которая существует, создана, чтобы документальное кино убивать.

- Все стараются переводить на коммерческие рельсы, а документальное и игровое кино только творчески схожи, а в плане финансовом находятся в совершенно различном положении.

Коммерческим, уверен он, может быть лишь часть документального кино. Остальное кино обязательно должно или спонсироваться, или подпитываться государством.

- Игровая картина делается с расчетом, что будет идти в громадных кинотеатрах, просматриваться огромной аудиторией. А документальное кино - оно ведь тихое, оно может идти в каких-то клубах, могло идти в кинотеатрах - теперь не может, основная его аудитория - телевидение, экран.

Кино-призрак

 Рассуждать о просмотрах в клубах, кинотеатрах или на широком телевизионном экране сегодня можно только гипотетически. Специальных клубов в городе нет. О кинотеатрах речь не идет, поскольку система проката разделена с производством и отделена от государства, а среди владельцев кинозалов поклонников этого кино, увы, нет. Что же касается телевидения...

- Ситуация, которая сложилась в нашем городе, - нонсенс, и она полностью дублирует общероссийскую, - говорит Шиллер. - Нас тут 1,5 миллиона - цельное образование, многих в городе знаем... Но появился киножурнал «Сибирь на экране», появился документальный фильм (мы в год всего делаем 3-4 картины на нашей студии, по одному фильму в год на режиссера, а режиссеров, активно работающих, по пальцам перечесть можно) - и ни одна из наших картин, ни по одному каналу у нас не показывается и, я думаю, показываться не будет...

Переговоры с телевидением, считает кинорежиссер, вести бессмысленно.

- Мы находимся в разной системе координат. Если начинаешь говорить: «патриотизм», «город» - этого не слышат, этого не могут понять. Начинают объяснять тебе - есть рынок, все остальное - лирика. Мы живем в разных измерениях. Жутчайшие вещи - мы не соприкасаемся, и никто не может эту ситуацию переломить. Нет законов, заставляющих частного владельца канала показывать картину. Ну не хочет он! Или канал не подчиняется местным властям, а подчиняется напрямую Москве...

Реально на сегодняшний день есть два пути проката - продажа телевизионному каналу за рубеж или продажа каналу «Культура». Последний берет практически все наши картины по 500 долларов за 30-минутный фильм. Для студии с учетом изготовления копии и отсылки - доход небольшой. Бывает, что и выигрыша нет никакого (провинциальные студии держатся в кабальных условиях, москвичам платят на порядок больше). Но в нашем случае, как говорится, не до капризов - или лежать картина будет, или зрительскую аудиторию получит и хоть какие-то деньги. Это опять же к вопросу о невозможности существования без государственных дотаций...

Кто решил, удивляется Шиллер, что документальное кино нерейтинговое (обычный довод владельцев и руководителей каналов)? Кто этот рейтинг определяет? С людьми разговариваешь - они этого хотят, а то, что им показывают, не хотят. Сам он тоже не поклонник сегодняшнего ТВ.

«Что с телевидением произошло - это грустно»

 - Телевидение отдельная тема. С российским телевидением произошло - ладно, но есть еще мы... Что такое было ТВ для города? Это был диктор, которого любили и к которому привыкли, это было очень важно - визитная карточка города... Сегодня своего диктора нет - почти все одинаковые, как из инкубатора. Зритель к ним привыкнуть не успевает (ГТРК, правда, несколько отличается). И манера общения не домашняя - раньше диктор с тобой по-человечески разговаривал, сейчас это исчезает куда-то. Они считают, что придумывают какие-то новые форматы, только непонятно, на кого эти форматы рассчитаны и кому они нужны... Я так думаю, на телевидении все должно делаться для человека, находящегося по ту сторону экрана, - для меня, сидящего в квартире. А я смотрю и понимаю, что это не для меня... Телевидение перестало быть родным для города.

Единственные два канала, которые его еще занимают, - это «Культура» и АРТ (23 канал).

- Интеллигенция вся ушла на эти дециметры. Метровые каналы - это же просто невозможно смотреть, это полный привет. Ну представьте, чтобы Олег Янковский или Кирилл Лавров, к примеру, сидели и смотрели «За стеклом» или какую-нибудь «Алчность»... Тем не менее эти передачи заполнили эфир. Они, конечно, рейтинговые, потому что связаны с азартом. Человек непроизвольно, сидя у экрана, начинает в эту игру вовлекаться. Идет то же самое, что в казино. А подумать, что это несет, какой это урон наносит - рядом мальчишки подрастают, у них ничего святого нет вокруг...

В этом смысле, считает режиссер, роль документального кино важна, как никогда. Оно как литература XIX века - позитивно, учит думать, с моральными проблемами, с воспитательными моментами...

- Очень важно такое кино давать именно по первым каналам, по первым программам. Надо помогать, чтобы оно оставалось именно в России, потому что мы особая страна, мы все живем на чувствах, очень горячие, идем до конца - еще Достоевский об этом говорил - и в хорошем и в плохом. Если попадет бес какой, то мы в этом бесовстве страшнее, чем европеец, будем, у нас же все через край перехлестывает...

Что касается провинциальных каналов, то, считает Шиллер, в каких-то вещах провинция никогда не достигнет уровня столиц, но в чем-то она может быть впереди.

- Сидят тут несколько кинодокументалистов - знают себе цену. Знают, что того, что они делают, не делается ни в Москве, ни в Питере. Мы идем своим путем - так и ТВ провинциальное должно иметь свой путь.

«Жить все же хорошо, несмотря ни на что»

 О настроении своего будущего фильма (рабочее название «Провинциалы»), который они едут снимать (точнее, доснимать) с оператором Игорем Тирским, Шиллер говорит: «Хотелось бы, чтобы настроение его было светлым»:

- Мы все картины делаем с ощущением, что жить все же на свете хорошо, несмотря ни на что, и если бы мы сами не гадили эту жизнь, то она вообще была бы прекрасна.

Тему фильма, говорит режиссер, пока определить трудно - «простая жизнь простых людей». Есть концепция, а дальше - живой материал «выведет». Он вообще не любит жестких конструкций - мешают импровизировать. Конструкция должна быть не железной, а зыбкой, как сама жизнь, чтобы все интересное могло в нее беспрепятственно входить...

- Сценарий - от фонаря. А живая жизнь может сюда, может туда утащить, может злую шутку сыграть с тобой. Бывает, не туда пошел - не очень интересно получается. Все связано с риском...

Люди, говорит режиссер, к съемкам относятся по-разному, но подход можно найти к каждому. Интересные люди не всегда открыты. Иногда приезжаешь, чувствуешь, что человек интересен, но общаться он не расположен. Так было с его последним фильмом «Живи и радуйся», получившим, кстати, в этом году главный приз на фестивале «Золотой витязь».

Снимали человека, строившего церковь в Сузуне. Тот поначалу принял киношников жестко. Не выгонял - человек он достаточно вежливый, но дал понять, что сниматься не будет: журналистика - от лукавого, а он человек очень верующий.

- У нас неделя ушла, - вспоминает режиссер, - мы к нему не лезли, а просто снимали, как он работает (сказал, можете снимать, как скрытой камерой, но помогать ни в чем не буду). Потом постепенно завязались разговоры, возник диалог, он постепенно отогревался... Когда уезжали со съемок, извинялся: «Простите, ребята, что я вот так. Понимаю, что обидел вас...»

Фильм получился замечательный. В нем два персонажа - богоискатель и весельчак-гармонист, играющий на площади на электробаяне, радующий народ мелодиями ретро. Оба очень разные и по-своему колоритные. «Оба добрые и хорошие», - как определяет Юрий Шиллер. И сам фильм по настроению светлый, с узнаваемой шиллеровской интонацией. Впрочем, тем, кто смотрел хотя бы один его фильм, объяснять, что такое шиллеровская интонация или шиллеровское настроение - не надо, все узнаваемо с первых кадров...

***

В конце лета он вернется со съмок. Сядет за монтажный стол, начнет гонять пленку... Просматривать на десятки раз отснятый материал - складывать и рассыпать эпизоды, как кубики... Постепенно зазвучит мелодия, все выстроится, определится...

Друзья-киношники будут, по обыкновению, шутить, что только придурки у нас сегодня еще документальное кино снимать могут. Раньше шутили: «Хорошо в кино работать: занимаешься любимым делом, безумно нравится, да еще и деньги тебе за это платят». Теперь денег не платят или «платят так, что сдохнуть». Но дело тут ни при чем - оно от этого менее любимым не стало... И опять же, как сказал Жванецкий: «Спасибо за то, благодаря чему мы, несмотря ни на что...»

- Жить можно, - улыбается Юрий Шиллер.



Резонанс
Новости
Продюсер Максим Фадеев, солистка группы «Серебро» Ольга Серябкина, актер Андрей Мерзликин, писательница Дарья Донцова, чемпион мира по боксу Сергей Ковалев и другие дарят свои книги скромной библиотеке в Новосибирске.

Работники дошкольного образования отмечают профессиональный праздник 27 сентября. Воспитатели детсадов грезят о сертификатах в «Икею», горшочных растениях и кулинарных книгах, а родители малышей дарят банальные цветы, конфеты и чайные сервизы. VN.ru научит, как поздравить педагогов в мессенджерах, и что дарить лично.
25.09.2018
Министерство здравоохранения Новосибирской области планирует защитить от гриппа более 53% жителей региона: нужные для вакцинации препараты уже поступили в медицинские учреждения. До 1 ноября любой желающий может обратиться в поликлинику за прививкой, нужно лишь взять у терапевта или педиатра заключение о том, что состояние здоровья позволяет пройти вакцинацию.
Пропавшего рыбака продолжают искать в Сузунском районе Новосибирской области. Это не единственный потерявшийся – на днях здесь разыскивали ушедших по грибы троих жителей.
Новую школу в новосибирском микрорайоне «Чистая Слобода» сдадут до начала календарной зимы. Уже готова коробка, строители начали отделочные работы внутри. Будущие классы уже сформированы. Ход работ накануне оценила экспертная комиссия.
Исчезла еще одна бесплатная парковка в центре Новосибирска – около сквера на ул. Орджоникидзе (перекресток с ул. Советской). На ее месте мэрия обустраивает платную парковку на 40 машино-мест, которая начнет работать в тестовом режиме с 30 сентября.